Val

rus_turk


Русский Туркестан. История, люди, нравы.


Previous Entry Поделиться Next Entry
Народы Бухары. 1820
Val
rus_turk
Капитан Генерального штаба Е. К. Мейендорф стал участником российской дипломатической миссии в Бухару (1820–1821). Привожу отрывок из его «Путешествия из Оренбурга в Бухару». В журнале размещен и другой отрывок.

Иллюстрация из 1–го издания книги Егора Мейендорфа (Georges de Meyendorff. Voyage d'Orenbourg à Boukhara, fait en 1820. Paris, 1826)

Однажды я совершил верховую прогулку по Бухаре и определил, что этот город имеет в окружности приблизительно 14 верст. Мне сообщили, что в нем около 8000 домов и до 70000 жителей, три четверти которых таджики, в основном ремесленники. Остальное население состоит из узбеков, евреев, татар, афганцев, калмыков, индусов, а также купцов из соседних стран, некоторого числа паломников, персидских и русских рабов и незначительного количества негров и сияхпушей.

Евреи занимают в Бухаре 800 домов; они рассказывают, что пришли сюда из Самарканда лет 700 тому назад, покинув Багдад.

Из всех азиатских городов евреев больше всего в Бухаре, и ее можно считать основным местом их расселения в этой части Востока. В Мешхеде — 300 еврейских домов, в Шахрисябзе — 30, в Балхе — столько же, в Самарканде и Герате — только 10, в Хиве — 4, в Бадахшане, Коканде и Кашгаре еврейского населения нет.

В Бухаре евреям дозволено жить только на трех улицах; среди них всего два богатых капиталиста, остальные живут в довольстве и в большинстве случаев являются владельцами заводов, красильщиками, торговцами шелком–сырцом и шелковыми материями.

Евреи в Бухаре утверждают, что с ними обращаются здесь лучше, чем в других азиатских городах. Впрочем, их все же презирают и притесняют: правительство требует с них довольно большие налоги. Например, еврей, собственник дома, должен в месяц платить налог в размере 40 тенег (3 рубля банковскими ассигнациями). Достигнув 16 лет, еврей, обладающий средним состоянием, ежемесячно платит 2 теньги, бедный — половину этой суммы. Это приносит эмиру приблизительно 24 000 рублей дохода в год.

В городе евреям запрещено ездить верхом и носить шелковую одежду. Их головной убор должен иметь опушку из черного бараньего меха шириной только 2 дюйма. Им не разрешают строить новую синагогу, но предоставлено право ремонтировать старую.

Впрочем, эти унизительные для евреев законы те же самые, каким должны подчиняться еврейские и христианские подданные в Оттоманской империи, где подобные законы действуют в течение очень долгого времени.

У бухарских евреев очень красивая голова, слегка продолговатое лицо, необыкновенно белый цвет кожи, большие живые и выразительные глаза. Узнав, что бухарское правительство опасается приезда посольства с его многочисленным конвоем, они рассматривали нас как посланцев неба, которые, быть может, явились затем, чтобы облегчить их страдания.

Как же должны были надеяться наши соотечественники–рабы. Несчастье всегда так доверчиво и так склонно к надежде!

Евреи страшатся скомпрометировать себя в глазах бухарцев. Всякий раз, попадаясь нам навстречу, они приветствовали нас предупредительно, дружески, но тем не менее с опаской.

Бухарский раввин, родом из Алжира, еще немного помнивший испанский язык, рассказывал мне, что, прибыв в Бухару, он нашел своих единоверцев в состоянии глубочайшего невежества: только очень немногие умели читать, Они располагали лишь двумя экземплярами священного писания, и в его рукописях заключались только три первые книги Пятикнижия. Раввин уверял меня, что рукопись не старше 100 лет и ничем не отличается от печатного текста. Этот алжирский еврей, старец, исполненный ума, чуть не плакавший от радости, что встретился с европейцами, не упускал ничего, чтобы распространять образование среди своих единоверцев: он основал школу и выписывал книги из России, Багдада и Константинополя. В настоящее время все бухарские евреи умеют читать и писать и изучают талмуд. Старый раввин бесконечно наслаждался, слушая, как я читал выдержки из сочинения Вениамина Тудельского, которое у него оказалось; он называл этого автора Массул Вениамин. Бухарские евреи воздерживаются от некоторых обычаев, предписанных талмудом, например они не моют курицы в горячей воде перед тем, как ее варить, не отрезают волос у невесты и не возлагают ей на голову особый род фаты во время свадебного обряда.

В Бухаре насчитывается около 3000 татар, русских подданных по рождению; это по большей части преступники и дезертиры. Иные явились сюда искать счастья, а человек 300 занимаются изучением религии.

Число афганцев в Бухаре сильно возросло с 1817 года благодаря прибытию эмигрантов из Кабула, бежавших от происходивших на их родине смут. Их насчитывается около 2000.

В Бухаре живет несколько сот калмыков. Некоторые из них владеют землей возле города, но большинство — военные. За последние четыре–пять лет число индусов в Бухаре сильно выросло: около 300 — коммерсанты, часть которых прочно осела там, часть же уезжает и приезжает с караванами из Кабула. У них на лбу и между глаз оранжевое или красное пятно: у одних — вертикальное, у других — горизонтальное, в зависимости от секты, к которой принадлежат. Большинство этих индусов из Мултана и Кабула, некоторые приезжают из Шикарпура и привозят индиго, называемое ими «нил», кашмирские и персидские шали; последние закупаются в Кабуле.

Среди купцов представители всех стран, прибывающие в Бухару по различным делам: там можно встретить купцов из России (за исключением татар), немного кокандцев и ташкентцев, персов, но нет ни китайцев, ни тибетцев. Встречаются иногда кашмирцы, отличающиеся прекрасной фигурой. У одного из них, высокого и хорошо сложенного, были черные гордые глаза, орлиный нос, великолепная борода. Я ему сказал, что он похож на красивого еврея, и он был очень недоволен, как этого и следовало ожидать. Тем не менее я оказался прав: сходство было столь поразительно, что при виде этого человека легко можно согласиться с мнением тех, кто рассматривает кашмирцев как еврейских колонистов.

Я видел в бухарских караван–сараях несколько афганцев из восточных горных частей страны. Эти люди отличались прекрасной фигурой, весьма выразительны, но дики. Если их спросить, из какой они страны, то услышишь грубый ответ, содержащий богохульства. Эти афганцы, точно так же как и киргизы, игнорируют распоряжения полиции. Один афганец, раб бухарца, сбежал в караван–сарай, где находилось несколько его соотечественников. Хозяин вскоре обнаружил его и захотел вернуть обратно. Афганцы избили бухарца и подняли грандиозный переполох. Несмотря на появление нескольких полицейских, бухарцы вынуждены были покинуть караван–сарай. Поведение этих афганцев доказывает их смелость в чужой стране; кроме того, они были по–своему правы, ибо мусульманам воспрещается иметь рабов из числа правоверных, а афганцы такие же сунниты, как и бухарцы.

Афганцы, о которых я только что говорил, одеты иначе, чем кабульцы: они закутываются в длинный кусок холста, как римские сенаторы в свои тоги. Помимо этого они, хотя и являются мусульманами, бреют себе только макушку, волосы их очень длинны около ушей и на затылке, поэтому бухарцы называют их «кяфирами» («неверными») .

Являющиеся в Бухару паломники–нищие, очень хорошо, но странно одетые, напоминают колдунов–шаманов; они кривляются и подделываются под безумных, потому что народ приписывает известную степень святости тем, чей рассудок расстроен.

У каждого знатного человека есть рабы, чаще всего персы; во время нашего пребывания в столице в их числе был только один сияхпуш, не знавший еще местного языка. Русских рабов — около десяти. Многие откупились и стали заниматься ремеслами; их презирают, как «неверных». Искренность тех, кто принял ислам, весьма подозрительна. В общем, число находящихся в Бухаре рабов составляет несколько тысяч.


Бухарский народ разделяется на две основные группы: одна — победившая и господствующая, другая — побежденная и подчиненная. Первую составляют узбеки, вторую — таджики. Последние рассматривают себя как первоначальное население страны и происходят, вероятно, от древних согдийцев. Таджики отличаются коренастой фигурой, европейскими чертами лица, красивым цветом кожи. Они значительно менее смуглы, чем персы, и черноволосы.

Узбеки, утверждающие, что они явились из окрестностей Астрахани, как об этом также сообщает Абулгази, разделяются на много племен, из которых наиболее значительное в Бухаре — мангыт: оно делится на кара–мангыт, фок–мангыт и ак–мангыт. Члены этого племени кичатся своей принадлежностью к нему, и из него же происходит хан. Основные племена узбеков — джабу, карлук, калмак, мангыт, найман, китай, кипчак, кырк, джай и минг.

Помимо узбеков и таджиков в Бухаре обитают туркмены, арабы, калмыки, киргизы, каракалпаки, афганцы, лезгины, евреи, цыгане и, наконец, несколько тысяч персов, большая часть которых является рабами. Трудно, я думаю, встретить маленькое государство, которое включало бы в себя такое множество национальностей.

Мы уже говорили о том, что узбеки похожи и на татар и на калмыков. Они расселились преимущественно в окрестностях Самарканда, Бухары, Каракуля, Карши, Гузара и в Мианкале.

Туркмены в отличие от узбеков имеют более широкое лицо и более коренастую фигуру, поэтому они скорее похожи на калмыков. Самое сильное племя у них — теке; все они кочевники и предпочитают жить на левом берегу Амударьи, от Карши до хивинской границы. Правый берег севернее Ёйчи покрыт песками, и поэтому здесь нет пастбищ. Орошение вдоль Амударьи во многих местах легкоосуществимо, и туркмены выращивают здесь в больших количествах рис, который требует много воды.

Поля, расположенные недалеко от Мерва, они считают слишком ограниченными; это позволяет думать, что число туркменов–земледельцев растет. Они не так богаты, как киргизы; у них нет крупных стад: самые значительные — не более 60 лошадей, зато они ценятся гораздо дороже киргизских. Туркменские начальники называются беками и платят ушр и зякет бухарскому хану, к которому относятся враждебно и не очень стараются уплачивать упомянутые налоги, являющиеся выражением подчинения данного племени какому–нибудь правителю. Если Российская империя, согласившись, например, оказывать покровительство Малой и Средней киргизской орде, защищает их против любого нашествия со стороны, то она могла бы требовать с них эти налоги, предписанные Кораном.

Арабы поселились в Бухарии в то время, когда халифы овладели этой страной. Их можно распознать с первого взгляда по смуглому цвету лица; живут они в селениях, часть которых расположена в окрестностях Бухары. Некоторые арабы — кочевники, прочие же ведут полукочевой образ жизни и бродят около Карши и в окрестностях Термеза. Многие арабы–земледельцы располагают стадами, которые пасут в степях; они — главные поставщики знаменитых каракулевых шкурок.

Большая часть бухарских калмыков происходит от орд Чингисхана, прочие же калмыки — торгоуты, которые в 1771 году покинули берега Волги, причем несколько семейств поселилось в Бухарии. Первые почти совсем забыли свой язык и между собой говорят по–татарски; их можно узнать только по физиономиям. Они известны своей храбростью, восприняли обычаи узбеков и живут среди них в особых селениях в Мианкале и других районах Бухарии.

Киргизы, живущие в Бухарии, пришли из Малой и Средней орды искать счастья в новых пустынях. Не боясь далеких расстояний, они периодически возвращаются в родные степи, чтобы через некоторое время покинуть их снова. Подобные долгие и утомительные путешествия никогда не пугают этих людей, которым свойствен бродячий образ жизни. Кочевник располагается всюду, где находит свободное место. Мы видели киргизов на северо–востоке Бухарии, около Карши, на севере Мианкаля, где они приходят в соприкосновение с каракалпаками, которых считают соотечественниками.

Часть афганцев и лезгин в Бухаре происходит от заложников, взятых Тимуром. Мне передавали, что в этой стране есть также китайцы подобного же происхождения. Лезгины весьма немногочисленны; они живут вокруг Самарканда и еще говорят на родном языке. Об этом я узнал в Бухаре от одного армянина, понимающего по–лезгински.

Происхождение цыган, или зингари, называемых в Бухарии «мазане», не выяснено с достоверностью. Их можно встретить во всех частях страны; как и в других местах, они ворожат и занимаются продажей лошадей; объединенные в таборы, они влачат жалкое существование. Когда бухарская полиция была менее сурова, их женщины открывали лица и торговали своим телом.

Низкий и скрытный характер заметен у бухарцев, так же как и у всех восточных народов, стонущих под игом деспотизма.

Лицо таджика всегда выражает самые совершенные кротость и безмятежность. Таджики деятельны, трудолюбивы и имеют немалые способности к различным профессиям: они — купцы, ремесленники и земледельцы; кочевая жизнь не доставляет им никакой радости. Большинство умеет читать и писать, и, кроме духовенства, составляют наиболее цивилизованную часть бухарского населения.

Узбеки весьма воинственны; эта черта характера выработалась у них вследствие частых столкновений с соседями. Любой узбек считает себя победителем. Такую точку зрения они унаследовали от турецкой расы. Правда, это нередко порождает высокомерие, но одновременно говорит и о благородстве.

Я слышал от узбеков горькие жалобы на то, что хан запрещает им мстить хивинцам за грабежи их соотечественников. «Нам стыдно, — говорили они чужестранцам, — что мы допускаем так оскорблять себя. Мы воины, мы смелы, у нас превосходные кони, и если бы хан позволил нам мстить тем, кто на нас нападает, мы сумели бы убить, разорить или взять в плен хивинцев, как мы это делали лет десять назад».

Отличаясь друг от друга во многих отношениях, таджики и узбеки имеют много общего. Многие узбеки ведут торговлю, особенно правительственные чиновники. Соблазн наживы и жажда богатства способствуют росту их продажности и увеличивают неправосудие. Более того, доносы, интриги, зависть, столь распространенные при восточных дворах, оказывают на нравы ханских фаворитов пагубное влияние; они владеют искусством тонкого обмана и униженного раболепия, если этого требуют обстоятельства.

В стране, где ложь расценивается как талант, недоверие как обязанность, притворство как добродетель, не могут существовать радости искренней дружбы, неизвестны откровенность и доверие.




Текст воспроизведен по изданию: Мейендорф Е. К. Путешествие из Оренбурга в Бухару. Перевод с французского  Е. К. Бетгера. — М., Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1975 (с сайта www.vostlit.info).


  • 1
будет продолжение!

Не поняла кого надо осудить по тексту.

Не понял вашего комментария. Зачем обязательно осуждать?

Пардону прошу. Ошиблась окном. :) А ваш текст занятный, очень.

Спасибо! )) только текст не мой)) даже не я сканировал. Спасибо г-ну Мейендорфу, издательству "Наука" и сайту vostlit.
Я всего лишь объединил кусочек текста с "родной" картинкой 1-го издания книги...

А все равно спасибо. Занятное в сети так редко найдешь.

И Вам спасибо за этот отзыв!

  • 1
?

Log in

No account? Create an account