November 26th, 2012

Врщ1

По Волге: Астрахань. На бойком промысле

В. И. Немирович-Данченко. По Волге. (Очерки и впечатления летней поездки). — СПб., 1877. Другие отрывки: [Царицын и Сарепта], [Владимировка, Черный Яр, Енотаевск], [Прибытие в Астрахань], [«Бусурманская украйна»], [На бойком промысле], [В царстве тузлука], [Тюленьи выхода], [Земля калмыцкая], [На Калмыцком базаре].

Collapse ) Мы взошли на это громадное буксирное судно, и первое, что меня поразило на палубе — бабы в штанах.

— Это что такое?

— Где?.. — П*, очевидно, не понимал моего изумления.

— Да вон… эти женщины…

— А! — и он расхохотался. — Приезжие прежде всего на этом останавливаются. Действительно, и ново и оригинально для вас. Это — здешние работницы.

На палубе штабелями были уложены чрезвычайно плотно лещ и сазан, правильными слоями, одна за другую бочка́ми вниз — «ребром», как называют здесь; бабы в холщовых рубахах и холщовых штанах (рубаха видна только по пояс) голыми пятками придавливают массу сушеной рыбы, чтобы она занимала как можно менее места, или просто сидят на рыбе, поджав под себя ноги калачиком. Волосы подобраны; есть и красивые лица. Будь это не грязный холст, можно было бы подумать, что видишь перед собою парижских дебардерок из Opera comique. Формы тела обрисовывались весьма пластично и рельефно, потому что многие нарочно на этой жаре обливаются водою. Вполне достигается таким образом на астраханских рыболовных промыслах задача современной моды — насколько возможно откровеннее обрисовать линии и выпуклости грешного женского тела. Я несколько сконфузился, а бабы ничего. Даже посмеиваются.

— Аль таких не видали? — задирает одна.

— У нас просто, начистоту дело! — отзывается другая.

Болтают точно сороки, до одури доведут хоть кого.

И как ловко распоряжаются с укладкой! Слои рыбы вырастают быстро перед вашими глазами. Одна швыряет рыбу из кучи, другая втискивает ее в промежутки нижнего слоя сухого сазана или леща. Collapse )


Работники рыбного промысла

— У нас на все своя наука, — вмешалась в разговор бойкая, голубоглазая астраханка с удивительными округлостями торса. — Теперича коли сушь — мы ее по брюху режем, а малосольного судака, который в сушку не идет, режем по спине.

— Чем же это объясняется?

— Да так отцы наши делали, так и мы, свычай у нас, у глупых баб такой.

— Разве и вы на промыслах работаете тоже?

— Слава Богу — руки есть, отчего не робить — робим… Другая за двух мужиков постоит еще. Collapse ) С испокон веку баба на промысел ходит, с мужиком на работе дружит. Бывают эмбенские бабы, что и в море промышлять охочи… Только возьми.

— И берут?

— Для ча не брать… Три бабы за двух мужиков потрафить могут, а платят ей за полмужика…

— Так ведь это невыгодно…

— Мы свой антирец тоже имеем. Collapse )

Врщ1

По Волге: Астрахань. В царстве тузлука

В. И. Немирович-Данченко. По Волге. (Очерки и впечатления летней поездки). — СПб., 1877. Другие отрывки: [Царицын и Сарепта], [Владимировка, Черный Яр, Енотаевск], [Прибытие в Астрахань], [«Бусурманская украйна»], [На бойком промысле], [В царстве тузлука], [Тюленьи выхода], [Земля калмыцкая], [На Калмыцком базаре].

Collapse ) — А хотите видеть еще один рыбный продукт, получивший сбыт только недавно?

Показали бочки с какою-то красной, неприятной на вкус икрой.

— Прежде ее в воду валили прямо. Это лещовая икра. А теперь при нашей бесхлебице и она получила сбыт. Collapse ) Мы окрашиваем селитрой. А вон так называемая ястычная икра.

В корзинах, прямо в соль, были уложены какие-то кишки. Collapse ) Такая ястычная икра приготовляется из судака, леща, воблы и тарани.

Попробовал — гадость.

— Кто же ест такую мерзость? Collapse )


Астраханские рыбные промыслы. Взвешивание и первичная разделка осетровых

Икряное дело в Астраханской губернии очень сложно. Collapse ) Готовую зернистую икру вливают в липовые бочки, вмещающие около 5 пудов каждая. Collapse ) Лучшая икра — белужья, за ней следует севрюжья, осетровая и шиповая. Белужью приготовляют всегда отдельно, а эти три смешивают в одну массу. Collapse ) Кавказская паюсная икра для Кахетии укладывается в бурдюки, в которых ее обминают ногами, чтобы плотно умялась. Collapse )

Оставалось уже осмотреть только тюленьи выхода, где обрабатывают продукты каспийского тюленьего промысла, но было уже поздно. Мы отправились обратно. Я еще целый вечер провел в местном летнем театре, где изумлялся нахальству бездарностей с одной стороны и безмерной снисходительности астраханцев — с другой. Collapse ) Преобладание армянского типа — всюду. И в партере, и в ложах, и в аллеях, и в зале клуба все черные глаза навыкат, все громадные носы цвета адского пламени, точно стремящиеся во что бы то ни стало вырваться от приютившего их лица; лбов при этом, разумеется, не полагается вовсе, почему волоса начинают расти прямо от бровей, захватывая в свое потомственное владение заодно и щеки. Чернота необыкновенная. Все обуглены, точно после пожара. В густом мраке бороды, только и алеют круглые, чувственные губы. Зато все это одето безукоризненно. Панталоны небесного, палевого и даже розового колеров встречались, хотя и не на каждом шагу. Страсть к пестроте такая, что я, впрочем, только раз, видел сам сию нескромную часть мужского туалета голубого сукна, по которому был пущен красный цветочек. А то вдруг сия нескромная часть мужского туалета зеленая, по зеленому полю красные букеты, а на красных букетах сидят и поют желтые птицы. Галстухи — способны моментально привести в бешенство самого смиренного быка. Шляпы как-то особенно набекрень вздеты, точно они каждую секунду собираются возлететь в горние от густой щетины полуприкрытых ими волос. Цепи от часов толстые — хоть медведя посади на них, не сбежит, перстней на руках — целые ювелирные магазины… Короче, джентльмены на подбор, Collapse )