Val

rus_turk


Русский Туркестан. История, люди, нравы.


Previous Entry Поделиться Next Entry
Психопатология суфизма (3): Экстаз. Жизнь дервиша
Drv
rus_turk
К. К. Казанский. Суфизм с точки зрения современной психопатологии. — Самарканд, 1905. Другие части: [1], [2], [3], [4].


Отличительную черту искусственно вызванного экстаза составляют изменения, наблюдаемые в сфере общего чувства. Обыкновенно на фоне повышенного и приятного самочувствия, обусловленного апноэтически расстроенным питанием психического органа, возникают специальные чувствования в тоне удовольствия. Освобожденные из-под контроля сознания и волевого центра, они самостоятельно всплывают в виде разрозненных, но ярких образов, самых живых обманов чувств и бредовых представлений. Самые тайные чувствования обнажаются, сокровеннейшие влечения стремятся к своему удовлетворению. Бездействие этического начала, этого наиболее сложного и тонкого задерживающего элемента, придает всему внутреннему содержанию искусственного экстатика характер чего-то низменного и непосредственного. Чаще других и с особенною яркостью заявляет о себе половая сфера, накладывая на беспорядочную мозговую деятельность своеобразный отпечаток эротизма. Это обнажение чувственного элемента психической жизни, определяемое выражением вожделения, с преобладающим эротическим оттенком, и составляет самую привлекательную сторону для всех тех, кто хоть раз испытал ее. Состояние мозговой ткани, вызванное усиленными телодвижениями зикра и доставляющее краткие моменты вожделения, аналогично отравлению наркотиками: в организме вырабатывается потребность повторения — своего рода запой; и мюрид, отведав несколько раз этого наслаждения, ищет его, как пьяница вина.

Очевидно, что содержание образов и представлений, выступающих в моменты вожделения, находятся в тесной связи с индивидуальными особенностями данного лица. В них отражаются темперамент, воспитание, привычки индивидуума, степень и склад его интеллектуального развития. И так как сознание у участника зикра в значительной степени опустошено предварительной дрессировкой, интеллектуальная сторона жизни в огромном большинстве случаев скудна, запас жизненных впечатлений мал и небольшая группа представлений концентрируется около идей о наставнике, пророке, Боге и любви к Нему, то и наступающие у него мгновения восторга — экстаза — словом, того состояния, которое носит название халь, махам, наполняется, главным образом, чувством общего приятного возбуждения с резкою эротическою окраскою и смутными образами любовно-религиозного содержания.

Состояние «халь» есть не что иное, как кратковременное, но совершенно новое состояние «я», порвавшее всякую воспоминательную связь с первоначальною личностью, и известное в психологии под именем вторичного состояния. Участник зикра видит в этом новом своем «я» результат слияния с божеством и растворения в нем первоначальной личности. Теперь он действует, подобно медиуму, совершенно независимо от побуждений, имевших место для первоначального самосознания. Удовлетворяя своему новому стремлению произносить речи, поучения и предсказания, он извлекает из сферы бессознательного поступки и слова, в которых его первичное состояние не может дать отчета, а вторичное усматривает божественное влияние. Нечему, следовательно, удивляться, если мы, взамен откровения, услышим туманный и напыщенный набор слов, но и не должны приходить в изумление, если тьму мистического вздора прорежет случайно луч прозрения: чаще всего это искры, выкидываемые из области бессознательного, не доходящие до порога первичного сознания и вспыхивающие благодаря лишь общему обострению чувствований.

Пантеизм всегда придавал большое значение экстатическому состоянию, потому что в исчезновении самосознания видел подтверждение своих представлений о мире. Суфизм, как детище пантеистических концепций Индии и александрийцев, усмотрел в состоянии экстаза единственную возможность слияния человеческой природы с божественною. От этого и ступень, на которой мюрид знакомится с экстазом, носит название «пути», «метода» — тарикат. Она же называется еще «могуществом», «силой» — джеберут, ибо только на ней мюрид приобретает качества, выдвигающие его над уровнем массы.

Какое значение придает суфизм экстатическому состоянию, видно из следующих стихов Саади:

«Если ты попал в среду учеников любви, то выбирай или самоотречение, или возврат к разуму и отдохновению. Не бойся! Если пламя любви обратит тебя в прах, доставив тебе смерть, будь все же уверен в бессмертии. Замкнутое и нетронутое зерно не прорастает. Необходимо, чтоб земля окутала его и растворила. Откровение истины придет к тебе от того (пир = духовный наставник), кто освободит тебя от понятия существования. Ты не проникнешь в глубину своей души, прежде чем не потеряешь сознания своего бытия. Один только экстаз откроет тебе эту тайну.

В бреде любви это уж не голос певца, это мерный шаг лошади, который также становится мистическим концертом. При жужжании мухи растерянный суфи хватается руками за голову. Смущенный и восхищенный экстазом, он не отличает высоких тонов от низких и собственный вздох смешивает с пением птиц. Несмолкаемый концерт не останавливается ни на минуту, но ухо не всегда способно внимать ему. Когда дервиш опьяняется божественным напитком, то довольно скрипа чигири (dolâb), чтоб доставить ему опьянение. Как колесо чигиря, вращается он и утопает в слезах. Преданный, покорствующий, он закрывает свое лицо, но раз терпение оставляет его, он рвет на себе покрывало. Не порицайте помешавшегося от опьянения суфия; он находится на дне пропасти и борется с отчаянием.

Брат, как определю я мистическое пение, если я с трудом узнаю тех, кто создан для того, чтоб его слышать. Когда дервиш возносится на высоту идеала, сам ангел не в силах следовать за ним. У людей же пустых и несерьезных это пение возбуждает только демона страстей. Дыхание зефира полураскрывает чашечку цветка, но узловатую сердцевину старого дуба может расколоть лишь топор. Свет полон мелодий, он дрожит любовным опьянением, но слепец читает ли в зеркале? Посмотри, как песнь верблюдовожатого побуждает животное к быстрому и мерному шагу. Если пение способно смягчить существо, лишенное разума, то человек, слушающий песнь без волнения, хуже животного». [Le Boustan ou verger poème persan de Saadi traduit par Barbier de Meynard. Paris. 1880. Extases et concert mystiques, p. 165—167].

Подняв таким образом экстатика за его истерически ненормальное, преувеличенное в тоне удовольствия восприятие внешних раздражений над общечеловеческим уровнем, суфизм предоставляет ему постепенный переход от чувственного богопочтения к духовному. Дервиш, ознакомившийся с экстазом, считает себя просвещенным божественным светом, у него вырабатывается совершенно исключительное отношение к исламу как к пище, годной лишь для детского желудка и недостаточной для взрослого, не удовлетворяющей познавшего истину. Выполнение обрядов религии и сложного ее ритуала, столь нужное для удержания слабых, для суфия с переходом его от внешнего к внутреннему, от видимого к сущему, становится не обязательно. Самый культ, необходимый дли толпы ради его нравственно-полицейских целей, дли суфия теряет свое значение. Дела благочестия и благотворения совершаются отныне не в силу предписаний закона, а из естественной потребности души.


Каландары. Самарканд. 1889—1890

Итак, на ступени «тариката» суфизм начинает понемногу снимать с себя маску.

Общепризнанные внешние формы становятся ему в тягость. Господствующая религия оказывается стеснительной, и он стремится к полному освобождению от каких-либо религиозных пут. Просвещенная божественным светом душа суфия, отринув всякую догму и нравственные обязательства, ищет лишь непосредственного воссоединения с Богом путем экстаза. Однако и на ступенях тариката суфизм не решается приобщить ученика сразу ко всем своим тайным намерениям, а ознакамливает его постепенно, для чего и распределяет своих адептов на многочисленные классы и градации. Во всяком случае, из той лаборатории, где ученик познает экстаз, суфизм систематически, с самого своего основания, выбрасывает в народную массу огромное количество искусственных мистиков, известных под общим названием дервишей.


Нищенствующие дервиши-дувана́ (юродивые).
(С работы В. В. Верещагина)

Умственно ограбленный, исковерканный нравственно, не приспособленный к жизни, но самоуверенный и гордый сознанием обладания силою, дервиш не стесняется вести существование паразита и при помощи сомнительных приемов извлекать выгоды у народа.


И еще один каландар…
(С работы В. В. Верещагина)

Не будучи подготовлено ни нравственно, ни интеллектуально к отрицанию религиозного закона, большинство дервишества прельстилось прежде всего предоставленной ему свободой от предписаний религии и довело эту свободу до патологической разнузданности. Экзальтация, как составной элемент всякого религиозного чувства, нашла себе выражения у дервиша в слиянии души с Богом, которое осуществляется чисто формальным образом, сводясь к искусственному экстазу. Однако запросы религиозного чувства, невзирая на небрежение государственной религией, все же требовали себе объект верования; и вот содержание этой веры, в соответствии с низким уровнем и нравственным убожеством большинства дервишества, извлекается из тумана отдаленного прошлого в форме тысячи суеверий, предрассудков, магических влияний и тех странных упражнений, которые, относясь к примитивным чертам, давно утратили уже свой первоначальный смысл. Отождествив с состоянием «халь» обладание спиритуалистическими силами, суфизм предоставил ученикам на степени тарикат самостоятельно расточать эти духовные силы среди толпы непосвященных. И дервиш пользуется этою духовною силой, прилагая ее одинаково охотно как к повседневным мелочам домашней жизни, так и в важные исторические моменты государств. К нему обращаются за советом в самых разнообразных житейских обстоятельствах. Он втирается в дом под видом толкователя снов или открывателя воров, а то и заклинателя змей; он подходит к одру болезни в качестве врачевателя, обладающего таинственною силою изгонять недуги; проникает в самые интимные тайны семейного очага, возвращая утраченную любовь одного из супругов и привораживая друг к другу молодые сердца. На базарах и торжищах, с чашкою в руке, он привлекает внимание праздной толпы, всегда расположенной слушать либо священные стихи, либо россказни и дикий бред его импровизаций.


Мадали-ишан, предводитель Андижанского мятежа 1898 г.

Он же выступает всего чаще руководителем общественного мнения, агитатором политических движений и смут.

В войске он играет роль возбудителя энергии в слабых духом или телом; наконец, как мы видим в наше время в Африке, он сам создает из себя целые армии, способные оказывать серьезное сопротивление европейскому оружию.


Судан. Знамя халифы Мухаммада Шарифа


Эмир Махмуд, военачальник суданцев (дервишей), захваченный англичанами при Атбаре в апреле 1898 г.


Судан. Дервиши, плененные англичанами при Омдурмане в сентябре 1898 г.

Дервишество устраивает свою жизнь сообразно с индивидуальными свойствами, темпераментом, или в соответствии с понятиями, усвоенными от учителя, или, наконец, со степенью достигнутого «на пути воссоединения» совершенства.

Немногие из них, не порывая связи с миром и обществом, довольствуясь обычной житейской обстановкой, занимаясь ремеслами или торговлей, но памятуя заветы религии, ставят целью своего земного существования соблюдение поста, молитвы или дела благотворения, раздачу милостыни и проч. Зато же эта лучшая часть дервишества, не успевшая, по-видимому, экстатическими эксцессами исказить свой психический облик, занимает в иерархической лестнице суфизма самые нижние ступени.


С. М. Прокудин-Горский. Дуване в каландар-ханэ. Самарканд

Большинство же идет далее по пути «воссоединения». Одни из них, устраиваясь на коммунистических началах, организуются под управлением авторитетного шейха в общежития наподобие монастырских. Многие из этих общежитий, разбросанных по всему мусульманскому миру, стяжали себе славу отчасти давностью существования, отчасти подвигами своих членов и учителей, и оказывают поныне весьма значительное нравственное воздействие на народную массу. Другие, в своем стремлении полнее осуществить аскетический идеал, удаляются от мира, поселяются обыкновенно у могилы какого-нибудь святого и видимым благочестием приобретают себе мало-помалу популярность, которая нередко затмевает славу того святого, над памятником которого они бдят и, забывая первоначальные благие намерения, начинают эксплуатировать эту славу в собственных интересах.


ОКОНЧАНИЕ


  • 1
В середине 80-х довелось мне прочитать книгу «Тайна обители Роз» (автора, увы не помню).
Детектив времен гражданской войны, где все события происходили в общине суфиев.

Думал, что «Тайна обителей», будучи по большей мере развлекательной книгой, сильно преувеличивает нравы дервишей.
А вот сейчас читаю Ваши посты по книге Казанского и с удивлением обнаруживаю, что - нет, ничего не преувеличивал автор детектива. Даже наоборот.

Кажется, Рогов его фамилия.

= = = = =
Еще раз, спасибо за такой интересный исторический материал.

Не стоит благодарности.

Да, теперь вместо дикости и изуверства многие видят в суфизме романтику, тем более что на более-менее цивилизованной территории дервишей давно извели власти (и не только советская).

Но в XIX—XX веке о дервишах именно подобным образом обычно и писали русские и европейские очевидцы, так что Казанцев вовсе не был одинок. Например, знаменитого Вамбери можно вспомнить, который сам прикидывался дервишем во время своего путешествия в Среднюю Азию.

Edited at 2012-10-30 04:41 am (UTC)

Огромное спасибо вам за ваши статьи!

очень интересно спасибо, но я подумала- а как бы описал, например, мусульманин, глядя со стороны, отечественных наших Василия Блаженного или Николку-юродивого? Однако без них "народ неполный" и что-то им открывалось же.

Не за что.
Тут корректнее сравнивать с хлыстами и прочими организованными мистическими сектами…

Edited at 2012-10-30 04:46 am (UTC)

Дервиш, ислам и ритуальное жертвоприношение

Можно узнать, дервиши поддерживают культовые жертвоприношения? И кому они его адресуют?
То же хочется узнать и оп простых муслимах. Как понимается муслимами обряд жертвоприношения?

Если оценить изложенное не с точки зрения теории нервизма, а с учетом современных воззрений альгезиологии (учения о боли) то все грамотно - монотонные движения и особое дыхание приводят к повышенному метаболизму, гипоксии (дефициту кислорода) и гиперкапнии (накоплению углекислого газа). Дальше каскад реакций описывать долшо и не нужно, но в итоге - выброс эндорфинов и энкефалинов (эндогенных опиоидов) + стимуляция NMDA-системы.
Если еще короче - торчки они. Но с идеологическй базой))

Благодарю за профессиональный комментарий.

Как видим, исследователи давно ухватили суть явления ("…аналогично отравлению наркотиками: в организме вырабатывается потребность повторения — своего рода запой; и мюрид, отведав несколько раз этого наслаждения, ищет его, как пьяница вина"), а обосновали уж как могли в те времена…

Да я, собственно, не в претензии к тем докторам. Тем не менее, клинические проявления ("потребность повторения") описаны точно. К тому в этих механизмах до сих пор белых пятен более, чем достаточно; но тем не менее...
Приблизительные схемы формирования данного феномена известны,и я их изложил. Впрочем, это происходит не только у суфиев. Так что "психопатология" - термин верный, ибо материальный субстрат нонеча известен ))

Должен заметить, что мнение автора - это мнение российского либерала начала 20-го века. Не надо забывать, что такого рода либерализм привёл в России к 1917 году. При внимательном рассмотрении изложенный в предложенной статье на суфизм взгляд во многих отношениях оказывается предвзятым и вредным. Суфизм возник в 12-м веке как результат синтеза древних экстатических религий и неоплатонизма в ответ на философский атеизм X-XI вв, представленный работами ряда арабских и персидских философов. Начало суфизма восходит к трудам знаменитого в исламе теолога-суфия Абу хамада ал-Газали, весьма просвещённого человека своего времени, потратившего лет десять на изучение античной философии и трудов современных ему арабских и персидских философов. Уже из этого видно насколько искажённой является изложенная в статье концепция суфизма. Автор сосредоточил внимание читателя на экстатических, народных началах суфизма, создав тем самым иллюзию того, что он рассказывает о суфизме во всей целостности. Но и здесь он извратил своими оценками существо дела и постарался выпятить оттенок низменности в экстатических переживаниях, толкуя об эротических и бессознательных аспектах. Между тем здесь же у Саади мы читаем:
"Когда дервиш возносится на высоту идеала,
сам ангел не в силах следовать за ним.
У людей же пустых и несерьезных это
пение возбуждает только демона страстей."
Пустые и несерьезные, склонные к распутству и разврату люди встречаются везде и во все времена. Что же касается бессознательных переживаний, то это отнюдь не черта варварства и дикости, как это пытается истолковать автор, но природа человека. Современная психология это хорошо знает Достаточно К.Юнга почитать. В конце прибавлю, ныне суфизм является одной из ветвей традиционного ислама и противостоит влиянию салафитов и ваххабитов на Кавказе, в Татарстане и других исламских регионах России.

Спасибо за развернутый комментарий.

Думаю, вопрос либерализма автора здесь ни при чем. Многочисленные русские и европейцские наблюдатели оценивали институт дервишества по его плодам, а не по уму, эрудиции, поэтическому таланту и сложности философских исканий шейхов современности и прошлого.

Уверен, многие поспорят с тем, что "суфизм является одной из ветвей традиционного ислама".

Edited at 2012-10-30 07:18 am (UTC)

Спорщиков много, это верно... Но я отношу себя к числу людей, которые склонны оценивать содержание концепции количеством её адептов.))

Либерализм автора очень здесь даже причём. Ведь ясно, что автор враждебен традиции суфизма и выступает с типично либеральных позиций начала 20-го века. Само название книги за себя говорит:
"Суфизм с точки зрения современной психопатологии". Почему в названии присутствует слово "психопатология", а не "психология"? Такое название настораживает, потому что за этим названием уже ясно видна враждебная идеологическая установка, а следовательно, отсутствует доброжелательность незаинтересованного исследователя.Интересно, насколько вообще автор знаком с психиатрией, или психологией? Я не читал этой книги, но если весь суфизм сводится к институту дервишей, а экстатические состояния рассматриваются исключительно с точки зрения патологии, - то это не что иное как искажения адекватного взгляда на весь суфизм в целом и элемент манипуляции. Назначение этой книги простое: вызвать (религиозную) неприязнь со стороны русского населения к традициям Средней Азии. Не к тому ли стремятся и современные русские националисты крайнего толка? Содержание книги, видимо, заразно. Могу отметить, что Вы им заразились,)) поскольку Ваш пост называется: "Психопатология суфизма". Вы извините, конечно. Все Вас тут хвалят... Но я думаю, что Вы всё же не склонны отождествлять своё мнение с мнением авторов приводимых Вами источников. Это было бы слишком... А кроме того, как сказал (по-моему, академик Арцимович), мнение оппонента ценно тем, что от него можно оттолкнуться, как от твёрдой почвы.))





>>Вы всё же не склонны отождествлять своё мнение с мнением авторов приводимых Вами источников. Это было бы слишком...

Конечно, нет. Хотя часто со многими из них соглашаюсь.


>>Почему в названии присутствует слово "психопатология", а не "психология"? Такое название настораживает, потому что за этим названием уже ясно видна враждебная идеологическая установка...

Автор — военный врач, а не психолог. Поэтому его интересует прежде всего патология. Но соглашусь с Вами, что выражение "суфизм с точки зрения психопатологии" не нейтрально; можно было бы написать "...с точки зрения психологии и психопатологии" (ср.: "Психология и психопатология религии", "Психология и психопатология труда").


>>Назначение этой книги простое: вызвать (религиозную) неприязнь со стороны русского населения к традициям Средней Азии.

А с этим категорически не согласен. Культура и традиции Ср.Азии не сводятся к одному дервишизму. Автор, как противник изуверства, выступает с общих позиций гуманизма. Издано достаточно русской литературы и по русским же сектам, при прочтении которой возникает естественная к ним неприязнь.

Спорщиков много, это верно... Но я отношу себя к числу людей, которые не склонны оценивать содержание концепции количеством её адептов.)) Думаю, Вы не станете возражать, что суфизм традиционен для России, а именно в контексте России мы и говорим.

Либерализм автора очень здесь даже причём. Ясно, что автор враждебен традиции суфизма и выступает с типично либеральных позиций начала 20-го века, привлекая для этого современные ему европейские достижения в области психологии. Само название книги за себя говорит: "Суфизм с точки зрения современной психопатологии". Почему в названии присутствует слово "психопатология", а не "психология"? Такое название настораживает, потому что за этим названием уже ясно видна определённая установка, критическая (точнее, враждебная) суфизму, а следовательно, отсутствует доброжелательность незаинтересованного исследователя. Интересно, насколько вообще автор был знаком с психиатрией, или психологией? Являлся ли он специалистом? Он был знаком, видимо, лишь с ранними работами З.Фрейда (книга 1905 года; понятие коллективного бессознательного тогда не было известно. Работы К.Юнга на эту тему относятся к периоду его разрыва с З.Фрейдом, то есть к 1914 году). Если весь суфизм сводится автором к институту дервишей, а экстатические состояния рассматриваются исключительно с точки зрения патологии психики, - то это не что иное как искажения адекватного взгляда на весь суфизм в целом и элемент манипуляции. Могу предположить, что назначение этой книги простое: вызвать (религиозную) неприязнь со стороны просвещённого пролиберального русского населения к традициям Средней Азии. Не к тому ли стремятся и современные русские националисты крайнего толка? Содержание книги, видимо, заразно. Могу отметить, что Вы им заразились, поскольку Ваш пост называется: "Психопатология суфизма".)) Но мне думается, что Вы всё же не склонны отождествлять своё мнение с мнением авторов цитируемых Вами источников. Это было бы слишком... А кроме того, как сказал (по-моему, академик Арцимович), мнение оппонента ценно тем, что от него можно оттолкнуться, как от твёрдой почвы и тем самым развить свои представления.))


Edited at 2012-10-30 09:00 am (UTC)

Вы извините, получилось так, но в момент отправки сообщения что-то случилось с сервером ЖЖ. Вообще, я думал, что моё сообщение не отправилось, и его отредактировал, убрав лишнее и добавив то, что посчитал нужным.

Edited at 2012-10-30 09:11 am (UTC)

"Автор, как противник изуверства, выступает с общих позиций гуманизма."

Вот-вот, я о том же... А изуверством автор почитает, ни много ни мало, как весь суфизм в целом. Речь идёт как раз о том самом суфизме, который нынче представляется одной из немногих духовных сил в рамках исламских традиций в России, противостоящая распространяющемуся ваххабизму. Но это уже упрёк не автору книги...

Я тоже считаю, что культура Средней Азии не сводится к одному институту дервишей, да и в нём далеко не всё достойно порицания (даже с нашей просвещённой прозападной точки зрения). Но если для автора весь суфизм свёлся к институту дервишей, а их экстазы - к психопатологии, то объясните мне, разве не естественно предположить, что для такого человека и вся Средняя Азия свелась к психопатологии и аду? И это даже и понятно было бы с субъективной точки зрения: военный врач не выбирал место, где служить, и, возможно, ему эта Средняя Азия стала поперёк горла. Но для нас это ведь не должно быть так, не правда ли? Отсюда и несогласие с автором.

Edited at 2012-10-30 10:57 am (UTC)

>>Но если для автора весь суфизм свёлся к институту дервишей, а их экстазы - к психопатологии, то объясните мне, разве не естественно предположить, что для такого человека и вся Средняя Азия свелась к психопатологии и аду?

Абсолютно верное замечание.

Блин, считал суфиев философами, читая их высказывания о жизни и сути взаимоотношения между людьми. А они оказались наркоманами и психами.

А эта была такая просветительская фишка, начиная с Дидро и Вольтера - изобразить всех религиозных людей (ну, или почти всех) наркоманами и психопатами, к тому же опасными для всего человечества.
И в ней была доля истины, но только маленькая. Просветители оказались еще опасней. В итоге самой мирной религией и наиболее подходящей для трезвого образа жизни признаны суннитский ислам и дзэн-буддизм. Скажем за это спасибо в том числе и г-ну военврачу К.Казанскому.

Про содержание образов.
Читал про инициацию у южно-американских индейцев. Под руководством жреца все участники видят примерно одно и тоже - в случае, о котором я читал змей.

Всегда полезно знать мнение современников явления. Большое спасибо!

Не стоит благодарности. Рад, что текст Вас заинтересовал.

>>Немногие из них, не порывая связи с миром и обществом, довольствуясь обычной житейской обстановкой, занимаясь ремеслами или торговлей, но памятуя заветы религии, ставят целью своего земного существования соблюдение поста, молитвы или дела благотворения, раздачу милостыни и проч.

Интересно, на основании каких данных автор делает этот вывод?:)
Автор, по сути, критикует весь суфизм целиком, а не только дервишей. Как известно, ислам на Кавказе существовал до конца 20 века только в виде суфийских тарикатов. Распространение суфизма в Средней Азии в разных формах тоже было велико. Писать в связи с этим о "немногих довольствующихся" - идти против истины.

Когда автор дает название книге - "Психопатология суфизма", он фактически маргинализирует ПОЧТИ ВСЮ исламскую религиозность в этих областях.
У Казанского, на лицо, банальный "колонизаторский" взгляд на религию завоеванных народов. Таким же образом, можно писать о психопатологии любой религиозной традиции. Например, по юродивым делать выводы о христианстве в целом.


Насчет названия книги формально Вы не правы.
"Суфизм с точки зрения современной психопатологии" (заголовок "Психопатология суфизма" — мой, для краткости) ничуть не более "навешивает ярлык" на суфизм, чем "Психопатология обыденной жизни" Фрейда — на всю обыденную жизнь.

Edited at 2012-11-04 06:26 pm (UTC)

Обыденная жизнь - это общее понятие, в отличии от..
И потом, Фрейд - это во многом дутый авторитет, поэтому его фантазии про "обыденную жизнь", так и остаются фантазиями.
В обоих случаях отсутствует важный предлог "в". Психопатология может быть В суфизме, также как и В обыденной жизни, и никак иначе.
Это если обсуждать только название.
Но кроме названия в книге, можно заметить, есть и "определенное" содержание.

айрат

(Anonymous)
Развитие обменяли на монашество. В Исламе нет монашество. Для нас, простых мусульман примером является Пророк Мухаммед (мир ему). Он никаким суфием не был, никаким мюридом не был, экстазы не проводил, тарикаты не строил! Зато, он распростронял Ислам, защищал мусульман, построил государство, и всегда выступал за прогресс .

  • 1
?

Log in

No account? Create an account