November 20th, 2011

Val

Курдские деревни Хорасана

Максуд Алиханов-Аварский. В гостях у шаха. Очерки Персии. — Тифлис, 1898.

Collapse ) Шахбас-Кала, деревушка столь же безотрадная, как Чибинли, лежит в овраге, на берегу речки Инча. Население ее состоит из 20-ти семейств разоренных курдов. Они рассказывали, между прочим, что за несколько дней до падения Геок-Тепе текинцы напали на них последний раз и увели из калы всех девушек, которые находятся в плену и до сего времени. Подобно персам, курды этой деревни почти поголовно принадлежат к опиофагам и имеют поэтому крайне болезненный, истощенный вид. Женщины — в невозможных лохмотьях, украшены тяжелыми бронзовыми браслетами, страшно грязны и покрыты вместе с детьми разными коростами. Они до того дики, что приходили в ужас при виде механизма карманных часов. Некоторые из них обращались к нашему врачу за средством от бесплодия.

— Самое верное средство, — отвечал доктор, — до полусмерти избить мужа каждый раз, когда у него явится пагубное поползновение курить или глотать опиум


А. Севрюгин. Портрет курдской семьи. Персия, конец XIX в.

Переночевав около Шахбаса, на следующий день мы сделали верст 12 и через деревню Шах-Мамед прибыли в Молла-Мамед-Келята, где расположились лагерем в нескольких садах.

Сегодня имеем здесь дневку. Воздух превосходный, вода также; в колонне нет ни одного больного. Крайне бедное население состоит из тех же курдов и помещается в мрачных, тесно скученных глиняных саклях, которых наберется, быть может, до 30. Здесь также охотно распространялись о ханских поборах.

— Можешь судить об остальных, — рассказывал мне один из курдов, — у нас есть бедная старушка, имеющая только одну корову, крошечный садик и небольшое поле. Несмотря на то, что овдовела 26 лет тому назад, она выплачивает хану до 200 кранов [кран — 28 копеек] ежегодно!..

Подобные случаи передавались нередко со слезами на глазах и сопровождались весьма прозрачным намеком, или еще чаще прямым уверением в том, что все живут здесь только в ожидании избавления, и именно с той стороны... откуда еще недавно был положен предел кровавым туркменским набегам…

— Вот вас здесь более 200 чужих людей, — рассказывал тот же старый курд, — и никто не взял даже щепки бесплатно. Но достаточно хоть на полчаса появиться здесь нескольким сарбазам, чтобы была обобрана вся деревня, чтобы поднялись плач и вой от разных насилий и безобразий. Collapse )