Val

rus_turk


Русский Туркестан. История, люди, нравы.


Previous Entry Поделиться Next Entry
Народы Илийского края (4/6): монголы восточные и западные
Врщ1
rus_turk
Д. Федоров, подполковник Генерального штаба. Опыт военно-статистического описания Илийского края. — Ташкент, 1903.

Другие части: 1. Китайцы (хань), 2. Маньчжуры, сибо, солоны, 3. Дунгане, 4. Монголы восточные и западные, 5. Уйгуры, казахи, 6. Население Кульджи и Россия.

Монголы, называемые мусульманами мугами или калмыками (калмаками, как здесь произносят), представляют остатки некогда могущественных государств и союзов, угрожавших Китаю. Искусная политика Китая и особенно распространение буддизма отвлекло всю энергию и деятельность этих народов в сферу религиозности, и мирные идеалы буддизма совершенно поглотили прежнюю их воинственность. Различными мероприятиями китайское правительство старается, воспользовавшись монголами как военной силой, постепенно нивелировать их с остальным населением, уничтожая их родовое устройство и вводя общее военно-административное.


В. В. Верещагин. Калмыцкий лама. 1869

В крае находятся следующие роды калмыков: чахары (или цахары), элюты (улюты, олёты), торгуты (тургуты, торгоуты) и хошоты.

Монголы, живущие в крае, вполне похожи друг на друга внешностью, образом жизни, нравами и обычаями, почему предварительно приводится общая их характеристика.

Калмыки Илийского края сохранили чистый монгольский тип: кожа смугло-темная, грубая. Череп угловатый, лоб плоский, закинутый назад. Наружные углы глаз выше внутренних, почему глазная щель узка, скулы выдающиеся, уши большие, оттопыренные, нос сплюснутый ко лбу, волосы черные жесткие, растительность на лице слабая. Руки длинные, сильные, ноги короткие, ступни малые, икры почти не развиты. Плотное, коренастое сложение, большею частью при среднем, а иногда и при большом росте. Но телосложению женщины похожи на мужчин.

Одежда состоит из халата, особого покроя, и белья из бумажной ткани, халат подпоясан ремнем или цветным бумажным поясом, на котором висят на ремешках или цепочках огниво и нож, а сзади за поясом втыкается трубка. Карманов у халата не делают, а мелкие вещи, носимые при себе, кладут за пазуху или голенища. В зимнее время носят нагольные тулупы или халаты; на ногах просторные сапоги с короткими голенищами. Зимою на ноги надевают предварительно войлочные чулки, выдающиеся из голенищ. На голове особая шапка из войлока конусообразной формы с кисточками и широкими, загнутыми кверху полями, обшитыми снаружи плисом у летних шапок и мехом у зимних. Мужчины носят косу; женщины заплетают волосы в несколько кос; в ушах носят сережки с различными привесками, на шее бусы, на руках браслеты и кольца, на рубашке на груди вышивки. Сверх халата женщины надевают особую безрукавку с утолщениями на плечах, вроде наплечников наших архиерейских певчих.

Калмыки страшно нечистоплотны, одежда грязна, сами не моются, живут в грязных маленьких юртах.

Пища калмыков состоит, преимущественно, из молочных продуктов и проса; при случае едят мясо, не брезгая падалью. Чай (кирпичный) варят в котле с молоком, салом и солью, подбавляя, если есть, жареное просо; так приготовленный чай является существенною пищею, если же его приготовляют как питье, то в чай, кроме молока, ничего не кладут. Пьют много водки, приготовляемой из проса (бузы), курят табак, иногда опиум.

По характеру калмыки ленивы во время досуга, но в рабочее время способны трудиться неустанно в течение долгого времени, беспечны и чрезвычайно миролюбивы. В то же время они добродушны, приветливы, в широкой степени гостеприимны и честны; вспыльчивы, но не злопамятны и не мстительны. Монголы упрямы, хотя и поддаются обаянию лести; им присущи также любопытство и словоохотливость; скорая речь монгола льется из его уст непрерывно, при чем высказывается много постороннего, к делу не идущего.

В умственном развитии народ стоит очень низко — грамотных почти нет.


В. В. Верещагин. Калмыцкая молельня. 1869—1870

Монголы ревностные буддисты, исповедующие особую форму его, распространенную в Тибете и Монголии и известную под именем ламаизма или желтой веры. Она признает своего главою далай-ламу в Лхассе; среди ее последователей особенно распространено монашество. В некоторых монастырях ламы предаются исключительно самосозерцанию, способствующему погружению в нирвану. Обычно же происходят служения-хуралы, совершаемые трижды в день, которые заключаются в чтении ламами нараспев на тибетском языке молитв, сопровождаемом пением и музыкой. Наиболее распространенный способ моления это верчение барабана с таинственным и необъяснимым откровением Будды «Ом-мани-падме-хум». [Большие хуралы, совершаемые в известные праздничные дни по особым случаям, отличаются от малых хуралов как большею пышностью своего служения, так и чтением особо установленных для этих хуралов молитв]. В храмах находятся статуи Будды и его учеников и перевоплощений Будды. Таких бурханов считается до 1000.


Калмыцкие ламы. Конец XIX в.

Монашествующее духовенство имеет свою иерархию, пользующуюся громадным влиянием среди всех ламаистов, в частности, монголов Илийского края. Во главе духовенства стоит далай-лама, тибетский первосвященник. Он считается земным воплощением Будды. Резиденцией его служит монастырь на г. Будала близь Лхассы. Далай-лама ведает вообще всем буддийским миром. Второе место после него занимает бань-цинь-эрдени (правильнее: баянчи), наблюдающий неприкосновенность буддийских догматов и обрядов. Местопребывание его Даши-лумбо, или Гора Благословений, городок в 350 верст от Лхассы. Затем следуют хутухты и гыгэны, также считающиеся воплощением Будды. Китайское правительство приняло меры к ограничению их количества, и число их определено в 160 человек. Наибольшим влиянием из них пользуются чжеб-цзун-дамба-хутухту, жительствующий в г. Урге. В буддийской иерархии он занимает третье место; непосредственно за ним следует цаган-гыгэн, жительствующий близь г. Манаса, — он является высшим духовным лицом для всех монголов Илийского округа и сопредельных ему стран. В каждом монастыре или монашеском общежитии ламы имеют различные звания: каньбу [ханбо-лама] — настоятель монастыря, де-му-чи—смотритель, ге-сы-гуй (кескэ) [гэсгуй и гэбгуй] — наблюдающий за порядком богослужения и за нравами лам, гэлун — иеромонах, баньди — монах, гецуль — послушник, шаби (шэвэ) — ученик [см. «Монголия» А. А. Баторского, часть 2-я. Сборник материалов по Азии, выпуск 48], и проч.


В. В. Верещагин. Калмыцкий лама. 1873

Ламы живут обществами, носят одежду красного или желтого цветов и особые головные уборы, не носят кос и усов. Они пользуются громадным влиянием в народе и чрезвычайно жадны к наживе. Почти в каждой калмыцкой семье есть мальчик, посвященный Будде — будущий монах.

Калмыки вступают в браки исключительно между собою в возрасте мужчины лет 18, женщины — 15. Обыкновенно имеют по одной жене, но можно и больше. Разводов нет. Браки устраиваются родителями и за невесту уплачивают калым. Свадебный обряд заключается в том, что после пиршества лама берет бедренную кость съеденного барана, концы ее дает держать жениху и невесте, лицо которой закрыто, и спрашивает у обоих согласия на вступление в брак. По получении ответа молодым дают съесть сердце того же барана, после чего они, взявшись за руки, делают поклон каждому присутствующему, становясь на колено. После этого один из почетных гостей подает им, с пожеланием всех благ, голову от барана, которую молодые должны съесть дома. Затем молодой подают белую лошадь с такою же сбруей, на которой она едет домой к мужу.


Калмычка. Илийский край. 1870-е

Семейные нравы очень нестрогие: иногда несколько братьев живут с одной женщиной. Самые красивые девушки предоставляются ламам, если они станут беременны, то от женихов нет отбою. Больных жен мужья отводят к ламам для сожительства, надеясь на исцеление. За изнасилование девушки налагается ничтожная пеня, на нарушение супружеской верности не обращается внимания. Надо, однако, заметить, что у здешних калмыков наблюдается много детей, что, как известно, доказывает относительную чистоту нравов. Такое явление считается редкостью в Монголии, где особенно много лам, вносящих разврат в семью.


Калмычки. Кульджинский край. Экспедиция К. Г. Маннергейма, 1906

О больных калмыки заботятся мало, труднобольного часто бросают при перекочевке. Умершего не хоронят, а бросают на съедение волкам и собакам, и если труп долго не съедается, то покойника считают большим грешником и на молитвы по нем дают ламе денег. Поминки справляют на 40 день и через год, платя также ламе деньги. Траур носят 7 дней, траурный цвет белый.

Главное занятие калмыков скотоводство и охота, хлебопашеством занимаются мало и сеют почти исключительно просо для своей потребности. Продолжительность жизни и приращение населения, вследствие весьма негигиенической обстановки, у калмыков значительно меньше, чем у других народностей края. Среди них чрезвычайно развит сифилис, накожные болезни и разного рода сыпи.

Ламы отличаются большею долговечностью сравнительно с остальным населением, благодаря более обеспеченной жизни.

Чахары — восточномонгольское племя, некогда кочевавшее близь Калгана и одно из первых подпавшее под власть Китая.

Некогда они составляли господствующее племя в Южной Монголии. Власть их ханов простиралась от Манчжурии до Кукенора, они брали дань с Китая. Когда воцарился маньчжурский дом, он воспользовался неудовольствием монгольских князей — вассалов чахарского Линдан-хана, переманил их на свою сторону и таким образом уничтожил царство чахар. Но чахары, помня свою славу, не раз поднимались против своих победителей. Тогда маньчжуры отняли у них князей, ввели знаменное управление, поселились между бывшими их вассалами в средине Монголии, поставили свои гарнизоны на западе в Куку-хото, на востоке в Жэхэ, а в Калгане на юге, против их кочевий сосредоточили все главное управление. В Илийский край чахары попали в качестве составной части китайской армии около 150 лет тому назад при завоевании Чжунгарского царства, после падения которого им была отведена для кочевок долина р. Бороталы, где они кочуют и в настоящее время.

Переводя часть чахар с родины в Илийский край, пекинской двор ослабил ядро недовольных в Южной Монголии, переселенные же чахары не могли жаловаться на свою участь, потому что получили пособие на дорогу, а в новом отечестве — увеличение жалования, хорошие земли, просторные кочевки и облегчение службы. Делятся они на хоцин-ангинь и сининь-ангинь [ши-ненги и ху-шиненги по-тюркски], т. е., на левое и правое крыло, каждое по 8 сумунов, в каждом сумуне считается до 200 юрт.

Чахары ревностные буддисты. На каждые 8 сумунов, утверждается манасским цаган-гыгэном один главный лама (да-лама) и его помощники, четыре геске, один дэмчи и один унзут. При назначении им дается большая желтая шапка. Кроме того, да-лама сам назначает к себе 6 нэрин и 4 дарха. При да-ламе постоянно живут 12 гецулей (послушников), которые сменяются через месяц. В каждом сумуне есть общая кумирня, при которой живет 40 гелинов и гецулей. Кумирня имеет свою собственность скотом или деньгами, которая составляется из обязательных приношений.

Чахары вполне сохраняют вышеописанные черты монголов. Главное их занятие скотоводство и охота; более бедные занимаются хлебопашеством, сеют преимущественно пшеницу и просо. Они славятся как наездники и стрелки.

Элюты, или олёты — потомки чжунгаров-элютов, которые еще до резни джунгаров искали покровительства у китайцев, к ним присоединились и те элюты, которые во время погрома нашли убежище у киргизов и бурутов. Пекинское правительство, покорив Чжунгарию, не боялось их больше и принимало на службу. [По-видимому, название элюты (олёты) и одноименное ойраты присвоено было группе (или союзу) западных монголов, состоявшей из четырех главных племен: чжунгар, торгоут, хошот и дурбёт. К ним же могли примешиваться и хойты, обитатели Тарбагатая. Вообще, при отсутствии резких племенных различий и малом интересе монголов к своей истории трудно установить точную преемственность между ныне существующими названиями племен и упоминаемыми историею]. Может быть, в состав их также вошли и элюты восточномонгольских родов, пришедшие в составе китайской армии, подобно чахарам, так как среди здешних элютов есть предание о происхождении их из-под Пекина, из местности Я-ху [вероятно, Жэхе (или Е-хо) на севере Чжи-лиской провинции на границе с Монголиею].

В настоящее время они совершенно потеряли родовое устройство и делятся на следующие отделы:

а) Цзурган-сумуны (шестисумунные) кочуют по левому берегу р. Текеса и южному склону Чапчальских гор от р. Бакалык (Чапчал) до нашей границы и по правому берегу р. Текеса от р. Агияза до нашей границы. Их считают от 1200 до 1500 юрт, разделенных на 6 сумунов. К ним в 1883 г. были присоединены 748 юрт калмыков, живших в Семиреченской области в Иссык-кульском уезде и близь гор. Верного, куда они выселились после неудачной борьбы с таранчами во время восстания 1866 г. Эти калмыки были отпущены на том основании, что все монголы обязаны воинскою службою, а потому выселение их на русскую территорию считалось китайскими властями равносильным дезертирству. Между ними и до сих пор можно встретить прекрасно говорящих по-русски.


Рис. В. В. Верещагина

Среди цзурган-сумунов есть калмыки, исповедывающие ислам, тогда как все монголы ревностные буддисты; называются они здесь «сарт-калмыками», число их невелико. По образу жизни сарт-калмыки мало отличаются от остальных калмыков и в вере своей нетверды, среди них нет даже своих мулл, а для треб они вызывают их из ближайших селений (напр., Джагустая).

б) Арбан-сумуны (десятисумунные) кочуют по низовью реки Каша до устья р. Темерлика и по северному склону хребта Борохора от прохода Нилха до истоков р. Каша. Их насчитывают около 3000 юрт, разделенных на 8 сумунов.

в) Дурбун-сумуны (четырехсумунные) кочуют по низовью р. Текеса, по р. Джиргалану и на ур. Токуз-тарау, их считают около 1200—1500 юрт, разделенных на 4 сумуна.

Дурбун-сумуны, впрочем, по преданию считаются выходцами из Карашара, иначе называются чабнирами и принадлежат к другому монгольскому племени — торгоут. По преданию, один благочестивый торгоутский лама набрал 500 учеников (шаби). Когда они выросли, то 200 остались ламами, 200 же вернулись к мирской жизни, женились, и от них произошли теперешние 4 сумуна чабниров [чабнир, или шабинар — это монгол, приписанный к монгольскому монастырю и несущий тяготы по содержанию буддийского духовенства].

Всех олётов считается до 15 т. мужчин.

У арбан-сумунов в 13 верстах от с. Нилха близь р. Каша есть кумирня (Богдан-куря), выстроенная в 1899 г. Ламы, состоящие при ней, живут в маленьких глинобитных домиках. Ламы выходят на летовку на 1 месяц недалеко от кумирни. На летовке ставится большая белая юрта, в которой помещают бурханов, сами же ламы помещаются кругом в маленьких юртах. Ламы живут обществами и обычную монгольскую пищу — чай с маслом — варят в громадном котле. Туда за один раз кладут несколько кирпичей чаю, фунтов 20 масла, ведра 2 молока, соли по вкусу, и когда все сварится, разбирают ведрами по домам. Такая же большая кумирня цзурган-сумунов находится в урочище Ханохай; здесь живут и высшие их власти — укурдай и ильгидай. На летнее время духовенство уходит верст на 30 южнее к урочищу Баш. Дурбун-сумуны имеют постоянные кумирни для каждого сумуна, расположенные на перевале Шара-богучи и в самом его ущелье; летом их духовенство также перекочевывает в урочище Сюэрту (близь р. Атнин-су).

По внешнему виду, одежде, нравам, обычаям, умственному развитию и строю жизни олёты совершенно похожи на чахаров. Они более трудолюбивы и богаты, чем остальные калмыки. Главное их занятие скотоводство; впрочем, в низовьях рр. Текеса и Каша калмыки начинают понемногу оседать и заниматься хлебопашеством. Сеют больше всего просо, а также мак для собирания опиума. Занимаются, кроме того, охотою, особенно на маралов из-за рогов (панты). Опиума курят мало, но табаку очень много, очень любят спиртные напитки. Средняя продолжительность жизни и приращение населения у них большие, чем у остальных калмыков. Болезни те же, но сравнительно менее распространены.

Торгоуты и хошоты, потомки бежавших из России в 1771 году как коренных торгоутов, так и остатков ойратских родов чжунгаров, дурбётов, хошотов и хойтов. Им оставлено родовое устройство под общим начальством илийского цзянь-цзюня. В настоящее время они образуют два родовых сейма [Матусовский, «Географическое обозрение Китайской империи». Сведения, заимствованные от этого автора, проверены и дополнены на месте расспросами компетентных лиц].

А) Унэн-суцзукту — сейм торгоутский, состоящий: а) из 5 хошунов торгоутов, кочующих в долинах обеих рек Юлдузов и в верховьях р. Кунгеса, предводимых потомками Убаши, Байчжиху, Бор-хангига и Мумунту. Хошуны состоят в ведении хана, бейсэ, гуна и цзасака в чине тайчжия I ст.; всех сумунов считается 60, в сумуне от 100 до 300 юрт. б) Из 3-х хошунов, кочующих в долине р. Кобука, предводимых потомками Цэбэк-дорчжи, Гунгэ-цэрэна и Аксахала. Хошуны состоят в ведении цинь-вана и 2 цзасаков, тайчжиев I степ.; всех сумунов 12. в) из одного хошуна под начальством цзюнь-вана из потомков Бамбара (Пимбара), кочующего в окрестностях г. Сиху; в нем 6 сумунов. г) из одного хошуна под начальством бейсэ, потомка Кибтэна, кочующего в окрестностях г. Цзинхэ; в нем 4 сумуна.

Б) Бату-сэтхильту — сейм хошотский, состояний из 3 хошунов хошотов, кочующих также на Юлдузах в западной части. Они состоят в ведении одного бэйсэ и цзасаков, тайчжиев I степ., потомков Ярампила, Нэхайя и Баярлаху; всего 8 сумунов.

По наружному виду торгоуты здоровее и крепче остальных калмыков. Торгоуты обоего пола носят в ушах сережки.

Умственное развитие, семейные нравы, обычаи и обряды те же, что у остальных калмыков края. Торгоуты буддисты, но их ламы пользуются меньшим почетом. Кумирни представляют шалаши конической формы, крытые хворостом.

Торгоуты так же ленивы, как и прочие монголы; все тяжелые работы возложены на женщин. Главное занятие торгоутов скотоводство, славятся своими лошадьми, любят охоту, сеют немного пшеницы, проса и мака. Сами опиума не курят, зато много курят табаку и много пьют рисовой водки (бузы).

Торгоуты живут и одеваются несколько чище остальных калмыков, иногда даже купаются, но и между ними распространены накожные болезни и сифилис.

Жилища их — юрты — располагаются, по большей части, в одиночку, не скучиваясь в аулы, как у киргизов.

ПРОДОЛЖЕНИЕ: УЙГУРЫ, КАЗАХИ


  • 1
истинно говорю - как только монголы приняли у китайцев буддизм, а кипчаки приняли ислам, там же их славная история и закончилась.
пора нам поднять знамя Тенри, и дойти до последнего моря!

http://youtu.be/yAST9lNBYrA

Edited at 2012-06-04 02:17 am (UTC)

Мы на пороге эпохи великих свершений!
http://fregimus.livejournal.com/
http://maulenov.livejournal.com/

Монголы приняли буддизм у тибетцев, насколько я знаю. Не у китайцев, которые сами буддистами не являются.

О как... воинственно....

Отличный очерк!

Рад, что понравилось!

Понравилось....

Надо, однако, заметить, что у здешних калмыков наблюдается много детей, что, как известно, доказывает относительную чистоту нравов. Такое явление считается редкостью в Монголии, где особенно много лам, вносящих разврат в семью.

0_о

(Deleted comment)

Баир

(Anonymous)
Федоров в подметки не годится военному историку Иваненко-генерал-лейтенанту царской армии.

Не Иваненко, а Иванин М.И.
Смотрю такой же "знаток", как издательство "Соёл-Культура", выпустившая Иванинское "О военном искусстве и завоеваниях монголо-татар...." и переделавшее отчество генерал-лейтенанту с Игнатович на Иванович.
Кстати, когда Иванин писал о том, что видел и был участником - Хивинские походы, киргизская орда - вопросов о достоверности не возникает. С "военным искусством монголо-татар" прокол - ненаучная фантастика. Недаром, в качестве "источников" к данной работе взяты "труды" сказочников Карамзина и Соловьева и группы "французских товарищей".

Серия замечательна, раз третий читаю, не в бровь а в глаз.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account