rus_turk (rus_turk) wrote,
rus_turk
rus_turk

Categories:

Из «Книги русской скорби»: Смерть урядника

Книга русской скорби. Издание Русского народного союза имени Михаила Архангела. Том X. — СПб., 1910.

Окрестности Змеиногорска (varandej.livejournal.com)

Павел Степанович Чалкин. Полицейский урядник Змеиногорского уезда Томской губернии, убит 1–го февраля 1909 г. 

Павел Степанович Чалкин, по окончании военной службы, из которой он вышел унтер–офицером, служил полицейским урядником в Змеиногорском уезде Томской губернии.

В этих краях, в селе Ивановском Курьинской волости, в крестьянской семье, родился и вырос Чалкин, и хорошее знакомство с районом, в котором протекала его служба, давало ему лишние шансы на успешное преследование конокрадов и других преступников. Не делал поблажек Чалкин и местным шинкарям. За Чалкиным установилась прочная репутация усердного и честного служаки, он неоднократно был поощряем денежными наградами со стороны акцизного ведомства и губернатора. Мало того, за прослужение 5 лет в должности полицейского урядника, Чалкин был награжден серебряной медалью «За беспорочную службу в полиции» и даже был допущен к временному исполнению обязанностей полицейского надзирателя 1 участка с. Змеиногорского.

В последнее время — дело относится к 1905—1906 и последующим годам — жизнь его стала делаться беспокойной и тревожной, как и весь темп русской жизни, которая как бы сошла с рельс, так как прежняя колея уже не годилась… Появились слухи о народном представительстве, окончилась неудачная война с Японией, начались грандиозные забастовки, прогремело 17 октября, пронеслись еврейские погромы, начались аграрные беспорядки, одна за другой сменились две Думы, чтобы дать место третьей, более уравновешенной и работоспособной…

Чалкин, в эту годину «бурных стремлений», работал с удвоенной энергией и не раз проявлял настоящий героизм. В змеиногорский погром 1905 года он все время оставался на посту, подвергая свою жизнь опасности. В следующий, 1906, год общего брожения среди нижних чинов, возвратившихся с войны, и развития противоправительственной пропаганды, Чалкин в селе Таловке, при обыске одного запасного солдата, чуть не был убит нахлынувшей толпой, и только благодаря тому, что вовремя успел отбить направленный в него удар дубиной, остался жив. Яростные враги Чалкина, конокрады, стреляли в него, при преследовании их в Змеиногорск, но неустрашимый урядник все–таки задержал их.

Но все яркое, смелое и сильное в жизни сплошь да рядом недолговечно, и Чалкин, спасая от самосуда толпы конокрадов и грабителей, был зверски убит рассвирепевшей толпой, которая заодно линчевала и тех, кого Чалкин хотел предать в руки правосудия.

Чалкин трагически погиб днем 1–го февраля 1909 года. Накануне этого дня Чалкин задержал одного конокрада, скрывавшегося уже несколько лет. В этот же день он напал на следы и того преступника, который был товарищем упомянутому конокраду. В селе Таловке, на ярмарке, преступники были арестованы, но в отсутствие Чалкина, уехавшего в соседний киргизский аул по делу об украденных лошадях, толпа народа успела вытащить задержанных из каталажной и жестоко расправиться с ними. Чалкин распорядился смыть кровь с них и подать подводы для доставки арестованных в Змеиногорск.

Но собравшаяся толпа, из которой стали раздаваться голоса врагов Чалкина, требовала расправы с полицией за защиту воров, не давала проезда. Чалкин, желая обратить внимание толпы на свое требование дать дорогу, выстрелил вверх два раза, но вторым выстрелом убит был крестьянин, стоявший вдали от подвод, — кто–то ударил Чалкина по руке, так что револьвер выпал из рук и выстрел пришелся даже не в ту сторону, где задерживался проезд.

После этого толпа окончательно рассвирепела. Чалкин, успевший поднять револьвер, вместе с десятским вбежали в сборню. Когда толпа стала бить всех арестованных, ломиться в сборню и угрожать поджечь последнюю, Чалкин выломал раму и выскочил с десятским. Часть народа набросилась на них и разъединила. Чалкин был зверски убит: на нем скакали, топтали его ногами, переломали ему все ребра, изуродовали лицо; были также убиты и все арестованные.

Чалкин и до этого печального исхода, своей энергией по взысканию податей и недоимок, по преследованию конокрадов и преступников и лиц, принадлежащих к разным противоправительственным партиям, приобрел массу врагов, которые, по–видимому, и воспользовались скопом толпы народа, подстрекнув на убийство.

После смерти Чалкина осталась вдова и двое малолетних детей.

Толпа во все времена была стихийной, легче локализовать пожар или остановить прорвавшую плотину воду, чем сдержать человеческий поток, устремившийся к той или другой цели. Толпа, растерзавшая доблестного героя Чалкина, состояла из крестьян, в глазах которых конокрад — преступник, не заслуживающий никакого снисхождения. Это и немудрено, так как лошадь в быту крестьянина играет громадную роль.

Но не надо забывать, что на все есть суд «скорый, правый и милостивый».


См. также: Туркестанское восстание саперов (1912).
Tags: .Томская губерния, 1901-1917, Змеиногорск/Змеиногорское, Таловка, восстания/бунты/мятежи, евреи, история российской федерации, казахи, книга русской скорби, криминал, переселенцы/крестьяне, полиция/жандармы, русские
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments