November 20th, 2012

TurkSold

А. Н. Плещеев: письма из Ак-Мечети (2/2)

М. В. Дандевиль.  А. Н. Плещеев в форте Перовском (по неизданным письмам) // Минувшие годы, 1908, № 10.

НАЧАЛО

Немудрено, что в подобной обстановке, вдали от какого бы то ни было другого поселка, среди необозримых степей, жизнь должна была идти монотонно, скучно до невозможности. Плещеев ярко очерчивает в немногих строках обычное времяпрепровождение гарнизона. Изредка однообразие существования скрашивалось пикниками, праздниками, охотами, да недалекими экспедициями в степь против кокандцев или разбойничьих шаек. Каждую такую экспедицию Плещеев ожидал с нетерпением, принимал в ней участие. Все это для него являлось случаем отличиться, заслужить «офицерские эполеты», а с ними «прощение вины», что давало надежду на скорую возможность вырваться из нестерпимой обстановки.



Н. Н. Каразин. Война с тиграми в форте Перовском

Collapse ) Главным начальником был начальник Сырдарьинской линии, генерал-майор барон Фитингоф. Это был человек резкий, взбалмошный, вздорный и мелочный, грубый с подчиненными Collapse ) офицеры форта, лучше знавшие своего начальника, чем недавно прибывший А. Н., не выдержали, наконец, гнета и прибегли к тому исходу, который и в настоящее-то время мог счесться чуть ли не за бунт, а тогда — во время сурового николаевского режима — мог повлечь для них весьма тяжелые последствия. Collapse )

Кто из них двоих, Беринг или Фитингоф, более антипатичный — сказать, конечно, трудно. Collapse ) Относительно же Беринга в том же письме Плещеев сообщает несколько таки прямо курьезных фактов:

В заключение могу рассказать вам анекдот или даже несколько анекдотов про Беринга, чтоб показать вам, какого это тона люди. На днях за обедом — при гостях — комендант поколотил собственноручно солдата, который ему принес седло. Комендантшу это так возмутило, что она произнесла: «Как тебе не стыдно, Мишенька, ты бы это мог в другое время сделать!» (Не правда ли, это похоже на сцену городничего с купцами в «Ревизоре»).

Хороша тоже теория любви к отечеству самого коменданта. Недавно, призвав одного конфирмованного, он стал ему читать мораль и, между прочим, сказал: «Что такое отечество? Это вздор. Где хлеб дают — там и отечество. Вот я и барон, мы немцы, а служим как русские!»

Но всего потешнее — это обращение Берингом батарейного хорунжего Сибаева в христианскую веру. Collapse )

Collapse ) Говоря об обществе форта Перовского, нельзя, конечно, не остановиться на двух личностях — Осмоловском и Первухине, которые заведывали туземным населением. Об Осмоловском Плещеев был наилучшего мнения. О Первухине много находим в письме Плещеева от 21 июня 1855 года. Это письмо дает такую яркую и правдивую картину наших среднеазиатских административных нравов, что краски ее до сих пор еще не потускнели; и то, что творилось 50 лет тому назад — разве только с небольшими изменениями — творится и теперь. Collapse )