June 23rd, 2014

Врщ1

Жизнь дунган Каракунуза

В. Цибузгин, А. Шмаков. Заметка о жизни дунган селения Каракунуз Пишпекского уезда Семиреченской области // Записки Семипалатинского подотдела Западно-Сибирского отдела Императорского Русского географического общества. Выпуск 4. 1909.

Дунганин с детьми (селение Каракунуз). Поль Лаббе, 1897

Collapse ) В настоящей заметке мы намерены кратко коснуться жизни русскоподданных дунган, осевших в определенном месте Русского Туркестана. Таким местом является селение Каракунуз Пишпекского уезда Семиреченской области, жители которого, как выходцы из провинции Шаньси, несколько отличаются от дунган, переселившихся в Туркестан из Илийского края в 1882 г. — по передаче города Кульджи китайцам. Хотя настоящая заметка далека от идеала полноты сведений о жизни дунган, тем не менее мы полагаем, что и беглые заметки о русскоподданных дунганах, литература о которых небогата, должны представлять некоторый интерес.

Название селения Каракунуз — название киргизское. В переводе на русский язык оно означает «черный жук» (кара — черный, кунгуз — жук). Надо полагать, что означенная местность получила такое странное название вследствие изобилия черных жуков, встречающихся там весною и летом. И действительно, по всему почтовому тракту между Верным и Токмаком попадается весьма много черных жуков разной величины. Свое селение Каракунуз сами дунгане называют «Ха-ла-гунь-гунь-цзы»; это — неправильно произносимое дунганами слово Каракунуз, и — «Ин-пань», что в переводе на русский язык означает — лагерь, лагерная площадь. Такое название Каракунузу дунгане дали потому, что он действительно в первое время оседлости их напоминал собою лагерное стойбище. Collapse )

Врщ1

Добыча опия в Пишпекском уезде

И. Иванов. Добыча опия в Пишпекском уезде // Семиречье: ежемесячный сельскохозяйственный и мелиорационный журнал. 1916, № 11.


Collapse ) Дело было совершенно новое, так как до сих пор добыча опия в крае запрещалась законом, и хотя дунгане и занимались тайно добычей опия, но получить от них какие-либо данные нельзя было — если приходилось встретить небольшие участки мака с надрезанными головками, то обычно никто не мог указать, где и кто хозяин. Collapse )

Каждый рабочий берет тупой короткий нож «гуадоза» с вогнутым лезвием, надевает на пояс жестяную кружку, и сбор начинается: взявши маковую головку в левую руку, так, чтобы к ладони приходилась ненадрезанная сторона, рабочие быстро повертывают головку мака по оси обратно часовой стрелке, затем подставляют лезвие ножа к началу надреза и соскабливают опий. Искусный рабочий делает это быстро и сразу собирает весь опий, и в то же время не сдирает кожицы. Такой рабочий получает 2 руб. 50 коп. — 3 руб. в день на хозяйских харчах, и любо смотреть на работу этих мастеров своего дела. В широких соломенных шляпах с цветными платками на шее, медленно подвигаются сборщики по плантации, сосредоточенно, без песен и разговоров, выполняют на солнцепеке, в ужасной духоте, покрываясь потом, кропотливое дело сбора опия. Collapse )

Пищевое довольствие рабочих весьма скромное: мне пришлось быть на обеде, состоявшем из вареной китайской капусты, приправленной перцем, уксусом, постным маслом и обильно посыпанной дунганской петрушкой (кориандр), имеющей в свежем виде далеко не привлекательный аромат. В то же время пьют чай, а некоторые из рабочих (опытных, надо полагать) кладут в чай понемногу свежего опия, как сами говорят, «чтобы силы больше было». Большинство рабочих (если не все) курят опий, и хозяева плантаций признают за ними право пользоваться опием, а некоторые даже расплату с рабочими производят опием, что, конечно, нежелательно, но избежать этого возможно только путем выдачи задатков на расходы. Collapse )