June 14th, 2013

Врщ1

В. В. Григорьев. Русская политика в отношении к Средней Азии (2/3)

В. В. Григорьев. Русская политика в отношении к Средней Азии. Исторический очерк // Сборник государственных знаний. Том I. 1874.

ЧАСТЬ 1. ЧАСТЬ 2. ЧАСТЬ 3.

При преемниках и преемницах Петра Великого прониклись передовые русские люди таким глубоким неуважением ко всему своему прошлому, и с таким усердием устремились усваивать себе, без разбора, всякую западную европейщину, что в скором времени совершенно забыли про все, что знали прежде, в том числе утратили и всякое знание, всякое понимание Азии, которыми обладала Московская Русь. По невежеству относительно всего, касавшегося до Азии вообще и Средней в особенности, достигли они вполне своей цели — сделались настоящими европейцами, которые ни о кочевой жизни, ни о степных обстоятельствах никогда никакого понятия не имели. Collapse )

Не лучше, чем на южно-сибирской, велись дела наши, в XVIII столетии, и на заволжской границе России. Царствование императрицы Анны Ивановны ознаменовано было — читаем в учебниках отечественной истории — добровольною покорностью, дотоле враждебной нам, многочисленной орды киргиз-кайсацкой. Случилось это в 1734 году. В Петербурге очень радовались такому событию, припоминая, что сам Петр Великий был (будто бы) того мнения, что «хотя оная орда народ степной и легкомысленный, токмо всем азиатским странам и землям ключ она и врата», ибо, по-европейски судя, полагали, что через принятие подданства нашего одним из киргиз-кайсацких ханов, повернули мы этим ключом и вступили в те вожделенные врата, за которыми открывались нам сокровища Индии. Вследствие этого, собирались уже мы завесть флотилию на Аральском море, и отправлять караваны в Ташкент, Бухарию и далее. На деле вышло не совсем то. Открылось зрелище другого рода, едва ли виданное до тех пор на памяти истории — от новых подданных своих нашлись мы вынужденными ограждать себя линиями крепостей с многочисленными гарнизонами, тогда как дотоле граница противу них была открытая. Collapse ) ни одной мечети не существовало еще в степях киргизских, ни один мулла не отправлял еще там общественного мусульманского богослужения. И если с тех пор киргизы действительно в значительной степени омусульманились, так благодаря тому единственно, что мы принимали их за мусульман, что мы относились к ним как к мусульманам. Неопровержимым свидетельством, что мусульманская пропаганда, в том или другом виде, шла в степи киргизские со стороны России, служит то обстоятельство, что омусульманились в особенности киргизы, обитающие по соседству с нашими линиями, тогда как древний, исконный шаманизм сохраняется и до настоящего времени преимущественно между теми из них, которые кочуют поблизости к хивинским, бухарским и бывшим коканским пределам, т. е. к настоящим мусульманским странам. Collapse )