March 3rd, 2013

kazak

Француз в русском плену

Souvenirs du chevalier de Cussy, garde du corps, diplomate et consul général, 1795—1866. Paris, 1909.

Шевалье Фердинанд Корно де Кюсси, дипломат и генеральный консул короля Людовика XVIII в Дрездене. Отрывок перевел тамыр severr (http://severr.livejournal.com/869822.html).



(Начало июня 1820 г.)

… В мои обязанности входило контролировать возвращение наших соотечественников из плена в России. Через мои руки прошло 3 или 4 тысячи человек, множество с женами и детьми…

Я очень хорошо помню одного из них. Он долгое время служил в Итальянской армии, и там, в Италии, попал в плен в бою с войсками знаменитого русского генерала Суворова.

После пленения его отправили к азиатским границам Российской Империи, где через какое-то время он попал в руки к кочевому племени киргизов. Что бы помешать ему бежать, киргизы сделали ему на каждой пятке надрезы в форме креста, которые они врачевали [Обрабатывали. — rus_turk.] коровьей шерстью.

Вынужденный существовать с ранами на ногах, лишенный полноценной возможности двигаться, он прожил у киргизов несколько лет и постепенно привязался к своим хозяевам, которым он стал готовить кушания, дотоле неизвестные в азиатских степях, и которые очень нравились кочевникам…

Collapse )
Врщ1

Туркестан: Свет и тени русской колонизации (5/6)

В. П. Вощинин. Очерки нового Туркестана: Свет и тени русской колонизации. — СПб., 1914.

Другие главы: I, II, III, IV–V, VI–VII, VIII.

VI. Поселки предгорные

Еще в поселке Михайловском, когда я беседовал с старостой, мимо нас проскакала по улице самая настоящая европейская амазонка «со шлейфом» — молодая особа на дамском седле. При виде подобной «культуры» я был удивлен чрезвычайно, и получил объяснение, что это дочь местного немца — известного кругом пчеловода, живущего по ту сторону речки, к востоку верстах в двадцати.

Там, как оказывается, поселились и наши крестьяне, — без всякой за это доплаты, не в пример кугартским соседям, и даже бывший артист — Московской, как кажется, оперы…

Немец, крестьяне, актер, да еще в роли переселенца, — слишком заманчивая «комбинация колонизации», и, конечно, из селения Дмитриевского направляемся прямо туда. Collapse )


«Самоволец» на Алексеевском

Многие, как, например, некий Макаров, завели хозяйства буквально помещичьи, включая сюда скотоводство, да еще и огромные пасеки, расположенные большею частью у озера. Каждый хутор — недурное имение с отличными данными почвы и климата. Конечно, только немногие сибирские переселенцы получают такие «имения», так как единственный здесь недостаток, к тому же и временный, — неудобство путей. Collapse )

VII. У подножия снегового хребта

Близ усадебной оседлости переселенцев поселка Воздвиженского, при слиянии с Кара-Унгуром небольшой горной речки, расположено сартовское селение Чарвак, и с этим селением, между прочим, связана следующая местная легенда.

Где-то, когда-то, жил праведник. Своею примерною жизнью он до того угодил Всемогущему, что именно ему было дано поручение найти на земле самое красивое и удобное место для того, чтобы устроить там рай, в котором встречалась надобность. Долго бродил святой муж, и наконец дошел до Чарвака. Collapse )