March 30th, 2012

Val

Пять недель в Кокане (1870). 3/5

Д. Н. Долгоруков. Пять недель в Кокане // Русский вестник, 1871, № 1.

Другие части: [1], [2], [3], [4], [5].

Collapse ) Я продолжал объяснять всю пользу для края от улучшения червеводства, которое неминуемо будет следствием вывода семени специалистами, знающими это дело. От этого улучшения улучшится и самое качество шелка, который будет продаваться непременно гораздо дороже, чем теперь.

— У нас, — возразил мехтар, — шелководство существует с незапамятных времен; никаких улучшений мы не делали, не искали, и оно все же, благодаря Бога, существует.

— Однако, — отвечал я, — ясно представляется возможность продавать дороже производимый вами товар: не есть ли это очевидная польза края? Ваш шелк-сырец стоит на месте теперь не более 190 рублей пуд; в Москве 225 и до 230 руб. Если же с улучшением червеводства вы достигнете того, что будете его продавать вдвое дороже, край от этого много выиграет.

— Да, это будет выгодно, — спокойно отвечал мехтар, — но нам нет надобности в этих выгодах. Наши деды и отцы жили, и жили счастливо, без них, и нам надо стараться им подражать. Впрочем, — с живостию прибавил он, — вы наш гость, гость хана; пошли вам Бог успеха в ваших делах. Collapse )


Саид Мухаммад Худояр-хан

Как только мы оба уселись, хан сказал несколько слов, которые мехтар повторил нашему переводчику, который в свою очередь перевел их нам. Едва мы узнали через этот двойной путь, что его высокостепенство радуется нашему приезду и пребыванию в Кокане, как хан спросил о здоровье друга своего туркестанского генерал-губернатора. Collapse )

Collapse ) Впереди нас слуга нашего хозяина с трудом удерживал пред собой, поперек седла, большой узел.

— Что это везет Риза́? — спросил я переводчика.

— Как же-с, это у них уж обычай. Угощение, которое вам подавалось, все вам отдано, — отвечал, иронически улыбаясь, Султан.

Действительно, орехи, изюм и все прочее поступило в нашу собственность; даже два ящика леденца с надписью «Фабрика бр. Кокиных в Москве», красовавшиеся пред нами во дворце, попали опять в русские руки. Этим, однако, не ограничилась ханская милость. Collapse )