November 28th, 2012

Врщ1

По Волге: Астрахань. Тюленьи выхода́

В. И. Немирович-Данченко. По Волге. (Очерки и впечатления летней поездки). — СПб., 1877. Другие отрывки: [Царицын и Сарепта], [Владимировка, Черный Яр, Енотаевск], [Прибытие в Астрахань], [«Бусурманская украйна»], [На бойком промысле], [В царстве тузлука], [Тюленьи выхода], [Земля калмыцкая], [На Калмыцком базаре].

Collapse ) Случалось во времена оны, что здесь в одну весеннюю ночь убивали по 10.000 голов тюленя. Теперь и пятой доли этого не добудешь. Море оскудело на горе промышленникам. Collapse ) Теперь средним числом убивают здесь до 140.000 голов тюленя в год; Collapse ) Тюлений промысел производится тремя способами: зверя бьют на островах, гоняют в ставные сети и добывают на льдинах.


Каспийский тюлень. Взрослый самец (пестряк). Рис. Н. Н. Кондакова

Collapse ) Бой тюленя на льду, хотя и запрещен законом (уничтожает молодых детенышей — беленьких — из-за нежного и белого меха, легко принимающего всякую окраску), практикуется, однако, часто, для чего промышленники под начальством опытного хорошего забойщика отправляются в санях к окраине льда, удаляясь иногда таким образом от берега верст на семьдесят и более.


Каспийский тюлень. Взрослая самка (матуха) с детенышем. Рис. Н. Н. Кондакова

Collapse ) Тут-то именно и случаются на Каспийском море те промысловые драмы, которыми так богат Северный океан. Collapse ) Льды часто пробивают и лодки промышленников, которые с моря подбираются к тюленьим косякам. Collapse ) Еще хуже, если их пригонит к туркменскому берегу: тут или голодная смерть, или жестокая неволя!.. Даже наши добрые соседи — персы, случалось, убивали промышленников, попадавших к ним таким образом в лапы. Мне самому показывали в Астрахани одного старика, который две недели с артелью странствовал на льдине, питаясь ворванью и мясом тюленей, пока ее не прибило к кавказскому берегу. Collapse )

— Горько было! Хуже смерти! — жаловался он мне. — Добрый народ — а русского мучат, на цепи держут… Так и я просидел, наподобие пса, у них три года. А потом выменяли на своего и пустили домой. Кормят, точно, хорошо, ешь сколько хочешь, только кормы у них дурные. Пшено это дают, баранину. А рыбы нашей — белужинки да осетринки — и не пахнет. Совсем яман дело выходит… Одно у них первый сорт — бабье; ну, и они к нам тоже привержены… Любят русских. Ублажают! Collapse )

По мере того, как мы подходили к тюленьему выходу купца Орехова, кружок наш все редел; одни за другими отставали от нас даже местные промышленники. Слишком уже отвратительна была душина. Ворванью так и обносило нас. Столько испарений от нее — что, кажется, глотаешь этот отвратительный жир вместе с воздухом. Collapse )