Val

rus_turk


Русский Туркестан. История, люди, нравы.


Previous Entry Поделиться Next Entry
Кавказ и Туркестан на Политехнической выставке 1872 года (2/2)
Врщ1
rus_turk
В. Иверсен. Отчет о поездке на Московскую политехническую выставку // Труды Императорского Вольного экономического общества. 1873. Т. 1.

НАЧАЛО

Москва, Кремль. Павильон Политехнической выставки. 1872

Последний из увиденных нами отделов — отдел туркестанский — помещался в большом павильоне, который уже по своей внешности указывал на цель всего здания и переносил посетителя мысленно в Среднюю Азию. Павильон представлял собою копию с большой магометанской школы Ширдар в Самаркаде, происхождение которой относится к XVII столетию, и которая принадлежит к числу наилучше сохранившихся памятников Самарканда. Расписанное снаружи светло-голубою и красною краскою в виде мозаики в восточном вкусе, это здание уже на первый взгляд резко отличалось от всех других построек выставки. Внутри здания была сохранена та же характеристичность и архитектура сартовских домов.

Войдя в фасад чрез левую дверь, мы встретили обычный у сартов портик или галерею, окружающую двор или садик, который здесь быль засажен туркестанскими садовыми и дикими растениями.

Обозревая коллекции естественных произведений Туркестана в сыром и обработанном виде, мы убедились, что Туркестанский край щедро наделен всякого рода естественными продуктами, которые были расставлены на выставке систематичнее, чем в каком-либо другом из естественноисторических отделов, но что обработка сырых произведений, конечно, там только ручная, стоит на несравненно низшей степени развития, чем на Кавказе, да и вся внешняя обстановка Туркестана, как дышащая несравненно большею дикостью и первобытностью, доказывает, что роскошным естественным произведениям страны предстоит гораздо дольше остаться неразработанными, чем на Кавказе.

Судя по выставленным коллекциям и картам, Туркестанский край богат железною, медною и свинцовою рудами, бирюзой, каменной солью, графитом, каменным углем и даже торфом, разработка которого, при безлесности страны, вероятно, разовьется там несравненно скорее, чем во многих других частях России.

Легкая супесчаная жирная почва и теплый климат Туркестана вызывают роскошную и чрезвычайно своеобразную растительность, о которой можно было судить по весьма обстоятельно и картинно составленным гербариям местной флоры. Один из таких гербариев состоял из характерных растений Кызылкума, другой — из трав глинистых степей и культурного пояса, третий — из растений приречной полосы, четвертый — знакомит с местными кустарниками и деревьями, пятый — с растительностью альпийской области, шестой — с особенно изящными растениями Туркестана, седьмой — с садовыми растениями. Перечислять здесь особенно замечательные в каком-либо отношении растения туркестанской флоры было бы утомительно, и потому ограничусь лишь одним общим замечанием, что туркестанская флора представляет собою весьма много растений новых и для науки, и для практичной жизни.

О возделываемых растениях из семейства злаков и о кормовых травах, разводимых на придарьинских лугах, а равно и о роскошном росте и степени их урожайности можно было судить по красивой группе из снопов всех растений, возделываемых в Туркестане, и по коллекции их семян. Гигантские: пшеница, ячмень, просо, рис, кукуруза, горох, сорго, люцерна, далее — масличные и прядильные растения — кунжут, сафлор, лен, конопля, мак, подсолнечник — свидетельствуют как о сильной почве, так и о тех громадных выгодах, которые возможно получить от земледелия при соответственной культуре, с помощью неизбежного орошения почвы. Кроме перечисленных хлебных, масличных и прядильных растений, мы видели тут не менее прекрасные образцы табака, семян лука, моркови, свеклы, репы, огурцов, красный перец, дыни, канталупы, тыквы, хлопчатник, марену, тыквы горлянки и мочальные, кендырь, опиум (мак) и др. медицинские растения.

Дендрологическим собранием из обрубков дикорастущих и культивируемых в крае деревьев и кустарников, из коих некоторые замечательны быстрым ростом и своею толщиною, как, напр., вяз 25 лет в 2½ фута в поперечнике, и группою живых растений местной флоры в садике при входе в отдел, где особенно замечателен сумбул, доставлявшей пахнущий мускусом корень (Euryangium sumbul Kauffman) — заканчивались ботанические собрания отдела.

Роскошной и своебразной растительности края соответствует и весьма роскошная и разнообразная фауна, представляющая также весьма много нового и чрезвычайно интересного. Для помещения полной коллекции животных Туркестанского края потребовалось бы слишком много места, и потому на выставке были лишь наиболее замечательные представители местной фауны, между которыми нельзя было не заметить суслика (в спирту), как единственный экземпляр на всей выставке, тигра, дикобраза, горного барана, кабана, особые виды зайца (Lepus lehmanni) и сурка (Arctomys longicaudatus), горных козлов, о разнообразии которых можно было судить только по рогам, воронообразную птицу Podoces padneri, водящуюся исключительно в Кызылкуме, монгольского фазана, степных куропаток (Pterocles), ремеза (Aegytholus) — из степей; нового громадного грифа (Gyps nivicola), изображенного в группе на скале, нового кулика и гуся, горных куропаток, разные новые виды конусоклювых пташек — из гористых местностей; 21 вид ящериц, из которых одна (Psammosaurus) поражает своею величиною — почти до 2½ фут; 6 видов ядовитых и безвредных змей, черепаху, 3 вида лягушек, из которых одна хвостатая представляет собою новый вид (Ranodon sibiricus), установленный Кесслером, и несколько чрезвычайно интересных рыб из семейств карповых и осетровых; между последними новый род Scaphyrhynchus, установленный очень недавно также проф. Кесслером.


Кумай — Gyps nivicola Severtzov (рис. Н. А. Северцова)

Из коллекций беспозвоночных заслуживали внимания: коллекции насекомых с саранчой, богомолами (Mantis), фазмой, термитами и многими новыми видами различных отрядов; собрание пауков с скорпионами, тарантулами, фалангою, верблюжьим клещом; коллекция тысяченожек, некоторых ракообразных и червей, как свободно живущих (пиявка), так и внутренностных. Между последними особенно интересно было собрание паразитов домашних животных (лошади, коровы, овцы, козы, верблюда, свиньи, собаки, кошки и курицы) и человека. Из человеческих паразитов было весьма поучительно видеть пучок засушенной ришты, подкожной глисты (Filaria medinensis), собранный в течение лета одним из практикующих в Бухаре по части извлечения из-под кожи этих глистов цирюльников, и таблицу, изображавшую историю развития этого паразита. Зародыши ришты (или струнца) живут в воде, сначала свободно, потом в маленьких водяных рачках (циклопах), вместе с которыми попадают (с питьем) в человека, обнаруживаясь, на следующее лето, у него под кожей и обусловливая появление на ней нарывных опухолей. Бухарские цирюльники умеют захватить глисту за головку и осторожно смотать ее из-под кожи на палочку.

Фаунистические коллекции края заканчиваются собранием сухопутных и водяных слизняков, сохраненных по б. ч. в спирту.

Между зоологическими коллекциями мы заметили еще собрание местных охотничьих снарядов, как то: ружье первобытной формы, с глиняною формою для отливки пуль, силки для лова перепелов и уток, лучок для фазанов, сети для куропаток, удочки, насест, путы, ошейник и колпачки, как принадлежности существующей в крае ястребиной и соколиной охоты, и рисунок, изображающий весьма оригинальный способ охоты на перепелов, заключающийся в том, что охотник, прикрепив себе к спине на палке, выше головы, свой зипун с распростертыми рукавами и держа перед лицом сетчатый сачок, представляет из себя беркута. Бегая по полю, он до того запугивает перепелок, что без особенного труда покрывает их сачком.

Нельзя обойти молчанием, что на выставке было еще собрание скелетов, черепов, мозга и фотографии типических представителей таджиков, киргизов, узбеков, сартов и др. племен, населяющих край, а равно и помесей между таджиками и тюркскими народами. Подобная коллекция, имеющая специальный интерес, была единственным антропологическим собранием на всей выставке.

Переходя, затем, к сельскохозяйственному отделению выставки туркестанского отдела, я позволю себе не останавливаться более на образцах местных почв и культурных растений, о которых уже было сказано выше, и обращу внимание еще только на земледельческие орудия, виденные мною, в моделях, на выставке, и на приемах земледелия, заимствуя описание таковых из рассказа нашего демонстратора.

Все земледельческие орудия, употребляемые в Туркестане, как то: плуг, мотыга, серп, вилы, вьючные мешки, соха, борона и грохот — суть первобытные снаряды этого рода, не имеющие и тени какого-либо усовершенствования.

Сущность туркестанского земледелия заключается, однако же, не в разрыхлении почвы, которая вообще довольно рыхла, а в ее орошении. На землях, не приспособленных к искусственному орошению, возделываются только яровые хлеба, пшеница и ячмень; все же другие, перечисленные выше, растения требуют искусственного орошения. При этом, рисовое поле почти до самой жатвы должно быть совсем покрыто водою, на посевы люцерны вода напускается 3—4 раза в лето, на несколько часов в каждый, наконец, по полям с дынями, арбузами и проч. вода распределяется по канавкам между рядами растений.

Господствующею системою земледелия является в крае трехпольная с паром. В течение долгого лета удается часто снимать с озимого поля по две жатвы. Для этого, по уборке озими, немедленно снова обрабатывают поле и засевают бобами, просом, морковью, кунжутом, маком или чечевицей. Таким образом, севооборот, которого держатся местные хозяева, следующий: 1) пар, 2) озимь со вторыми посевами и 3) ярь. При этом каждое поле дает один урожай озими и два урожая яри, прежде чем останется в пару.

В озимом поле возделывают сперва пшеницу и ячмень.

Большую часть ярового поля занимают рис и сорго, хлопчатник и лен; только небольшая часть его занимается под дыни, арбузы, тыквы, лук и отчасти морковь. Не всякий хозяин возделывает непременно все из перечисленных выше второстепенных растений ярового поля, но посевы риса, сорго и хлопчатника неизбежны у каждого. По снятии яровых посевов, поле остается в чистом пару, и только весьма редко случается, что с части его берут урожай бобов (Phaseolus tubulosus), называемых в крае маща.

Упуская, затем, некоторые мелочные коллекции отдела, каковы, напр., образцы лучшего туркестанского опиума, гашиша, добываемого из листьев конопли, и др. наркотических веществ, модели толчеи для соли, мельницы для приготовления муки, кирпичеобжигательной печи и кирпичей — как имеющие интерес лишь в отношении полноты изучения описываемый местности, перехожу к беглому перечислению некоторых продуктов минерального, растительного и животного царств в их технической обработке и к ремеслам, наиболее развитым в Туркестане. Перечисление их будет беглое, собственно, потому, что изделия Туркестанского края вообще далеко не совершенны, и по внешности своей вовсе не отвечают вкусу цивилизованной Европы; туркестанский ручной труд, повторяю, стоит гораздо ниже кавказского; доказательством тому служит и грубость туземной размотки шелка, для развития которого в стране имеются все данные, грубость и дурная окраска самих шелковых тканей и кож, грубость пряжи и разнообразных тканей из козьего пуху, овечьей и верблюжьей шерсти и изделий из конского волоса, каковы женские парики и сетки, а также и изделий из волокон кендыря, который должен будет в южной части Туркестана и на всех солончаках заменить, со временем, плохо удающиеся там коноплю и лен, но который в настоящее время пригоден на месте только для рыболовных сетей и веревок, и грубость хлопчатой бумаги, так успешно растущей в крае, и низкое качество писчей бумаги, представленной на выставке во всех моментах своей выделки, и мутность местного воска, сальных свечей, вин, водок, керосина и горного масла, растительных масл: сурепного, льняного, каперсового, орехового, подсолнечного, кунжутного, макового и проч. В кавказском отделе мы познакомились с подобными же продуктами несравненно более чистой и более тщательной обработки.

К ремесленным производствам, наиболее усовершенствованным в крае, должны быть отнесены: 1) ковровое производство; 2) вышиванье по сукну шелками, золотом, серебром и блестками; 3) камышевые изделия, получившие в крае, вследствие отсутствия лесов, весьма широкое применение к покрышке домов, изготовлению заборов и юрт, мешков для зерна и т. п., корзин, чубуков и разных мелких поделок; 4) изделия из мрамора и др. известняков; 5) изготовление пестрых и рельефных изразцов; 6) токарные и мозаичные деревянные изделия с металлической резьбой, изделия весьма тонкие и кропотливые; 7) изготовление оловянной, медной, латунной, чугунной и глиняной посуды и разной домашней утвари, своеобразной формы; 8) изготовление роскошного оружия, украшенного бирюзой и др. каменьями, попон, сбруи, ковров, обуви с украшениями из кованого серебра и золота, и, наконец, 9) изготовление досок для печатания рисунков на бумажных тканях.

О меховом производстве мы не можем сказать ничего положительного кроме того, что там в большом употреблении меха лисьи, волчьи, тигровые, пантеровые, россомаховые, хорьковые, куньи, барсучьи, кошачьи и др., имевшиеся на выставке в весьма ценных образцах. Между этими мехами особенно рельефно выдавался мех кашгарской козы по необыкновенной длине, нежности и тонине волоса; такие козы, однако, редки в Туркестане, что доказывает уже 40-рублевая цена меху; а что касается обыкновенных местных коз и овец, то они большею частью коричневого цвета и отличаются вообще грубостью шерсти, доказывая тем самым, какое широкое поле деятельности представляет богатый растительностью край для развития рационального овцеводства, как и вообще для всех отделов животноводства, сельскохозяйственных и технических производств.

В заключение обзора туркестанского отдела, нельзя не упомянуть, хотя вкратце, об этнографическом отделении его, которое было посвящено ознакомлению публики с типическими представителями туркестанского населения. Типы эти, представленные во весь рост и весьма удобно размещенные, представляли собою наиболее привлекательную для публики часть отдела. Здесь мы видели вооруженного киргиза с Сырдарьи, рабочего сарта, молодого сарта на осле, двух нищенствующих монахов и в то же время первейших шарлатанов края; далее мы встретили типы из Средней Азии, как то: сарта, индийца из Ташкента, афганца, перса, ташкентского еврея, девушку и женщину — сартянок в уличных костюмах c закрытыми лицами; киргизку в роскошнейшем, шитом золотом, костюме в первый год после замужества, навьюченных верблюдов, с сидящею на одном из них женщиною, земледельца верхом на воле, сарта-поливальщика, киргиза; далее был представлен базар с двумя рядами лавок и разных торговых заведений, из которых одно изображало внутренность цирюльни с бреющим голову цирюльником, другое — магазин готовых одежд, третье — чайную, где группа посетителей занята курением, ядением сластей, питием кофе и игрою в карты; четвертое — кухмистерскую с приготовителями неаппетитных пельменей и плов, пятое — мелочную лавочку со всякой всячиной, шестое — торговлю вышивными и шелковыми изделиями с живым вышивальщиком по сукну и размотчиком шелка на станке весьма несовершенного устройства.

Далее, около выхода из отдела, можно было познакомиться еще с внутренностью сартовских жилищ, где также были поставлены манекены женщин во весь рост — это, кажется, гарем — с игрушками туркестанских детей, с музыкальными инструментами и разною домашнею утварью, а в двух боковых комнатках были помещены: туркестанский военный отдел с манекеном пехотного солдата и собранием всех походных принадлежностей, и этнографические и некоторые другие, вообще очень неполные, коллекции из вновь присоединенного и еще весьма мало исследованного Кульджинского края.

Около павильона были раскинуты палатки для ознакомления с домашнею жизнью бедных и богатых киргизов и со способами устройства самих палаток.


  • 1
Очень интересно!!!
Спасибо!!!

Не за что.
Добавил рисунок грифа, сделанный Северцовым (тем самым, что застрелил Худайберген-батыра и попал в плен к коканцам). Видимо, именно этот рисунок и демонстрировался на выставке.
Кстати, Северцов описал, помимо грифа, и упомянутого автором отчета зайца (Lepus tolai lehmanni Severtsov) и еще кучу животных.

вот тебе и мелочь - гашиш. а могли б наладить экспорт в Европу и Китай, зажили б, как у Исы за пазухой.

Насчет Китая сомневаюсь.
Как считалось, самый лучший гашиш был из Яркенда, и на экспорт шло его много.

Интересное продолжение! А эти "типы из Средней Азии" были живьем представлены?

Далеко не все, конечно. Но вышивальщик по сукну был живой.

Понятно, я подумала, что могли и привезти живых, конечно!

Да, на некоторые выставки привозили и побольше.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account