July 31st, 2012

Врщ1

Рын-пески: когда ханов не стало

А. Н. Харузин. Степные очерки (Киргизская Букеевская орда). Странички из записной книги. — М., 1888.

Следующие отрывки: [В плоской степи]; [Баскунчак и Чапчачи]; [Астрахань: у ворот Азии].

Collapse ) Мы поднялись на песчаный бугор, и перед нами открылась Ханская Ставка. Целый ряд деревянных сереньких домов — растительности никакой; виднелась церковь с зеленой крышей; выдавались несколько домов из общего, невзрачного уровня. Вся Ставка казалась душной, пыльной, непривлекательной. Так хотелось вернуться назад в степь, на свободу; усталость словно прошла, лишь бы не в это душное, знойное, неуютное место…


Ханская Ставка. Конец 1880-х

Проезжая по улице Ставки, мы привлекали всеобщее внимание: тут и там высовывались головы любопытных; многие останавливались, чтобы поглядеть нам вслед. Провинция — захолустье. Много татар, много киргизов; мальчишки, девчонки разных племен, народностей и возрастов; на улицах глубокий песок.


Ханская Ставка. Конец 1880-х

Collapse ) сад представляет грустную картину: все деревья высохли: на них нет ни листка; два полузаросших прудика, две-три дорожки, вот и все; а все-таки лучше, чем на улице: есть, по крайней мере, свежая, сочная трава. Некогда сад представлял иную картину; деревья были в соку, пруды чисты, дорожки посыпаны песком и лавочки не косились набок. Но это было давно: это было тогда, когда Ханская Ставка «умела жить», когда Совет сильно заботился о «цивилизации» киргизов, и видел все благо цивилизации в пародии на столичную жизнь, позволял выписывать цирки, танцовщиц и наездниц, когда среди киргизских песков выпивались десятки бутылок шампанского, плодился разврат и народонаселение снабжалось городскими болезнями. Collapse )

Юсупали был уже старик; его длинная, но редкая борода была совсем седа. Он смотрел сумрачно и говорил серьезно, с легкой печалью в голосе.

— Что же при хане лучше было?

— Порядку больше: виселица всегда стояла готовая; если кто провинился мало, того плетью били, а кто украл, или убил, того вешать велел хан, и порядок большой был, не то что теперь. Collapse )

TurkOff

Хивинский поход графа Перовского (6)

И. Н. Захарьин (Якунин). Граф В. А. Перовский и его зимний поход в Хиву. — СПб., 1901.

Другие части: [1], [2], [3], [4], [5], [6], [7], [8].

Хивинский поход 1839—1840 гг. Горные 10-фунтовые
единороги на вьюках.



X.

Неожиданное прибытие Перовского и принятие начальства над колонною. — Прекращение жестокостей и польских сходбищ. — Окончательная гибель верблюдов. — Всеобщее уныние. — Прибытие в Чушка-Куль. — Празднование «победы» у хивинцев.

Collapse )

XI.

Что сталось с ротою поручика Ерофеева. — Усиление в Чушка-Кульском укреплении дизентерии, цинги и скорбута. — Общий упадок духа. — Исследование подъема на Усть-Урт. — Приказ об обратном выступлении. — Зимний оазис. — Озеро с камышом. — Дороговизна топлива. — Тайна молодых топографов. — Что значил чай. — Брошенный киргизами бульон. — Срытие Чушка-Кульского укрепления и взрыв землянок. — Фейерверк. — Обратный поход до Эмбы. — Выносливость уральских казаков. — Страшный буран, застигший колонну.

Collapse )

XII.

Возвращение на Эмбу. — Сага-Темирский лагерь. — Официальные и действительные потери. — Две новые неудачи. — Железная натура генерала Перовского. — Новая услуга султана Айчувакова. — Отъезд генералов Перовского и Молоствова в Оренбург. — Прибытие в Оренбург. — Поляки и татары и их ожидания. — Ходатайство о новой экспедиции в Хиву. — Отказ из Петербурга. — Выступление отряда с Эмбы. — Взрыв укрепления.

Collapse )