Val

rus_turk


Русский Туркестан. История, люди, нравы.


Previous Entry Поделиться Next Entry
Священная область мусульман в Аравии: Из воспоминаний паломника (1)
Tatarin
rus_turk
Хаджи Салим-Гирей Султанов. Священная область мусульман в Аравии. (Из воспоминаний паломника) // Землеведение, 1901, I—II.

Другие части: [2], [3], [4], [5], [6].

Предлагаемые вниманию читателей очерки составлены мною по кратким записям, веденным во время путешествия, и по личным вспоминаниям.

Исторические и хронологические данные заимствованы мною из трудов различных мусульманских ученых, а частью — из «Истории Ислама» германского арабиста, профессора Ав. Мюллера. С целью изучения шаригата, т. е. науки о мусульманской религии и ее законах, я около двух лет жил в небольшой деревне, находящейся в глуши Башкирии, где издавна существует популярная в Уфимском крае мусульманская школа — медресе. Здесь я познакомился с одним башкирским муллой по имени Хайрулла, который не раз побывал в священном округе Аравии. Хайрулла-мулла мне много рассказывал о своем путешествии, и эти рассказы возбудили и во мне желание посетить святые места мусульман.

В 1893 году 4-го марта рано утром, напутствуемые пожеланиями огромной толпы провожающих, мы, шесть человек мусульман Уфимской губернии, тронулись от уфимского вокзала в далекую Мекку, чтобы исполнить тем религиозную обязанность (фарз), — поклониться святыням, среди которых в глазах прозелитов Ислама первое место занимает Кааба, или, иначе, Бейтуллах, что значит Божий дом…


Константинополь. Конец 1880-х

Благодаря нынешним средствам путей сообщения, чрез неделю мы были уже в Константинополе. Не стану описывать Золотой Рог, Босфор, красоты и прелести чудных его окрестностей и виды с моря на величественный мировой город. Подробный осмотр города и его достопримечательностей был отложен до обратного пути. Замечу, что паломники в Константинополе первым долгом посещают склеп знаменитого в истории Ислама Абу-Эйюба-Ансари, одного из вернейших приближенных (сахаба) пророка. Ансарами назывались мединцы, помогшие Мухаммеду и его миниатюрной общине устроиться в Медине по переселении из Мекки. Ансары считаются вернейшими помощниками Мухаммеда, первыми и самыми надежными последователями его учения. По прибытии пророка из Медины, говорит предание, каждому из новообращенных в Ислам желательно было принять его в свой дом, но, во избежание могущей произойти ссоры, Мухаммед предоставил божескому руководительству решить, в чьем доме он должен будет временно остановиться. Пророк опустил поводья своей верблюдицы Аль-Касвы, на которой приехал верхом. Когда же Аль-Касва по собственному своему побуждению остановилась пред жилищем Абу-Эйюба, честь приютить посланника Божия предоставлена была последнему.


Ая-София. 1890-е

Затем внимание путешественников-мусульман останавливается на мечетях: св. Софии (Ая-Суфия), султанов: Сулеймана, Махмуда, Ахмеда, Салима, Баязита и др. Наконец, только некоторым из паломников удается осмотреть музей, дворцы, что сделали и мы на обратном пути, благодаря любезности придворного адъютанта полковника Садык-бея.

Наблюдать впервые чисто восточную жизнь мне удалось (конечно, только мельком) в Смирне, где, забирая и сдавая груз, пароход простоял почти целые сутки.


Феликс Бонфис. Смирна. Общий вид. 1870-е




Смирна. На набережной

Смирна — приморский, бойкий торговый город, поражающий путешественника прежде всего разнообразием своего 250-тысячного населения. Народ большею частью рослый, бодрый, красивый и крайне вежливый. Пьяных на улице совершенно не видно. Трактиры уступают здесь место кофейням, устроенным на открытом воздухе под парусинными навесами. Некоторые из этих кофеен выстроены в виде больших киосков со стеклянными стенами. В них, кроме кофе, пьют чай, различные воды, курят излюбленный восточными народами кальян, развлекаются шахматной игрой, а в лучших не редкость встретить журналы и газеты на всевозможных языках, за исключением русского. Очевидно, на последние нет спроса.


Смирна. Вид на набережную. 1880-е

К особенностям уличной жизни восточных городов относится множество мастерских; тут же производится и торговля вырабатываемыми изделиями. Лавки съестных припасов — в то же время и скромные рестораны, правильнее, кухмистерские; в задней половине этих лавок устроен очаг, где из купленной провизии торговец, он же и повар, за умеренное вознаграждение готовит различные кушанья, которые уносятся домой или съедаются тут же в особой, для этого предназначенной, комнате. Пища преимущественно растительная, различным способом приготовленная зелень с небольшим количеством мяса, которое, впрочем, не составляя существенной части кушанья, кладется больше для вкуса и сока; турки также большие охотники до молочного.


Альфонс Рюбеллен. Смирна. Базары. 1880-е



ПРОДОЛЖЕНИЕ


  • 1
Спасибо!

А как официальные власти Российской империи относились к намерениям мусульманских подданных совершить хадж? Препятствовали, относились нейтрально или поощряли? (ну, чтобы подданные-мусульмане были преданы империи и несли «благую весть» о покровительстве Белого царя всем религиям)

Не за что.

Массового препятствования не было, хотя власти относились настороженно. Ведь было и антироссийское политическое влияние, и вербовка агентов — в общем, вплоть до участия в организации восстаний.

Вот здесь кое-что:
http://religion.ng.ru/history/2010-07-21/7_osman.html

Я где-то слышал, что в свое время основным печатным Кораном в мусульманском мире был Коран из России.

Да, причем кораны казанского издания воспроизводилось путем копирования и в странах Востока.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account