May 23rd, 2013

Врщ1

Самовар

В. И. Даль. Самовар. (Быль) // Русская беседа. 1857. Второй год. Кн. 6.

На Нижегородской ярмарке (The Illustrated London News, 3 янв. 1864 г.)


На Нижегородской ярмарке, в тульском ряду, несколько больших лавок заняты одними самоварами. В одну из таких лавок зашел Трофим Иванович, как честил его хозяин (он же и сам мастер), честил как хорошего покупателя, отправляющего в Сибирь целые обозы самоваров. Мастер много лет знаком был Трофиму Ивановичу, который бывал ежегодно на ярмарке, всегда закупал сотни самоваров, никогда не обходил лавки своего старого приятеля, и оба, сошедшись теперь вновь через год, благодарили друг друга и уверяли, что оба друг другом остались довольны.

— А это у тебя, Степан Андреевич, какой товар, вот в местах?

— Да известно, какому больше у нас быть товару: все тот же. Это маленькие самовары, азиатские.

— Им собакам только и знать бы свои самовары, маленькие; а то вот сделал ты им, сказывают, один большой, так два государства и разодрались из-за него, и стали воевать!

Collapse )

Еще о самоварах: Е. М. Белозерский. Письма из Персии.
TurkOff

Самарканд: русский город и цитадель

Е. Л. Марков. Россия в Средней Азии: Очерки путешествия по Закавказью, Туркмении, Бухаре, Самаркандской, Ташкентской и Ферганской областям, Каспийскому морю и Волге. — СПб., 1901.

Другие отрывки: [Путешествие из Баку в Асхабад]; [Попутчица]; [Текинский Севастополь]; [В русском Асхабаде]; [Из Асхабада в Мерв]; [Мерв: на базарах и в крепости]; [«Железная цепь»]; [Мост через Амударью]; [Пестрые халаты Бухары]; [Самарканд: русский город и цитадель]; [Тамерлановы Ворота, Джизак, Голодная степь]; [Сардобы Голодной степи, Чиназ]; [Покоритель Туркестана]; [Визит к Мухиддин-ходже]; [Долинами Чирчика и Ангрена. Селение Пскент], [На пути в Ходжент. Мурза-Рабат], [Ходжент], [От Костакоза до Кокана], [Кокан, столица ханства], [Новый и Старый Маргелан], [Андижан. Недавнее прошлое Кокандского ханства], [Ош и его обитатели], [Тахт-и-Сулейман], [Подъем на Малый Алай], [У Курманджан-датхи], [Укрепление Гульча], [Киргизские женщины. Родовой быт киргиза], [Бесконечный сад].

Самарканд. Братская могила. (facebook.com/bahodir.sidikov)


Поезд остановился, а мы еще спим в своем покойном вагоне. Путь его кончен, дальше ничего, кроме грязи и пыли. Новая европейская цивилизация, вторгшаяся по железным рельсам в старые владенья Железного Хромца, замирает на пороге его столицы. Отсюда начинается еще ничем не расшатанное царство верблюда и арбы.

Мы торопливо собираем свои пожитки и спускаемся в вокзал. Прекрасные парные извозчики на бойких лошадях, в поместительных фаэтонах, наперебой друг с другом предлагают свои услуги. Усаживаемся в покойную колясочку и несемся словно с кем-нибудь наперегонку по отлично мощеным улицам «Русского Самарканда». Тут в каждом городе необходимая двойственность. Русская Бухара, русский Самарканд, русский Ташкент, русский Кокан, русский Маргелан, рядом с туземным Самаркандом, туземною Бухарой, туземным Маргеланом… Условия жизни русского и азиатца до того не похожи друг на друга, до того трудно переносятся теми, кто не привык к ним, что нельзя было выдумать ничего лучше, как этим зверям двух разных пород позволить жить, так сказать, в разных клетках, не мешая друг другу. Collapse )