rus_turk (rus_turk) wrote,
rus_turk
rus_turk

Category:

Курильщики опия

Д. Н. Логофет. В забытой стране. Путевые очерки по Средней Азии. — М., 1912.

В чай-хане было много народу, и, забравшись в заднее полутемное помещение, мы видели перед собою всю картину жизни и движения на его широком переполненном людьми и животными дворе. Рядом в небольшой комнате слышалось какое-то неясное бормотание, сопровождавшееся тихими стонами.

— Больной там? — позвал чайчи [чайчи — владелец чай-хане] полковник.

— Нет, тюра, так, человек там лежит, — уклончиво ответил чайчи.

Не удовлетворившись таким ответом, полковник подошел к двери и широко распахнул обе ее половинки, дав возможность видеть внутренность помещения.

На кошме среди комнаты лежало два туркмена; видимо они крепко спали, порою бормоча что-то и охая. Около них лежали какие-то трубочки, чашки с темными коричневыми шариками.

— Опиум, по здешнему териак, курят, — разрешил мое недоумение полковник, притворяя двери. — Обыкновенное явление по всей Бухаре, да и в русских областях тоже встречается довольно часто. Опиум здесь распространен очень сильно; привозится он преимущественно из Китая и отчасти из Афганистана, причем существует несколько его видов, из которых один принимают внутрь, а другой курят в особых трубках. В общем, эти наркотики крайне вредно отражаются на здоровье людей. Очень характерно, что многие считают, что в распространении опиума можно видеть симптомы грядущего влияния Азии на Европу. Между прочим, русские люди в Азии также усваивают себе пагубную привычку курения и употребления опиума, причем действие его на организм туземцев несравненно меньше, благодаря долголетней привычке целого ряда поколений, а на русских действие это очень разрушительно. Везде на всех базарах Бухары можно найти териак в каком угодно количестве, продаваемый по сравнительно дорогой цене. Добывается он из маку, которым засевают громадные пространства в Китайском Туркестане и в англо-индийских владениях. Когда мак уже почти созрел, то на головках его делаются надрезы, откуда выступает сок — белая жидкость, собираемая в сосуды и под влиянием воздуха превращающаяся в твердое вещество темного цвета. Чем больше лет лежит опиум, тем он делается лучше и ценится дороже. Здесь почти все курят. Правда ведь? — обратился он к хозяину, прислушивавшемуся к нашему разговору.

— Верно, тюра. Многие курят. Раис даже сам курит, — засмеялся он, вспомнив местного блюстителя законов и нравов.

Заинтересовавшись, я спросил, какое ощущение испытывают при курении.

— Ты хочешь знать, что видят, тюра, те люди, которые выкурят териак? Я сам курю, но трудно рассказать. Вначале бывает немного тяжело — кровь приливает к голове, но потом мысль проясняется, и человек видит перед собою весь мир. Один за другим проходят перед его глазами другие народы с их жизнью, даже те, про которых он никогда не слыхал и не видел. Битвы, осады городов, сражения, набеги чередуются с мирною жизнью. Бесконечно большие базары открываются перед ним, и люди проходят, толпятся тысячами. Дни с ярким солнцем, ночи с бледною луною чередуются каждую минуту. Женщины, прекрасные как гурии, танцуют, сплетаясь длинными вереницами, и снова волны, города, кишлаки и пустыни. Ах, тюра, нельзя этого рассказать, все лишь можно видеть, чтобы помнить; но раз увидишь — другой раз захочешь. Скучна потом наша жизнь становится, и хочется снова чувствовать и жить в том, другом прекрасном мире, где все время услаждается слух чудною музыкою, пением птиц и бачей и женщин. Хорошо, тюра, очень хорошо!

И старик на минуту задумался, будто переживая вновь все картины и ощущения.

— Потом только делается плохо, — заговорил он снова. — Болит голова, дрожат руки и ноги. Весь человек становится больным. Ест плохо, но, опять-таки, легко может поправиться, надо немного в меру покурить. Все проходит, и здоров человек. Если много курить — спать хочется, снова сны приходят, и снова больной, а немного — очень хорошо.

Невольно приходит на мысль, что борьба с распространением опиума, териака, гашиша и анаши, всеми этими наркотиками, в Средней Азии почти не ведется, и большое количество их водворяется тайным путем в виде контрабанды через китайскую и бухарско-афганскую границы. Между прочим, врачами признается главный вред в тайной продаже наркотиков, благодаря которой они проникают не в чистом виде, а с подмесями, особенно разрушительно действующими на здоровье.



Кульджа. Начальник таможни дает урок опиумокурения. Начало 1890-х


Кульджа. На маковом поле


Герат. Архитектурный ансамбль Мусалла (1417—1438 гг.) в окружении маковых полей. 1934


Другие публикации по теме:
Фергана: пагубные пристрастия и пороки (В. И. Кушелевский);
Василий Верещагин о дервишах и опиумоедах;
Терьяк, банг и нас (А. Микин);
Кашгарские сердцепохитительницы (Ч. Валиханов);
Добыча опия в Пишпекском уезде (И. Иванов);
Заметка о жизни дунган селения Каракунуз Пишпекского уезда Семиреченской области (В. Цибузгин, А. Шмаков);
Опиумные фабрики Бихара.
Tags: .Афганистан, .Бухарский эмират, .Китайский Туркестан, 1901-1917, Чарджуй/Чарджоу/Туркменабад, история туркменистана (туркмении), история узбекистана, логофет дмитрий николаевич, русские
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments