June 25th, 2016

kazak

В краю Туманных гор (2/2)

Г. С. Карелин. Журнал экспедиции 1832 года // Записки Императорского Русского географического общества по общей географии. Том X. 1883.

НАЧАЛО



Утром посетила меня бедная старая женщина, хозяйка аула, расположенного у ключей, подарила кадочку свежего молока и звала в гости. Я отдарил ее разными безделицами, но молока пить не мог, по причине крайней неопрятности сосуда. В полдень, несмотря на северный ветер, термометр показывал в тени +25 градусов. К 2-м часам наступил штиль, и мы едва дышали. В 6 часов отправился я к ключу; оный был увеличен в объеме и расчищен казаками, которые, сверх того, к месту истока подложили камень, выдолбленный чашей, так, что вода, прежде слива в водоем, наполняла оную. От сего приходившая на водопой скотина, хотя и мутила самый водоем, но в чаше оставалась вода постоянно чистою и светлою.

В соседственной лощине расположен был упомянутый аул: я застал старуху и невестку ее, молодую, но очень некрасивую женщину; мужчины, видя, что мы вовсе не думаем притеснять их, отправились за верблюдами, для перевозки воды. Грудной ребенок спал в охлопках овечьей шерсти. Другие два мальчика бегали совершенно нагие. Женщины, загрязненные донельзя, едва были прикрыты немногими лохмотьями. Две весьма старые и дрянные кибитки, нечистоты примерной, стояли в близком одна от другой расстоянии. У входа лежала издыхающая собака. После первых приветствий коварная старуха сказала, что собака околевает от голода, и тотчас, по врожденному ордынцам бесстыдству, примолвила: «Я отнесла тебе сегодня кадушку молока, единственное наше пропитание. Семейство мое, оставшись без пищи, кое-как потерпело; но бедная собака погибает; а жаль! она кормила нас зайцами и сайгаками. Видишь! для тебя ничего не жалеем. Не дашь ли, добрый приятель, чего-нибудь?» Я обещал прислать муки, а между тем накормил женщин, детей и собаку нашими сухарями. Непонятно, с какою жадностью хватаются плотоядные сии люди за таковую, не совсем сродную для них пищу. Collapse )