Val

rus_turk


Русский Туркестан. История, люди, нравы.


Previous Entry Поделиться Next Entry
По Внутренней орде и Астраханской губернии. III. Астрахань (2/2)
GorSor
rus_turk
А. Терещенко. Астрахань // Москвитянин, 1854, т. 1, № 3/4.

I. Внутренняя Киргиз-Кайсацкая орда.
II. Улус Хошотский, или Хошоутовский.
III. Астрахань. Часть 1. Часть 2.

Астрахань. Спасо-Преображенский монастырь. 1856


Астрахань, как город приморский, подвержена многим болезням, заносимым азиатцами. Так, проникло сюда в 1805 году моровое поветрие, известное здесь под именем чумы или чумной заразы, и потом чрез семнадцать лет холера, которая явилась в первый раз в августе месяце и похитила много жертв. Она еще посетила в 1830 году, затем в 1847 и 1848 годах, и теперь поселилась здесь, как везде в России, приняв разные виды. Она тем убийственна в Астрахани, что в ней господствуют лихорадки изнурительные, горячки нервные и воспалительные головные боли, нередко лишающие ума. Этому злокачественному свойству много содействует невыгодное местоположение города, в коем дуют неожиданно холодные ветры или делается совершенное безветрие при страшных жарах, так сказать, душащих людей; нет ни садов, ни деревьев, могших бы защитить от зноя нестерпимого или произвесть какую-либо прохладу, ибо ничего не может расти без искусственного усилия, по причине солонцоватой почвы и воды того же качества. Духота начинается с марта и продолжается до половины августа. После дождей, случающихся изредка, земля испускает испарения зловонные, которые, действуя губительно на дыхательные органы, поражают новыми болезнями. Такие испарения садятся на здания и расстилаются по улицам наподобие белой прозрачной пелены; осадок их, чисто солонцоватый, обращается в ржавчину и по причине едкости портит даже железо. Самое лучшее, отрадное время — это осень, которою вполне наслаждаются жители. В тени доходят жары до 40 по Реомюру. Около конца декабря наступают морозы, и зима известна по падающему и тут же тающему снегу. Бывали зимы, в которые замерзала Волга и стояла довольно долгое время. При всех невзгодах климата, разводятся виноградники. Сады были разведены в большом множестве, но от происходивших засух, за пять или шесть лет пред сим, они истребились, и по недостатку вод не были возобновлены. Растут в окружности в изобилии арбузы и дыни разных видов. Огородные овощи, за исключением капусты и свеклы, доставляются из дальних мест или из верховья. Татары занимаются разведением капусты и свеклы, и эти люди суть главнейшие производители огородных произрастений.

Садоводство началось вскоре по завоевании Астрахани, и в 1618 году появились виноградники. Один немец, поступивший впоследствии в монахи православного вероисповедания, получил несколько лоз из Персии и посадил. Они привились так успешно, что стали разводить их, и этому немцу-монаху обязана Астрахань своими виноградниками. Петр I приказать учредить садовое правление и поручил разводить виноград под наблюдением людей, знакомых с садовым искусством. Люди, приписанные к садовому правлению, назывались крестьянами садового общества. Петр В., в бытность свою в Астрахани, посадил собственноручно несколько деревьев, коих остатки видны на бугре Паробочевом. Государь, где ни был, везде ознаменовывал свое благотворное присутствие.

Паробич, заведывавший садоводством в 1752 году, улучшил виноград и плодоносные деревья до такой степени, что они доставлялись ко Двору, и с их дохода выстроены каменные здания для садоводства. Со смертию Паробича прекратилось цветущее состояние садоводства, которое перешло в руки частные. В их садах произрастали в изобилии груши, яблоки, айва, сливы черные и белые, вишня, персики, абрикосы, грецкие орехи, шелковичные деревья и виноград [Возможность разведения шелковичных червей в городе доказал штаб-лекарь П. О. Голубовский, который развел их в своем саду и получает шелк хорошей доброты. Он предполагает устроить особое заведение, в большом размере.]. Ныне растет все это в небольшом количестве, и только поддерживаются одни виноградники, из коих самый богатый есть князя Церен-Джаба. В его саду произрастают более 20 видов винограда.

С покорением Астрахани, населялась она стрельцами, охранявшими от набегов кочующих орд. С увеличением народонаселения выходцами из разных мест, город соделался посредником торговых сношений с Кавказом и Персиею. Армяне, персияне, индейцы и татары, коренные обитатели, заводились своими домами и строили лавки.

Астрахань покамест занимает почетное место в торговле с Востоком. С занятием Каспийского моря русскими, чрез нее доставляются товары азиатские, которые развозятся по внутренним губерниям. Промысл рыболовный есть один из главнейших источников богатства. Рыбная ловля находилась первоначально в руках татар. Петр I повелел отобрать ее в казенное ведомство, Екатерина II отдала рыбные и тюленные промыслы купечеству, со взиманием постановленной платы, с тем, однако, чтобы не отдавать в одни руки. Рыбные промыслы производятся в устьях Волги, в море и на реке Эмбе, и доход от улова простирается ежегодно на несколько миллионов. Около двенадцати лет тому назад, замечают уменьшение рыбы, которая год от году убавляется. Причиною тому, как некоторые думают, обмеление рек и самого моря.

Фабрики и заводы не представляют важной отрасли для торговли. Выделываются шелковые и бумажные материи, саржа, полутафта, пестрядь, набивные бязи, бурметы, кушаки, аладжи и др. Находятся заводы кожевенные и свечные.

Упадок торговли заметно чувствителен; доказательством этому могут служить многие обветшалые и опустевшие здания и караван-сараи, в коих безжизненность и безлюдность поселилась навсегда. Обширный двор Индейский, который некогда славился денежными оборотами и многолюдством промышленников, теперь исчез [остается еще для воспоминания здание Индейского двора, с обширной его окружностию], и из множества индейцев осталось восемь и один дряхлый старик, выходящий по временам на свет, чтобы своею тенью напоминать торговцам о прежних отношениях к братии его, уже забытой!

Около 1731 года образовалось казачье Астраханское войско из татар и калмыков, обращенных в православие, из ссылочных и бродях. Впоследствии переселили с берегов Дона одну тысячу семейств, которая заняла берега Волги. В короткое время степные прибрежья покрылись станицами, от Астрахани до Саратова, на протяжении почти 800 верст. Ныне станицы казачьи весьма многолюдны, богаты, и некоторые из них не уступают хорошим уездным городам. В 1802 году сделан над ними главный начальник, под названием наказного атамана. Казаки вооружались копьями, луками, сандовеями, чеканами [сандовей — железный двузубец, насаженный на дерево, а чекан — небольшой топор, насаженный на конце палки, имеющей длину около аршина], пистолетами и палашами. Одевались в чекмени армянского покроя, архалуки разноцветные. Офицеры отличались от простых казаков темляками и витейками на плечах. В 1801 году назначена для них форма однообразная, нынешняя; вооружение состоит из пики, сабли и винтовки.

Первоначальное образование в Астрахани появилось с учреждением Троицкого монастыря (в половине XVI века), находящегося в Кремле, и оно касалось преимущественно духовного сословия. Императрица Анна повелела открыть (в 1730 году) славяно-латинскую школу, для образования духовного и светского сословий, которая переименована потом (в 1778 году) в семинарию, а в 1788 году сентября 22 основано народное училище. В нем, кроме наук, преподавали языки: армянский, татарский, турецкий, арабский, персидский и калмыцкий, разумеется, и русский. В 1806 году преобразовано народное училище в гимназию, в коей учат, сверх наук, назначенных уставом, языкам: греческому, латинскому, французскому, немецкому, персидскому, арабскому, турецкому и армянскому [По указу Сената от 27 июля 1785 года были назначены в собственность учебного заведения: Караузятские воды и две пристани в городе Астрахани, которые отошли потом в доход гимназический. Приказ общественного призрения, взяв их в свое ведение, платит гимназии 1800 руб. серебром. Князем Куракиным пожертвовано в пользу гимназии, 1 сентября 1805 года, 2000 руб. ассигн., которые выдаются ежегодно.]. Всех учащихся 170, в том числе 12 кантонистов. По прошествии сорока лет, открыт при гимназии пансион для 20 воспитанников, из детей бедных чиновников. В 1807 году учрежден при католической церкви благородный пансион. Купец из армян Агабабов, водимый мыслию о благотворении, основал на свои счет училище, в 1810 году, для детей беднейших родителей, с благородной целию образовать духовенство и людей для торговли. На этот предмет он пожертвовал каменный гостиный двор, служащий источником дохода на содержание; построил училище и обязался еще воспитывать на свой счет двенадцать юношей. В 1838 году это училище получило новый устав и носит имя основателя — Агабабовское училище. Сверх этого находится другое училище армянское, открытое в 1850 году; предполагается учредить училище армянское для девиц. Астраханское казачье войско устроило пансион для детей обер- и штаб-офицеров; потом, открыто училище для детей канцелярских служителей. Не многие города губернские имеют институты для образования девиц, и Астрахань принадлежит к числу двигателей просвещения. В 1836 году открыт институт для образования девиц благородных, обер-офицерских и купеческих. Явились жертвователи для поддержания учебных заведений: купечество единодушно изъявило готовность отпускать ежегодно, из городских доходов, по 8300 р.; купец Иван Алексеевич Колпаков принес в дар 111.087 р. ассиг., с тем, чтобы из процентов было уделяемо на образование десяти девиц 4000 руб., а остальные 1500 руб. были бы раздаваемы в награду девицам, окончившим воспитание с похвалою. Воспитанницы носят имя своего благотворителя. Барон Штиглиц пожертвовал 1500 руб. сер., купец Алексей Петрович Сапожников, собравший до 30 круглых сирот обоего пола, после холеры 1830 года, учредил было сиротовоспитательное заведение, которое, к сожалению, уничтожено им в 1846 году. Доброе и богоугодное дело уничтожено! Добрые дела не забываются, и потому скажем о бывшем составе сиротовоспитательного учреждения. Получавших образование считалось 40 человек, и принимались сироты из простого сословия. Девицы, кроме первоначальных познаний, обучались рукоделию и башмачному ремеслу, а мальчики, по окончании учения, избирали занятия сообразно своим способностям или поступали на службу к своему благотворителю. При выходе девиц замуж, благотворительный Сапожников наделял каждую по 1000 руб. Не ограничиваясь такими благотворениями, Сапожников основал еще больницу на 50 кроватей, которая, к несчастию, сгорела в ноябре месяце 1851 года [Я был свидетелем этого несчастного события. Замолчим: грустно пересказывать.].

В Астрахани учреждены два приюта, поддерживаемые частными благотворителями; пять приходских училищ; из них одно для девочек, коих обучается 65; калмыцкое училище и несколько татарских медрес (школ). Калмыцкое училище, открытое, кажется, в 1849 году, обязано своим превосходным устройством начальнику попечительному, генерал-майору Михаилу Ивановичу Тагайчинову. В школе примерная чистота; ученики занимаются без принуждения и, несмотря на то, что идолопоклонники, читают книги на русском языке духовного содержания, пишут и говорят по-русски, как русские природные. Воспитанников считается 70, кои помещаются в особых комнатах, отличающихся свежестью воздуха; самое белье спальное изумило меня опрятностию. Пища здоровая и сытная, мальчики полные, румяные и веселые, — это лучше всех похвал. Честь начальнику! [В городе находятся три типографии: одна губернская и две частные, — свидетельство успехов просвещения.]

Нельзя умолчать здесь об одном доме, хотя не живущем в Астрахани, однако имеющем благотворное влияние на дух своих сограждан, — хочу сказать о Лазаревых. Два брата — действительный статский советник и камергер Иван и Иоаким Лазаревы, водимые мыслию о народном образовании, учредили в Москве в 1815 году Институт восточных языков, который назван в честь основателей Лазаревским институтом. Великодушной попечительностию Лазаревых упрочено заведение пожертвованиями, состоящими в капиталах и зданиях. Цель заведения состоит в приготовлении переводчиков по государственным и торговым сношениям, в образовании наставников для армянских училищ и достойных священнослужителей для армяно-григорианского вероисповедания. Из института дозволено поступать в университет, и уже многие, окончившие в нем учение, с честию проходят ученое поле, гражданскую и военную службу; из того же института вышли сочинения, печатанные в типографии гг. Лазаревых; этот институт, постоянно благодетельствуемый покровительством Лазаревых, известен и приносит плоды усладительные.

Город, стоящий на четырех холмистых буграх — Заячьем, Голодном, Ильинском и Киселевом, покрыт многими церквами, несколькими монастырями, мечетями и красивыми зданиями. Приволжская пристань, от устья реки Кутума до протока Царевки, усеяна корабельными мачтами. При подъезде к Астрахани, виднеется далеко величественный собор Успения Божией Матери, поставленный в Кремле. Вся краса города — это верхняя его часть [Город в полицейском устройстве разделен на четыре части; в каждой из них частный пристав; будки и каланчи выстроены на образец петербургских. Жителей 46.000, улиц и проулков 148, площадей 9, мостов 15; дохода городского более 100.000 руб. сер.], которая известна более под именем Кремлевской и Московской улицы. Тут сосредоточены лавки, Гостиный двор, присутственные места, музеум городской, дом военного губернатора, помещающийся над лавками, дом индейский, гимназия и хорошенькие частные домы. Против губернаторского дома разведено на площади что-то похожее на цветник, называемый жителями садом. В нем деревья тощие, и рассаживаемые цветы блекнут почти при самом росте. Все усилия развести сад напрасны. Однако в нем ищут, во время зноя, прохлады! На запад от Кремля — подол, или низменная часть, называемая Косою, которая была прежде покрыта Волгою; она довольно приятна и многолюдна. С северной стороны выходит речка Кутум, которая огибает весь город и впадает в море, когда есть вода; речка во многих местах пересыхает. По набережной правильно расположены деревянные и каменные домы. С южной стороны канал, прорытый благотворительным греком Варвацием, и называемый Варвациевским; он соединяется с Волгою и Кутумом, простирается на две версты. Тут устроена набережная деревянная, и она одна из любимых городских гуляний. Некоторые домы на Варвациевской набережной красуются и могли бы занять место в столице; лодки, плывущие по каналу, снуют беспрерывно в несколько рядов, с плодами, зеленью и съестными припасами, привозимыми из деревень; они останавливаются на правой стороне Полицейского моста и напоминают собою венецианский базар. Здесь сходбище народу азиатского и европейского; говор и язык звучит то гортанный (калмыцкий), то дыхательный (персидский и татарский), то как бы охриплый (армянский), а между ними свободный русский. По правую сторону Варвациевского канала расположена Татарская часть, а в смежности с нею Армянская, в коих обитают жители их имени. Постройки татарские деревянные, но внутренность их жилья очень-очень грязная; пред их домами и на улице валяются куски овчин, лохмотья, кости, мусор, и разносится запах удушливый. Постройки армянские частию деревянные, а частию каменные, и прекрасные; войдя в их жилье, изумляешься опрятности и меблировке. Везде вкус и даже изысканность, ибо армяне здешние суть главнейшие богачи. По ловкому приобретению денег и способу добывания, называют армян жидами. В какой степени это справедливо, пусть говорят те, которые имеют с ними дела; но мне известно, что они недоверчивы, ревнивы, завистливы, даже если видят обогащение своего единоземца. Конечно, есть между ними люди благородные, но они служат указанием, примером для похвал. [Значительный класс из торговцев, кроме армян, суть татары, персияне и немного хивинцев и бухарцев. Татар как жителей считается более 10.000 душ; они управляются табунными головами и имеют свою расправу; разделяются на три общества: бухарское, агрыжанское и гилянское. Персиян считается около 500 душ. Некоторые живут своими домами, а большая часть в Персидском дворе и караван-сараях. Торгуют привозимыми из Персии товарами. Хивинцы и бухарцы приезжают временно и единственно для торговли, которая состоит в бумажных материях, бязи, бахте, мерлушках и мехах. Индейцы занимались торговлею, но после стали отдавать деньги в рост, коим нажили большие богатства. Они вывозили в Персию серебряные рубли Петра I, где продавали с наддачею от 20—30 к. на рубль. Правительство прекратило этот торг.]

Улицы в городе не везде опрятные и прямые, и, что странно, никто не знает их имени, — одна полиция ведает, и то хранить как бы в тайне, подобно древним народам, кои настоящее имя города своего или улицы не обнаруживали, а называли общенародным, чтобы спасти граждан своих от бед и напастей; — за всем тем они бесконечны! Приезжий поражается неприятной вещью: нет в городе гостиниц, — в таком многолюдном и богатом городе, нет гостиниц! Надобно искать помещения в домах частных, и хорошо, если найдется сколько-нибудь удобное жилье: у иного обывателя отдается без мебели, а у другого без печей. Вози с собою и мебель и печи!

Останавливаясь всегда с чувством умиления пред памятниками благотворения, грустно и больно сердцу, когда видишь их забытыми и как бы никогда не бывавшими. Варваций, — имя громкое и усладительное, — кто расскажет твои благодеяния? — не современники ли? Увы! у них осталась об тебе одна темная память, рассказ холодный и предание сбивчивое, будто бы запутанное веками. Давно ли это было? в наше время! Только помнят, когда нуждаются; только знают человека, когда он в живых. О люди, люди! — Имя его увековечилось само по себе, в многочисленных благодеяниях и постройках городских. Колокольня Успенского собора, богадельня при Приказе общественного призрения и церковь на Паробочевом бугре, сады, мост Варвациев на Кутуме, который переименован в Новый; домашние постройки его, славившиеся роскошью благотворения, приютом для бескровных и нищих; канал его имени, протекающий посреди города, говорят везде об Варвации [В Пятигорске, на минеральных водах, сохранились две ванны, называемые варвациевскими. Самовидец рассказывал мне, что эти ванны, деревянные, были сделаны самим Варвацием.]. К удивлению моему, когда я спросил у одного прохожего, хорошо одетого, с которым я повстречался у канала: «Как называется этот канал?» — «Канал? просто канал, — отвечал он, — ему нет другого названия». — «Не Варвациевский ли это канал?» — спросил я вторично. — «Я не слыхал этого названия», — говорил он мне. — «Вы здешний?» — «Здешний». — «Как же не знать Варвация?» — «Рассказывали мне об нем, — продолжал он, — но мы называем просто „канал“». Вот чувство туземца, запечатлевшего в своем сердце имя, коим гордится отечество! Ни в одном из зданий Варвация не встретите ни бюста, ни его портрета, и жители до того равнодушны к этому, что и не думают. Народ торговый, поглощенный одними расчетами, не удивляет меня; но есть люди, бывшие в свете и судящие о делах ближнего; что же предприняли эти люди? Ежедневно прогуливаются по набережной Варвациевской, наслаждаются там свежестию воздуха, и не хотят знать, кому обязаны этим. Не тунеядцы ли они, заражающие общества? Жизнь подобных — плевелы, заглушающие посев добра. — Память благотворителя Варвация произносится с благоговейным чувством в Таганроге, где он также выстроил несколько зданий в пользу человечества. Монастырь греческий, им там созданный, осыпан его благодеяниями. Он постановил навек, чтобы монашествующие были присылаемы в тот монастырь из Иерусалимского монастыря от Гроба Господня, и все служение совершалось бы по тамошнему уставу. В этом монастыре стояло тело незабвенного нашего Государя Александра Благословенного [Из слов статского советника Василия Антоновича Говорецкого, лично Его знавшего. — При рассматривании ризницы Успенского собора, я нашел там портреты Варвация и Сапожникова. Честь сохранившим память!]. Варваций, неистощимый сокровищами и благотворениями, принес свои богатства в пользу греков, защищавших свою независимость, и умер почти нищим, в греческой богадельне. Благодетель — и нищий, переход ужасный!

По протоку Царевки, выходившей из Волги, и довольно глубокой и удобной для пристани, расположена таможня, коея здания содержатся в примерной чистоте и порядке. В пакгаузах складывают азиатские товары, получаемые немедленно оттуда торговцами, без всяких проволочек, почему торговля идет успешно и с такою пользою, что поражаешься ее выгодами, в чем, без сомнения, она обязана беспристрастному и всеми уважаемому главному ее начальнику В. А. Говорецкому. Ввоз товаров простирается примерно на шестьсот тысяч рублей, а отвоз втрое более, — вот доказательство выгодной торговли и попечительного надзора за нею главного таможенного начальника.

По берегу высохшей реки Скаржинки расположены порт и адмиралтейство. Порт основан Петром Великим (в 1722 году), при походе его в Персию, а адмиралтейство в 1727 году, которое заняло теперешнее место между Крымскою башнею и началом канала при Скаржинском протоке. На месте же адмиралтейства были прежде огороды Троицкого монастыря. Грамотою царя Михаила Федоровича дозволено было, в 1625 году, архимандриту того монастыря Рафаилу построить слободу при особом монастыре Сретения Господня, для помещения больных. Эти здания существовали до открытия порта. Адмиралтейство было обведено земляным валом и защищено пушками. За 20 лет пред сим (т. е. до 1851 г.), были перестроены все здания в адмиралтействе, но валов давно лет. Эллинги адмиралтейства переменяли несколько раз свое место, по причине постоянного понижения Волги, и теперь они на новой косе, пред которой образовалась уже другая, заслонившая пристань купеческую. В адмиралтействе сохраняется яхта (плезир) и шестивесельная верейка, на коих Государь обозревал берега Волги и взморье каспийское. Корма яхты украшена очень хорошею резьбою, над которой, как говорят, трудился сам Петр. Резьба состоит из фигур, во весь рост человеческий, представляющих морских божеств. На обширной площади расставлены корабельные принадлежности: якори, картечи, ядра, бомбы, фалконеты, единороги и пушки. Находятся два арсенала, замечательные своим устройством и украшением оружий; мастерские и помещения хозяйственные. По каналу Адмиралтейскому остались кусты от тутовых деревьев, о рассадке коих я ни от кого не мог узнать. В адмиралтействе строятся незначительной величины военные суда, которые разъезжают по Каспийскому морю и служили пособием при военных действиях, со времен Петра Великого до наших дней. Прекрасной отделкою и порядком адмиралтейство обязано начальнику Каспийского флота, контр-адмиралу и военному губернатору Астрахани, Гр. Гавр. Басаргину.

В здании городского музеума помещается библиотека, собрание предметов из естественной истории, модели строящимся в порте и в волжской пристани лодкам и кораблям, образцы снастей для ловления рыбы, поливальные мельницы, чигири и водоподъемные машины. Библиотека основана пожертвованиями купцов: Николая Ивановича Шайкина, Николая Петровича Солодовникова и иностранца Швейцера. Сын первого жертвователя, Осип Николаевич Шайкин, принял на свой счет содержание служителя для библиотеки, отопление здания, выписку сочинений, устройство библиотечных вещей и переплет книг, коих считают 10.500. Бесплатное чтение открыто в библиотеке для всех. Сын Шайкина сделан библиотекарем, и исполняет эту обязанность безвозмездно 15 лет.


Другие материалы об Астрахани:
«Разбалуй-город» (И. С. Аксаков);
По Волге (В. И. Немирович-Данченко);
Астрахань: у ворот Азии (А. Н. Харузин).

  • 1
Сейчас у нас в Астрахани памятник Варвацию установлен, меняемся к лучшему.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account