August 25th, 2012

Врщ1

«Мздоимец»

Н. Сурин. «Мздоимец» // Сибирские вопросы, 1911, № 50–51–52.

Тихий июльский вечер охватил нас своей истомой. В степи, бледными тенями убегавшей в беспредельную даль, замирали последние звуки прожитого дня. Каргалы задумчиво плескалась волной по скользким камням.

Мы спустились по обрыву и сели на не остывшие еще прибрежные камни.

— Хорошо здесь, слов нет… Монастырская тишина, к задумчивости, да к молитвам располагает… А если порассказать свежему человеку, что таится под этой тишиной, какую житейскую грязь прикрывает она, так и не поверит еще.

Отец Иоанн снял шляпу, положил на камни и бросил в нее фуляровый платок.

Collapse )

Врщ1

Астрахань: у ворот Азии

А. Н. Харузин. Степные очерки (Киргизская Букеевская орда). Странички из записной книги. — М., 1888.


Collapse ) Все пестро на берегу — бегут и кричат носильщики — персияне, извозчик — татарин, торговец — армянин, колонист — немец, праздностоящий — калмык. Среди этой разнородной толпы можно было бы подумать, что находишься в земле чужой, если бы не русский человек, который виден тут и там; он здесь уже давно, он один господин: уже давно водружен им восьмиконечный крест, уже давно красуется собор среди кремля. Collapse )

Нравы в Астрахани несколько странны для нас — мы привыкли называть такие нравы дикими. Типы «Кит Китычей», которых описывают у нас в юмористических журналах, не выродились там нисколько. Купец играет первую роль в Астрахани: если он богат, то он сила — он царь. Collapse ) Средний купец астраханский производит очень неприятное впечатление: он груб, он рутинен, не образован — он не культурен. Collapse ) Сначала может все это показаться смешным и забавным; но если взглянуть на это дело серьезно, то нельзя не погоревать о той рутине, которая еще в такой силе царит у нас, и в таком именно месте, где при уме и культурности можно было бы держать знамя русского имени высоко. Ведь Астрахань у ворот Азии!


Гостиный двор купца Аджи Усейнова (Персидское торговое подворье)

Collapse )