February 6th, 2013

Tatarin

Священная область мусульман в Аравии: Из воспоминаний паломника (2)

Хаджи Салим-Гирей Султанов. Священная область мусульман в Аравии. (Из воспоминаний паломника) // Землеведение, 1901, I—II.

Другие части: [1], [2], [3], [4], [5], [6].

Collapse ) Главная красота Дамаска — его местоположение. Из тающих снегов Ливанских гор образуется множество ручьев, которые сливаются в один и составляют поток под именем Барада, сажень в 30 ширины. Барада, протекая посредине города, дробится на отдельные рукава, разветвляется по всему городу и тем дает возможность устраивать всюду бассейны и фонтаны. Почти в каждом дворе фонтан, в каждом саду водоем, в котором плещутся золотые рыбки, в каждый дом, чуть ли ни в каждую комнату проведен водопровод.


Феликс Бонфис. У въезда в Дамаск. Река Барада. 1870-е

Плодородная почва, обилие воды и теплый климат производят такую быструю и разнообразную растительность, такие чудные цветы и плоды, что арабы по справедливости называют Дамаск «джаннат-уд-дунья», т. е. «земной рай». Collapse )

В начале апреля из Дамаска мы выехали обратно из Бейрута и в тот же день отправились в Яффу, а оттуда — в Иерусалим. Collapse ) Нельзя умолчать о том, что святыни мирового города содержатся крайне неопрятно. Самый город после Дамаска производит тяжелое впечатление как неопрятной внешностью, так и неприветливостью своего разноплеменного населения; насколько гостеприимны, услужливы и вежливы жители Дамаска, настолько современные жители Иерусалима, начиная с евреев и кончая русскими или выдающими себя за русских, алчны, жадны, склонны к тому, чтобы побольше сорвать с путешественников и паломников, чтобы их обмануть как-нибудь; на пилигримов население привыкло смотреть как на куриц, несущих золотые яйца. Стыд и негодование овладевают сердцем и душой при виде того, как царит порок рядом со святынями. К сказанному следует еще прибавить нездоровый, дурной климат Иерусалима и отсутствие в нем хорошей воды. Collapse )

По прибытии в Порт-Саид мы немедленно навестили русского консула, чтобы справиться о пароходах, идущих в Ямбо (Ямбух). Оказалось, что наш консул г. Браун — немец, ни слова не говорящий по-русски. Он выказал готовность служить и помочь нам имеющимися у него сведениями, но, благодаря взаимному непониманию языка и неимению переводчика при консульстве, услуга г. Браун оказалась чисто медвежьей: Collapse )