Val

rus_turk


Русский Туркестан. История, люди, нравы.


Previous Entry Поделиться Next Entry
Завтрак с китайцем
TurkOff
rus_turk
А. К. Гейнс. Дневник 1865 года. Путешествие по Киргизским степям.

Дома [на Коксуйском пикете] нас ждал завтрак, на который мы пригласили китайского полковника, живущего здесь. Тут вообще много китайцев. По случаю восстания дунгеней, Кульджа отрезана от всех своих сообщений. В настоящем году дзян-дзюн Илийской провинции просил у генерала Колпаковского позволения проехать китайским чиновникам по нашей территории из Кульджи в Хобдо за жалованьем для войск. Колпаковский дозволил. Чиновники провезли благополучно в Кульджу около 150 пуд серебра на перекладных по нашей почтовой линии. С тех пор все сообщения с Чугучаком, Хобдо и Пекином производятся из Кульджи через нашу территорию. Но дунгени, узнав про этот путь сообщений, заперли Кульджу и со стороны запада. Оттого один из транспортов серебра в 150 пуд, шедший в последнее время из Хобдо в Кульджу, по необходимости остановился на Коксуйском выселке. Начальник транспорта са-галдай-Симбо (полковник Симбо) расположился с десятками двумя подчиненных ему китайцев сперва в юртах. Теперь он нанял у казаков квартиры.


В. В. Верещагин. Китаец. 1873

Итак, мы пригласили са-галдая на завтрак. Он явился в полной парадной форме, т. е. в форменной шляпе с синим шариком, прикрепленным бронзовыми схватами, и длинными соболиными хвостами и павлиньими перьями, висящими назад с этой шляпы. Он поклонился и подал нам руку. За ним вошли два китайца, из которых у одного был на шляпе медный шарик. Поговорив о разных общих предметах, расспросив у Гирса, кто полковники, кто капитан и кто секретарь, са-галдай показал что-то рукой китайцу с медным шариком. Тот принес ему трубку. Пустив из нее раз дым, са-галдай обтер рукою мундштук и передал Гирсу, а потом, пустив другую струю, передавал нам всем по порядку. Каждый из нас из приличия притворялся некоторое время, будто он курит, а потом передавал трубку галдаю. Мы разговаривали через двух переводчиков. Один из взошедших с галдаем китайцев говорил по-киргизски и передавал нашему переводчику слова галдая, а тот уже передавал нам.

Мы не могли добиться от галдая, кто такие дунгени. На каждый наш вопрос политического содержания он говорил только, что, пока русские не помогут, им не сладить с дунгенями, что русским стоит только явиться в самом незначительном количестве, и манджуры сейчас восстановят спокойствие.

Подали завтрак. Мы налили китайцу водки и выпили сами по рюмке. Галдай выпил, потом налил пивной стакан и, отпивши немного, подал его Гирсу. После того опять отпил немного и подал мне, и так далее. Мы опять притворялись, что пьем из предложенного нам стакана, хотя неопрятная манера китайцев пить заставляла нас быть осторожными. Принимаясь за еду, китаец вытащил нож, висящий сбоку, и две костяные палочки. Все это находилось в одних ножнах. Костяные палочки, сложенные вместе, служили ложкою, а порознь исправляли должность вилок. Галдай ел исправно и еще более исправно пил водку. Изредка он подавал нам куски мяса со своей тарелки. После первого блюда один из китайцев, гостящих при галдае, поставил на наш стол принесенное с квартиры Симбо блюдечко с изрезанным на нем мясом. Галдай совал нам поочередно свое блюдо. После второго нашего блюда китаец угощал нас другим блюдом (холодною свининою), опять-таки принесенным с его квартиры, и какою-то отвратительною приправою, напоминающей по цвету французскую горчицу. После нашего третьего блюда китайцы принесли грязные блинчики. Заметив, как жадно смотрели на графин водки два китайца, стоявшие около стула галдая, мы им налили по рюмке. Один из них, старший, выпил тут же, другой выпил в другой комнате — таков уж этикет. Блюда, поданные им, съедались тем же порядком, стоя. Галдай объявил, что его подчиненные не могут сесть в его присутствии.

После завтрака галдай оказался наполовину пьян. По нашей просьбе, он показал нам свой лук, стрелы, турку, седло, саблю. Про ружья он отозвался, что лук лучше ружья на близком расстоянии.

Мы отправились домой на Коксуйский пикет часа в два после обеда, одарив галдая разными безделушками.


  • 1
а "полковник" похоже не китаец, а скорее солон - из тунгусов, военных поселенцев Синцзяна, маньчжурского аналога казачества...

Да, тоже об этом подумал. Наверное, все же поставлю тег "маньчжурские народы", как хотел вначале... Пусть будет первая запись с этим тегом, скоро планирую побольше про них запостить...

Во-во, на Тараса Бульбу похож.

(Deleted comment)
Еще одна картинка. Тоже Верещагин, тоже Туркестан:


Китайский чиновник племени сибо. 1869—1870

Метка про маньчжуров вполне уместна, тем более что и сибо тоже маньчжуры. Ч. Валиханов их отлично описал: "Манджуры, сибо и солоны, высоки ростом, плечисты, сложены очень плотно и тонки в талии. Лицом они походят более на наших башкир, чем на китайцев".

Да, разумеется.

Китаец Верещагина колоритен!

Это точно! и это относится к большинству его портретов...

Очень интересно!
Спасибо!!!

  • 1
?

Log in

No account? Create an account