September 20th, 2011

Врщ1

Наставление к стрельбе из ружей

Н. С. Лыкошин. Наставление к стрельбе из ружей / Полжизни в Туркестане. Очерки быта туземного населения. — Петроград, 1916.

Всякий, кто интересуется тем, что читают наши среднеазиатские туземцы и в особенности низшее сословие («аами»), неученые сарты и киргизы, неминуемо должен будет обратить внимание на известные под названием «рисаля» рукописи, никогда не бывшие в печати, но тем не менее имеющие обширный круг читателей, убежденных в истине сообщаемых сведений. «Рисаля» представляют собой исторические очерки каждого из известных туземцам промыслов и ремесел, начиная с земледелия и кончая гаданьем на овечьем помете. Collapse ) я позволю себе познакомить читателей с содержанием одной из них. Это «Наставление к стрельбе из ружей», случайно найденное одним моим знакомым в Старом Маргелане.


Упражнение в стрельбе тайфурчей. Иллюстрация к статье «Наша среднеазиатская граница. Кашгар» (Нива, 1879, №15)

Collapse ) в форме ответа на вопрос, какими качествами должен обладать стрелок, перечисляются 12 нравственных достоинств, в ряду которых видное место занимают различные оттенки щедрости, доброжелательство, воздержность, вежливость, а в заключение от стрелка требуется, чтобы он был заботлив по отношению к сиротам (уж не к детям ли убитых стрелком), чтобы все добытое ружьем «тратил на пути Божием» и, наконец, в точности исполнял все религиозные свои обязанности, как со стороны догматической, так и в отношении религиозных обрядностей (таат).

Далее изложено, что стрелковое дело зиждется на 5 повелениях и 4 опорах. Здесь к перечисленным уже нравственным качествам, обязательным для стрелка, добавляется гостеприимство, раскаяние, молитва, пост и милосердие.

На вопрос, что составляет правую сторону ружья и что левую, стрелок отвечает, что правая сторона — это хороший нрав стрелка, а левая — открывание света [вряд ли будет ошибкой предположить, что здесь подразумевается просвещение светом Ислама иноверцев].

Судя по ответу на вопрос, когда стрелок бывает ближе всего к Богу, вся «рисаля» написана, по–видимому, для того, чтобы указать, какое душеспасительное назначение приобретает ружье в руках правоверного мусульманина. «Пусть стрелок обратится в сторону кяфиров и выстрелит один раз пулей. Независимо от того, попадет или не попадет пуля в цель, стрелок, в момент выстрела, соединится с Богом». Collapse )

TurkOff

Аральская экспедиция 1848–1849 гг. (3/6)

А. И. Макшеев. Путешествия по Киргизским степям и Туркестанскому краю. — СПб., 1896. Другие части: [1], [2], [3], [4], [5], [6].

Collapse ) На первом переходе я познакомился с Т. Г. Шевченко, который, служа рядовым в Оренбургском линейном № 5 батальоне, был командирован, по просьбе лейтенанта Бутакова, в описную экспедицию Аральского моря, для снятия береговых видов. Я предложил несчастному художнику и поэту пристанище, на время похода, в своей джуламейке, и он принял мое предложение. Collapse ) Он много рассказывал о своих мелких невзгодах, но о крупных политических никогда не говорил ни слова. Collapse ) «Когда меня привезли в Оренбург, то представили корпусному, дивизионному и бригадному начальникам и затем в Орской крепости — батальонному и ротному командирам. По мере понижения ступеней военной иерархии, со мною обращались все грубее и грубее, и когда очередь дошла до ротного командира, то он пригрозил мне даже розгами, если я дурно буду себя вести. Чтобы оградить себя от опасности, я прибег к очень простой и, как оказалось, весьма действительной мере: купил очень много водки и весьма мало закуски, пригласил ротного командира и нескольких офицеров на охоту и упоил их. С тех пор отношения наши сделались наилучшими, а когда угощение начинало забываться, я повторял его». Единственная книга, которую Тарас Григорьевич имел с собою, была славянская библия; впрочем, он читал ее мало и никогда ничего не писал.

Джангыс-агач


Т. Г. Шевченко. Джангыс-агач. Акварель, V.1848

26-го мая, не доходя несколько верст до Карабутака, мы увидали влево от транспортной дороги Джангыс-агач, «одно дерево», и поскакали к нему. Это единственное на всем пути от Орска до Раима дерево было осокор, толщиною у корня сажени в две в обхвате и вышиною сажен в пять. На нем было гнездо тальги, птицы из породы орлов. Киргизы считали это дерево священным, аулие, и украшали его разными тряпками. Не менее священно было оно и для русских странствователей в летние жары по степи, ярко освещенной палящими лучами солнца и не имеющей нигде вершка тени, где бы зрение могло отдохнуть. Мало кто из верховых проезжал по дороге, не завернув к Джангыс-агачу и не отдохнув под его тенью. Но теперь и киргизы и русские лишены этой ограды, потому что какому-то пьяному казачьему офицеру вздумалось, для своей потехи, срубить и сжечь дерево. И этот варварский поступок остался безнаказанным, как будто это не уголовное и не самое гнусное преступление. Вид Джангыс-агача сохранился в альбоме киргизской степи, изданном Залесским в Париже.


Бронислав Залесский. Офорт из «La vie des Steppes Kirghizes» (1865)

Описание дерева в повести Тараса Шевченко «Близнецы»: Collapse )

Основание Карабутакского форта

Утром 21-го мая, после молебствия, совершенного священником, следовавшим в Раим, в присутствии генерала Шрейбера и других лиц из транспорта, который имел в этот день дневку, был заложен на реке Карабутаке форт на 50 человек гарнизона. По окончании закладки, строитель форта генерального штаба штабс-капитан Герн пригласил нас к себе на обед. Мы пропировали до позднего вечера и когда возвращались в лагерь, то, по незнанию отзыва, чуть не были подстрелены слишком уже исполнительными башкирами, занимавшими аванпосты. На другой день священник, обиженный, что его не пригласили на обед, и успевший уже, по собственному его выражению, наполниться духом, то есть спиртом, обратился в сторону форта и, торжественно подняв руки к верху, произнес: «Да не будет благословения Божия над фортом сим!» Возглас этот сопровождался нескончаемыми причитаниями попадьи, любившей еще более мужа наполнять себя духом. Это был один из многих скандалов, которыми отличалась согласная чета в походе и потом в Раиме.


Т. Г. Шевченко. Форт Кара-Бутак. Сепия, V.1848 - I.1850

Дела с хивинцами 26-го мая

Надежда на встречу с хивинцами вскоре оправдалась, но, к сожалению, не для всех. Из четырех эшелонов, состоявших под начальством генерал-майора Шрейбера, только первым двум, то есть съемочному отряду прапорщика Яковлева и уральскому транспорту войскового старшины Иванова, удалось подраться с хивинцами, а раимские транспорты — повозочный и верблюжий — узнали о неприятеле, когда уже он бежал восвояси. Collapse )


И напоследок — стихотворение Тараса Шевченко, в котором нашли отражение и виденный им степной пожар, и одинокое дерево... Collapse )