Val

rus_turk


Русский Туркестан. История, люди, нравы.


Previous Entry Поделиться Next Entry
Урумци (Урумчи). Из записок ссыльного китайского чиновника
Врщ1
rus_turk
[Архим. Палладий (П. И. Кафаров)]. Урумци. (Из записок одного ссыльного китайского чиновника) // Известия Императорского Русского географического общества. Том VIII. 1872.

Город Урумчи. 1900-е


Урумци есть один из таких пунктов Средней Азии, которые, благодаря выгодному положению своему, пережили все политические перевороты в крае, и после погромов, при первом затишье, снова воскресали к деятельной политической и торговой жизни. С тех пор как Китай, успев утвердить свое влияние в с.-з. крае, при династии Хань, завел военно-пахотные поселения в нынешнем Урумци, место это, под разными наименованиями, уже не исчезало из истории. После изгнания монголов из Китая Урумци, как и вся сопредельная страна, вскоре подпал власти элютов и служил кочевьем хошотского ханства. В половине прошедшего столетия страна завоевана была маньчжурами, и Урумци сделался центром военного округа, начиная от Баркюля до Хурхараусу включительно.

Урумци, или Урумчи, есть чжунгарское название урочища, которое, говорят, означает место, удобное для облавы; как административный центр для поселений он носит официальное название Дихуа-чжоу; в торговом же мире он более известен под именем Хун-мяо-цзы, или Красной кумирни, по одному загородному капищу, окрашенному в красный цвет. Урумци расположен при подошве западного протяжения Богдоолы, треглавая вершина которой виднеется издалека, и которой ежегодно приносится жертва с ближайшей к городу возвышенности.

Урумци состоит из двух городов: старого, или торгового, расположенного на правом берегу реки, по склону горы, и нового, или маньчжурского, построенного на левом берегу, на низменном месте, но зато вблизи источников.

Климат в Урумци довольно суров, хотя прежде, когда не было оседлого населения, он был еще суровее. По уверению автора записок, из которых заимствованы излагаемые здесь сведения, дожди в Урумци бывают чрезвычайно редки, не более одного или двух раз в год, а в иные годы и вовсе не бывают; зато снега обильны до такой степени, что прекращают пути сообщения. Жители пользуются водою горных потоков, образующихся от таяния снегов, и из колодцев, которые легко устроить вследствие вертикального строения почвы (как замечает автор). Поля орошаются водопроводами.

Вблизи Урумци есть горячие серные воды.

Урумцийский округ простирается на запад по долине, орошаемой речками, которые вытекают из Тяньшанских гор. Все эти речки втекают безысходно в одно водовместилище, называемое Вэйху или Вэйтан (Тростниковое озеро); озеро это, или болото, поросшее тростником, тянется с в. на з. на несколько сот ли и составляет северную границу округа; что такое на севере этого озера — никто не знает, потому что там не была еще нога человека, говорит автор; по убеждению туземцев, оно служит месторождением саранчи, хотя она и не появляется в Урумци. Эта особенность в физическом строении страны приводит к предположению пространной впадины по северную сторону Тяньшаньского хребта, подобно Лобнорской по южную его сторону.

В границах Урумцийского округа попадаются городища и следы древних пашень, свидетельствующие о давней населенности края; в особенности замечательно городище близь поста Гимуса, предположительно времен династии Тан; в нем уцелело большое каменное изваяние Будды, наполовину вросшее в землю; обуглившиеся предметы, выказывающиеся из земли, доказывают, по словам автора, что этот древний город был истреблен огнем.

Нынешнее население Урумци состоит из колонистов, переселенных сюда из Китая; по давности переселения их можно считать туземцами края. Маньчжуры, завоевав Чжунгарию, для упрочения в ней своей власти озаботились, прежде всего, водворить в ней оседлое население и с сею целию предприняли колонизацию опустевшей страны в широких размерах. Они перевели в новый край, на всегдашнее жительство, с семействами, часть династийных войск (из маньчжуров, сибо, дахуров, солонов, чахаров и элютов), и часть войск из природных китайцев; не довольствуясь сим, они пригласили из Китая свободных переселенцев, оказывая им пособие деньгами, провиантом и земледельческими орудиями и отводя участки пахотной земли. Они употребляли и другие средства к увеличению оседлого и домовитого населения в местах, бывших до того времени кочевьями [к тому же времени относится учреждение, близь Или, колонии из выселенцев туркестанских городов, которых элюты называют тарячи (таранчи), или колонистами].

В Урумци расположены войска из маньчжур и природных китайцев. Из первых есть обязанные хлебопашцы, называемые циху, т. е. знаменными, или маньчжурскими; из последних — вольные хлебопашцы, называемые просто бин-ху, военными.

Простой народ разделяется на несколько классов: 1) добровольные переселенцы из Китая, приглашенные правительством, минь-ху. 2) Купцы, изъявившие желание возделывать землю и для того записавшиеся на постоянное жительство в Урумци, шан-ху. 3) Бездомные китайцы, не имевшие постоянного жительства и переведенные в Урумци для поселения, аньчаху (нестроевые). 4) Сосланные на поселение, равно по исполнении срока ссыльной службы обращенные в класс хлебопашцев, цянь-ху [бездомные ссыльные поселенцы на запад от Манаса]. Каждый класс составляет особую общину и имеет своего старшину, называемого тоу-му или син-йô. В случае дел чиновники обыкновенно обращаются к тем старшинам; оттого значение их очень велико.

Кроме сих классов есть еще огородники, юань-ху, арендующие у казны участки земли за ничтожную плату; но так как они не составляют постоянного населения, то и не причисляются к туземцам.

Ремесленники и мастеровые, большею частию, принадлежат к классу ссыльных; они же доставляют прислугу в дома жителей города.

Колонисты живут обыкновенно не деревнями, а рассеянно, отдельными усадьбами, каждый на своем участке земли. Они не употребляют удобрения, а соблюдают переменный способ запашки, через год. Вследствие сильных холодов, от которых почва глубоко промерзает, земля не дает озимых всходов, и потому сеют только яровой хлеб. Колонисты из ссыльных по окончании осенней жатвы стекаются в Урумци для других промыслов и с наступлением времени весенней запашки снова уходят на свои поля. Урумцийские купцы часто скупают у крестьян хлеб на корню, во время его всхода, расплачиваясь немедленно и сами после убирая его.

Из хлебов, главным образом, возделывается пшеница и овес; в м. Гао-тай разводят также рис, но какой, суходольный или водяной, — автор не говорит. Овес употребляется на корм лошадям и выгонку водки; овсяная мука идет также в пищу. Из огородных овощей автор особенно хвалит урумцийскую капусту и редьку. Разводят также мак двух родов. В плодовых плантациях, как и во всех других производствах почвы, страна эта далеко уступает соседнему Туркестану. Табак, возделываемый в Урумци, автор находит очень хорошим. Находят также assa foetida и марену; последняя лучше китайской, но остается без употребления; корень ее, истертый в порошок, служит противоядием при укушении фалангой.

В округе Урумци существуют значительные естественные богатства. В южных горах Манаса повсюду находятся золотоносные россыпи. Близ Урумци есть железный завод, содержимый казною; но руда его чрезвычайно тяжела; из 100 частей ее получается только 13 ч. железа. В урочище Ян-балгасун добывают селитру, ежегодно до нескольких тысяч пудов, и доставляют ее в Или и Тарбагатай на пороховые заводы. Находится также превосходная слюда, употребляемая жителями вместо стекол. В ближних к Урумци горах есть обильные месторождения каменного угля разного качества; добываемый в северных горах считается лучшим; он не дает ни дыма, ни запаха, легко разгорается и не скоро потухает; зола от него бела как снег. Уголь из западных гор употребляется на кухне; зола от него красноватого цвета. Есть еще два низших сорта каменного угля. Лучший древесный уголь приготовляется из дерева сосо: разожженный с вечера, он не гаснет всю ночь; дерево это чрезвычайно крепко, но корень его не глубоко входит в землю.

Соль добывается в озерах, имеет цвет темный; турфаньцы привозят красную соль.

Урумци есть пункт по преимуществу торговый, транзитный и складочный, подобно Хами. Он сообщается особыми путями с Северо-Западным Китаем (через Хами), с Турфанью, Или и Тарбагатаем. Кроме того, кукухотонскими купцами проведен от Кукухотона к Урумци прямой степной тракт. Купцы живут в форштатах старого города, общинами; так есть община купцов сучжоуских, ланьчжоуских (равно из Ганьсу) и кукухотонских; последние, называемые в Урумци гостями из-за Ордоса (Бэй тао кэ), суть самые богатые; это — шаньсийцы, оцепившие своею торговою предприимчивостью всю Среднюю Азию, до крайних восточных и западных пределов ее. Есть также община купцов монгольских и свободно приезжающие из Турфани туркестанские торговцы.

О предметах торговли автор не распространяется; замечает только об огромном местном сбыте водки и табаку.

Для краткости, мы опустили заметки автора о разных особенностях Урумцийского края, о чудовищных кабанах, змеях с тупым хвостом (как будто обрезанным) и пр. Охотно опускаем также его очерк обычаев и нравов урумцийских жителей и подробности о разгульной жизни торговых гостей; китайские купцы, говорит он между прочим, так привыкают к веселой жизни в Урумци, что забывают о возврате на родину; часто случается, что семейства их, оставшиеся в Китае, просят по начальству о возвращении их родственников; в таких случаях местные власти без церемонии арестуют загулявшихся сынов Срединной империи и препровождают их в Китай по этапам.


Пек. корр.

Пекин
10/22 июня 1872



См. также:
• М. В. Певцов. Путешествие по Восточному Туркестану, Кун-Луню, северной окраине Тибетского нагорья и Чжунгарии;
• Г. Е. Грум-Гржимайло. Неизведанные страны Средней Азии. Урумчи.

  • 1

бее церемонии

без церемонии

Спасибо, поправил.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account