November 2nd, 2011

Врщ1

Ташкент. Визит к великому князю

Н. А. Варенцов. Слышанное. Виденное. Передуманное. Пережитое. — М., 2011.

Collapse ) Ко мне вошел довольно полный господин в мундире с орденами и отрекомендовался: «Городской голова города Ташкента Кожевников, бывший служащий Товарищества „Н. Кудрин и К°“, находившийся некогда под вашим начальством, а потому счел долгом засвидетельствовать свое почтение и поздравить с Новым годом». Collapse ) Он встал и начал прощаться. Я ему сказал, что я тоже должен пойти с визитом к великому князю Николаю Константиновичу.


С. М. Прокудин–Горский. Дворец великого князя Николая Константиновича на берегу Сырдарьи

Кожевников схватил меня за руку: «Что вы! Что вы! Не ходите к этому сумасшедшему!» И рассказал: он по приглашению великого князя поехал на хутор к нему в Голодную степь, где великий князь проводил арык для орошения земли. Был принят князем весьма любезно, он усадил его в кресло, и они начали оживленно беседовать. Вдруг князь сразу изменился в лице, переменил тон, повысил голос до крика с руганью, схватил нагайку и бросился на него. «Я, перепугавшийся, — как рассказывал Кожевников, — не растерялся, подбежал к окну и выскочил из второго этажа, к счастью, упал на большой куст какого–то растения, благодаря чему не разбился. Вставши на ноги, подбежал к верховой лошади, привязанной у крыльца дома, вскочил на нее и галопом понесся в город, опасаясь погони сумасшедшего князя. Поведение великого князя, — продолжал он, — меня сильно возмутило, я отправился к генерал–губернатору Вревскому с жалобой. Вревский мне ответил: „Вам, как лицу официальному, городскому голове, должно бы прежде всего знать, что великий князь находится в ссылке и вам не следовало бы его посещать, но раз вы это сделали, то все последствия от случившегося должны нести одни“». Collapse )


С. М. Прокудин–Горский. Арык Пашазада, дающий воду в имение великого князя Николая Константиновича

Когда справился у своих знакомых о Кожевникове, мне рассказали о нем следующее: будучи доверенным, он достаточно набил свои карманы деньгами, покинул службу, открыв свое дело. Считая себя уже достаточно богатым, со свойственной напыщенностью ограниченных людей от денежных удач, возомнил себя большим человеком с желанием пофигурировать в звании общественного деятеля, попал в гласные думы, а потом добился избрания в городские головы.

Вечером этого дня, когда у меня был Кожевников, я, будучи в гостях у Захо, рассказал ему все, что слышал от Кожевникова. Захо рассмеялся и сказал: «Он мягко передал вам о своем приключении. В действительности великий князь сильно его избил, и если Кожевников при своей трусости решился выпрыгнуть из окна второго этажа, то только ради спасения своей жизни, и хорошо это сделал, а то очень вероятно, и не был бы живым теперь. Кожевников долго лечился от избиения, прискакал он в город в разорванном в клочки мундире и штанах и без орденов». Collapse )

TurkOff

От форта Перовского до Туркестана. Укрепление Джулек

П. И. Пашино. Туркестанский край в 1866 году. Путевые заметки. — СПб., 1868.

Другие части: [1], [2], [3], [4], [5], [6], [7], [8], [9].

Collapse ) Направо Сырдарья, налево вдалеке горы, и между ними множество киргизских кочевок не могли не остановить на себе нашего внимания. Наконец предстал Джулек при закате солнца! — это был один из великолепнейших фортов новейшей постройки.



Укрепление Джулек. «Туркестанский альбом» (1871—1872)

Комендант, к которому мы обратились за ночлегом, принял нас весьма ласково и радушно. Аппетитный ужин коменданта расположил нас к беседе, продолжавшейся до полуночи. Мы говорили о том о сем, о походе Черняева под Дизак, о возвращении его оттуда, о крепостном хозяйстве и о житье-бытье самого хозяина. Оказалось, что жена его с детьми осталась где-то в России, чтобы воспитать детей, а он влачит свою жизнь по степи и назначен комендантом в Джулек. Жизнь его чрезвычайно монотонна; благо, если приедет кто-нибудь, — тогда можно потолковать с проезжающим. Общества никакого положительно, только солдаты, составляющие гарнизон укрепления, и доктор полугоспиталя на десять кроватей, в котором постоянно больных находится более 20-ти человек из числа войска, проходящего на службу. Гарнизон требует заботы о себе, приготовления жизненных припасов. Благо, что здесь земля кругом плодородна и близки сенокосы, а то привелось бы, чего доброго, ездить за сеном за сорок верст, как в Уральском укреплении. Топливо здесь в изобилии, потому что кругом саксауловые рощи, джида. Жаль только, что здесь нет столяров, как в форте № 1; а то бы можно было выделывать из джиды прекрасную мебель и шкатулки. Мы выразили свое удивление, почему коменданту не угодно удерживать в своем форте опытных столяров из солдат для приготовления мебели.

— Что вы, что вы, — возразил комендант, — как это можно, и к чему бы это повело, когда здесь нет ни инструментов, кроме топора, ни навыка.

Резоны были таковы, что оставалось согласиться безусловно, так как выписывание инструментов из России сопряжено с большими неудобствами по отдаленности форта.

— Скажите, вы не опасаетесь волнения киргиз или, например, нападения бухарцев? — спросил кто-то из нас. — Ничего ведь нет мудреного, что бухарцы после отступления Черняева из-под Дизака произведут нападение и на вас, — что вы тогда поделаете с ними с своими семидесятью человеками солдат?

— А ничего-с, запрусь в крепости и подниму стрельбу, — провианта у меня много в форте, — отвечал он. — По моему мнению, кажется, об этом и говорить-то нечего: после славного степного перехода генерала Черняева через Голодную степь бухарцы не осмелятся произвести на нас нападения, а киргизы — народ смирный; у нас кругом покуда совсем тихо, ничего не слышно.

Collapse )