November 3rd, 2011

Врщ1

Князь А. Н. Искандер об отце

Перепост из журнала jnike_07

Князь А. Н. Искандер

Интересное свидетельство обнаружил в воспоминаниях князя Александра Николаевича Искандера, родился 15 ноября ст. ст. 1889 г. в Ташкенте, умер в Грассе 26 января 1957 г., похоронен на русском кладбище в Ницце. Это младший сын вел. кн. Николая Константиновича Искандер-Романова (1850—1918), о смерти которого я рассказывал. Отец был внуком Николая I и двоюродным дядей Николая II, сын, соответственно, — правнуком Николая I и троюродным братом последнего царя. Крестной матерью кн. А. Н. Искандера кстати была сестра отца — вел. кн. Ольга Константиновна (1851—1926), первая королева эллинов. Collapse )

Я уже писал о политике этнозамещения, которую проводили представители романовской семьи и которая своего апогея достигла в годы правления Екатерины II. А что делает "изгой романовской семьи"? Тоже, кстати, человек без капли русской крови и женатый на немке. Он делает все наоборот! Collapse )

Врщ1

По русским селениям Сыр-Дарьинской области (3)

И. И. Гейер. По русским селениям Сыр-Дарьинской области. (Письма с дороги). Т. I. Чимкентский уезд. — Ташкент, 1893. Другие части: [1], [2], [3], [4], [5], [6], [7], [8], [9], [10].

Collapse ) гонимые самыми разнообразными причинами переселенцы продолжают двигаться в Туркестан, и нет возможности остановить этот поток, не признающий никаких препятствий и руководящийся только инстинктом самосохранения, да стремлением получить и свою долю материального довольства на жизненном пире человечества. Эти свободные, жаждущие работы руки с завистью поглядывают на необозримые пространства редконаселенных туркестанских степей и недоумевают, почему им не позволяют занять их, не подозревая, что эта действительно могущая прокормить сотни тысяч ртов земля, не имея воды, не имеет жизни и для того, чтобы приютить на ней несчастных скитальцев, необходимо предварительно затратить десятки тысяч рублей на орошение девственной почвы. В настоящее время в руках местной администрации таких средств не имеется. Серьезнейшая государственная задача — колонизация края — пока совершалась как бы между делом. Collapse )

Чем ближе приближаешься к г. Чимкенту, тем больше проникаешься сознанием, что путешествуешь по русской стране. Collapse ) Чимкентский базар совсем утратил своеобразный, строго туземный характер, и на нем по всем направлениям шныряет смазной сапог русского крестьянина. Collapse ) На единственной большой улице русского Чимкента замечается та же смесь «одежд и лиц». По ней едут крестьяне из селений на базар и обратно, а по аулие-атинскому почтовому тракту, все той же беспрерывной нитью, тянутся русские телеги с кладью, направляемой на ташкентский рынок. Collapse ) Все это поспешно тащит круторогий астраханский бык, важно выступая за своим хозяином хохлом, идущим впереди обоза с длинным чумацким кнутом, ручка которого покрыта особою хохлацкою резьбою. Collapse ) все это настолько будит родные воспоминания о широком шляхе Малороссии, что невольно забываешь о том, что все это совершается в глубокой Азии, царстве кочующего киргиза, за 4000 верст от европейской культуры, и проникаешься горделивой уверенностью, что уже:

Здесь русский дух,
Здесь Русью пахнет!

В нескольких верстах от Чимкента, по дороге в г. Аулие-Ата, влево от почтового тракта, стоит первое русское селение Каменная Балка. Оно рассчитано на 23 двора и заселено лишь летом текущего года. Крестьяне Каменной Балки, точно также как и немцы, константиновцы, зимовали в Казалинске и пришли в Чимкент в разгар холерной эпидемии. Однако эта грозная болезнь почти не тронула их; усиленная же заболеваемость среди шедших с ними немцев объясняется крестьянами высшею степенью расчетливости, граничащей со скупостью, свойственной германской расе:

— Зиму насилу прокормились; весною, почитай, натощак тронулись, а путь была трудная. Знаемое дело, идешь дорогою — надо себя жалеть, потому придешь на место, работа тяжелая будет. Ну, значит, русские добра-то и не жалеют. Чаво его жалеть: живы будем, новое наживем; ну, и продают — со слезами, да продают, чтобы харчей хороших достать. А немец все экономию загоняет; вместо того, чтобы есть, он все лижет. Того лизнет, другого. С таких харчей жив не будешь. Сами себя извели ни за что; которые так и идти не могли: пластом на повозках лежали. Добро-то сохранили, а себя схоронили; вот и поди-кось с немцем: и человек-то он грамотный, а вышел хуже нашего брата, темного мужика!.. Collapse )

В заключение необходимо прибавить, что Каменная Балка, особенно вечером, когда по ее улице возвращается с пастьбы скромное пока по численности стадо коров и лошадей, выглядит, несмотря на свою молодость, настоящей русской деревушкой. Сопоставляя ценность созданного уже благосостояния с мизерным размером полученного от казны пособия, надо быть слепым, чтобы не видеть, сколько должны были крестьяне затратить труда, продавая его в чужие руки, чтобы так скоро оправиться и стать на ноги после ряда невзгод прошлой зимы и весеннего странствования.


С. В. Иванов. Переселенцы. Холст, масло. 1888


ПРОДОЛЖЕНИЕ