Val

rus_turk


Русский Туркестан. История, люди, нравы.


Previous Entry Поделиться Next Entry
Священная область мусульман в Аравии: Из воспоминаний паломника (4)
Tatarin
rus_turk
Хаджи Салим-Гирей Султанов. Священная область мусульман в Аравии. (Из воспоминаний паломника) // Землеведение, 1901, I—II.

Другие части: [1], [2], [3], [4], [5], [6].

В конце мая в Медину прибыл турецкий правительственный караван, ежегодно снаряжаемый в Дамаске и отправляемый чрез Медину в Мекку с обычными подарками меккскому шерифу и начальникам (шейхам) бедуинов, с дарами для Каабы и мечетей и с деньгами на содержание турецких чиновников.


Христиан Снук Гюрхронье. Мекканцы: шериф Яхья со своими рабом и верблюдом, а также два других шерифа. 1880-е

На этот раз караван состоял из двух тысяч верблюдов и шел под начальством Абдурахман-паши в сопровождении нескольких сот вооруженных магазинками солдат верхами на мулах. При караване имелась пушка, так что в отношении безопасности от нападения диких бедуинов караван был обеспечен вполне. К этому каравану присоединились и мы, русские мусульмане, в числе 42 человек; с нами же ехал еще один русский эмигрант, врач-самоучка, многим безвозмездно помогавший во время пути своими советами и медикаментами.

Вечером 30 мая наш караван выступил из восточных ворот Медины по дороге, по которой бедуинские караваны не ходят, так как дорога эта длиннее обыкновенной. Путь от Медины до Мекки мы совершили также в шурдюфах, но в дамасском караване имеются и тахтираваны. Тахтираван — это носилки, на которых устроена для помещения путешественника небольшая будка с крошечными растворчатыми оконцами; будка эта укрепляется между двумя идущими один за другим верблюдами.

Караван шел исключительно днем, поднимаясь с места стоянки после утренней молитвы, т. е. часа за полтора до восхода солнца; он останавливался на четверть часа для совершения полуденной молитвы (намаз) и затем шел беспрерывно до времени вечерней, совершаемой пред закатом солнца, и останавливался уже на ночлег. Пред остановкой каравана вперед для рекогносцировки высылаются люди из сопровождающего его конвоя и служители, которые раскидывают палатки.

Время стоянок проходило довольно весело во взаимных посещениях и угощениях чаем (с нами были русские самовары) и в беседах, которые часто затягивались до поздней ночи. Весь путь совершили тихо и благодушно: ничто, по-видимому, не предвещало тех ужасов эпидемической болезни, которая нас ожидала в Мекке…

Езда на верблюдах крайне несносна: качает до невозможности; при каждом шаге животного отбрасывает в разные стороны, так что в первые дни многие подвергаются морской болезни; езда эта одно время мне надоела так, что я попросил верблюдовожатого, сирийского араба, уступить мне на денек свою верховую лошадь. Он согласился, хотя не совсем охотно, занял мое место в шурдюфе, откуда то и дело наблюдал за мной, прося ехать тише, хотя я вовсе и не думал гнать незнакомую лошадь…

Арабы в высшей степени любят и ценят своих лошадей. Ни у одного другого народа нельзя найти такой привязанности к этим животным, столь необходимым для племени преимущественно кочевого. Этой привязанности не чужды ни правители, ни простой народ, ни женщины, ни дети. Много арабских поэтов воспело лошадь; много есть доказательств любви и привязанности арабов к их товарищам по славе и несчастию — лошадям…

«Наслаждения в обществе женщин, — говорит один из арабских писателей [Абу-Бекр, сын Бедретдина; если не ошибаюсь, он жил в XIII веке. Абу-Бекр был конюший и ветеринар конюшен ан-Насера Мухаммеда ибн-Калауна, одного из самых знаменитых султанов Египта и Сирии, в то же время искусного и страстного любителя лошадей. Его конские заводы, гипподромы, конюшни по справедливости прославилась, и его царствование было самой славной эпохой в конских летописях Востока. Абу-Бекр был на высоте своей миссии, если судить по трактату арабской гиппологии и гиппиатрии, который он посвятил под именем ан-Насери своему султану. См. «Ученые записки Казанского ветеринарного института», т. XIII, 1896 г. «История ветеринарной медицины», Moul.], — хороши лишь на один час, на один момент, а затем наступает пресыщение, скука; женская красота и убранство существуют для лицезрения и взоров лишь ее мужа; никто другой не гордится ими; никто, кроме него, не любуется ее нарядами; не то по отношению к лошадям: удовольствия, доставляемые ими, увеличиваются бесконечно и разнообразятся на тысячи ладов. Разве вы не видали человека, лошадь которого оказалась победителем на большом состязании? Разве вы не видели, как он весь блещет радостью и энтузиазмом, которого не может скрыть и сдержать. Дети для каждого человека — частичка его собственного существования, и, однако ж, если один из сыновей придет и попросит у своего отца лошадь, одну только лошадь из того огромного табуна, каким владеет его родитель, последний откажет ему в этом подарке, не захочет быть настолько щедрым, между тем он отдал бы сыну самое драгоценное имущество, охотно подарил бы ему вещь стоимостью во много раз больше стоимости лошади…»

Путь от Медины до Мекки точно такой же, как и от Ямбо до Медины, за исключением того, что в одном месте встретились на несколько часов солончаки, и затем в нескольких местах караван шел по местностям, сплошь усеянным камнями различной величины и формы, разбросанными в полном беспорядке, не оставляя места, где можно было бы стать ногой. Нужно было удивляться тому, как верблюды и погонщики их арабы могли идти по такой адской мостовой, раскаленной жаркими и невыносимыми лучами солнца.

За два дня пути до Мекки караван перешел черту, окружающую Мекку со всех сторон в виде неправильного кольца. За чертой этой, служащей незримой стеной обособленности и неприступности для христиан, начинается священная область Аравии, вступая в которую, паломники снимают свой обыкновенный костюм и надевают так называемый ихрам. Ихрам — странническая одежда, саван, постоянно навевающий мысль о загробной жизни и надеваемый в знак отречения от всего земного и обращения всех чувств и помыслов исключительно к Богу. Он состоит из двух кусков белой материи; надевается ихрам на чистое голое тело; первый кусок материи (изар) покрывает нижнюю часть тела и подвязывается на поясе, а второй (рида) — верхнюю часть его до плеч. Ноги обуваются в сандалии или в мелкие туфли. Какие бы то ни было головные уборы воспрещаются, но для защиты от солнца допускается употребление зонта (шамсия).

Ихрам надевается потому, что в сшивной одежде нельзя вступать в священный округ, нельзя и совершать обряды паломничества. Паломнику, надевшему ихрам, воспрещается многое, в том числе половое сношение, бритье и стрижка головы и волос на теле, обрезывание ногтей и многое другое. За нарушение этих постановлений шаригата виновный обязан заплатить штраф в пользу бедных или принести жертву, смотря по свойству совершенного преступления. Ишаев говорит [журнал «Среднеазиатский вестник», ноябрь и декабрь за 1896 г., Ташкент], что эти запрещения сводятся только к тому, что и в ихраме состоятельному человеку можно делать все, что угодно, но это по меньшей мере легкомысленное заключение, особенно же со стороны интеллигентного мусульманина.

Одевший ихрам паломник (мухрим) должен как можно чаще читать молитву тальбият: «Я готов, Боже наш! Я готов (т. е. совершить обряды хаджа)! Нет у тебя товарища. Я готов подлинно! Хвала, милость и власть принадлежат Тебе! Нет у тебя товарища! Я готов, Боже наш! Я готов!» [выражение «нет у тебя товарища» не что иное, как протест против христианского учения о Троице и против учения многобожников].

Границы (микаты) священного округа были точно определены еще в первые века мусульманства.

В 631 году, во время паломничества, Алий по приказанию пророка объявил собравшимся, что ни один иноверец отныне не может вступать в пределы Священной области для исполнения обрядов паломничества, так как отныне упразднялось язычество, а истуканы язычников, осквернявшие Каабу, по повелению Мухаммеда были истреблены еще в предыдущем году. Запрещение иноверцам входить в коренную мусульманскую землю, очевидно, было вызвано предосторожностью пророка, чтобы его небольшая в то время община не растворилась в волнах других наций, враждебно относившихся к его учению.

Несколько лет спустя халиф Омар издал приказание очистить Аравию сначала христианам, а вскоре и иудеям.

Для едущих со стороны Медины границей области служило местечко Джуль-хуляйфа (57° 50' в. д. и 23° с. ш.); для жителей Персии и других восточных стран — Дзатуль-гирк (58° 40' в. д. и 22° с. ш.); для сирийцев — Джухфя (где находится — неизвестно); для неджедцев — гора Каран (50° 40' в. д. и 21° 30' с. ш.); для йеменцев — Ялямля (58° 20' в. д. и 20° 40' с. ш.); для едущих из Джедды — Хадда, станция, находящаяся между Джеддой и Меккой. В общем священная область невелика [Это видно из того, что все микаты находятся вблизи Мекки. Редакция названного выше, ныне прекратившегося журнала замечает, что распадение мусульманских государств давно уже сильно изменило направление путей к Мекке, из коих главнейшее значение получил путь чрез Джедду и Хадду, благодаря прорытию Суэцкого перешейка и пароходным сношениям европейцев с Индией и Южной Персией, что Хадда не упоминается в числе вышеприведенных пограничных пунктов области Мекки, но станция эта имеет теперь первенствующее значение, чем они обязана разбойничеству арабов и слабости турецкого правительства, вследствие чего значительно сократилось движение паломников по сухопутным путям из Сирии, Ирака и прочих стран. — Все это так, но тут кроется грубая ошибка: дело в том, что богомольцы, следующие в Мекку чрез Джедду, ихрам надевают не на станции Хадда, как утверждает редактор названного издания, а на пароходе, с приближением его к горам Рабиг, находящимся между Ямбо и Джеддой. Хадда служит микатом только для Джедды и ближайших оазисов].

Как я уже заметил, доступ в Мекку и в область ее иноверцам запрещен безусловно. Тем не менее многие европейские ученые, движимые любознательностью, сумели проникнуть туда, причем каждый из них выдавал себя за мусульманина, соблюдая все религиозные требы, но большинство их поплатились жизнью за свое любопытство. Из благополучно возвратившихся и опубликовавших свои впечатления и наблюдения мы знаем имена: Буртон, Зеетцен, Али-бей (испанец Бадий), Буркгард, Мальцан и др., а голландский ученый арабист Снук Хургронье жил в Мекке под видом мусульманина около года, снял там целый ряд фотографий и напечатал затем в двух томах свое исследование (D-r C. Snouck Hurgronje. Mekka. Mit Bilder Atlas. Hag., 1888—89. 2 тома).

Запрещение это, вероятно, вызвано опасением, чтобы юный Ислам не исчез в водовороте беспрерывных внутренних и внешних столкновений с различными племенами, в первое время не желавшими принимать учение Корана.


Христиан Снук Гюрхронье, Абд аль-Джаббар. Вид города Мекки. 1880-е

На одиннадцатый день вечером наш караван подошел к Мекке и остановился в местности Шагада, куда вскоре явился далиль русских мусульман Мухамед-Али Сруджи с одним из своих помощников. Далилями называются руководители паломников во время совершения обрядов хаджа и во время посещения священных мест в городе и его окрестностях. Мухамед-Али Сруджи — кровный араб, уроженец и постоянный житель Мекки; ему тогда было более 60 лет; жив ли он в настоящее время, не знаю. Сруджи отлично говорил по-турецки, но не чужд был для него и русский язык; говорить по-русски он научился в ташкентской тюрьме, куда его посадили за бесписьменность во время путешествия по Средней Азии; в тюрьме Сруджи пробыл целых два года, пока шла о нем переписка, — факт, свидетельствующий о бездушии канцелярских порядков.

Далили назначаются меккским шерифом, и звание это переходит наследственно от отца к сыну.


'Аун ар-Рафик, Великий шериф Мекки. 1880-е

Прежде чем приступить к описанию Мекки и священных мест, я считаю необходимым ознакомить читателей с тем, что такое хадж, в чем заключается это религиозное путешествие в Мекку и пр.

Наряду с другими народами, и мусульмане имеют свое наиболее чтимое святое место, куда десятками и сотнями тысяч стекаются со всех концов земного шара на поклонение. Место это — священный округ в Аравии с городом Меккой во главе.

Путешествие исповедников Ислама в установленное время в Мекку с целью поклониться храму Кааба и посетить священные места и носит название «хадж» [«хадж» этимологически значит «стремление», а в более тесном смысле — стремление мусульман посетить Каабу в известное время года при соблюдении установленных обрядов], а совершивший это путешествие получает пожизненный почетный титул «хаджи». Совершение хаджа один раз в жизни есть шарт, т. е. составляет одну из пяти главнейших обязанностей мусульманина. Распространяться о том, какую религиозную важность имеет хадж, какое политическое и социальное значение имело это путешествие для мусульман во времена первоначального распространения Ислама среди арабских племен, мне кажется излишним. Для этого стоит только, напр., припомнить, какое важное значение имели священные игры у древних греков, объединяя многочисленные семьи этого обширного народа; известно, что сношения народов, имеющих между собой общий обмен мыслей — верный шаг вперед на тернистом пути к умственному и нравственному прогрессу.

Хадж имел важное значение, поскольку он знакомил мусульман друг с другом, расширяя их умственный кругозор, представляя наглядным образом идею религиозного единства. Религиозное путешествие в Мекку существовало и до пророка, но тогда главным образом обсуждались дела торговые и вопросы политические, так как религия играла второстепенную роль в жизни полидемонистов Аравии около начала нашей эры.

Население Аравии состояло тогда из различных смешанных племен, постепенно арабизировавшихся. Это население имело своим средоточием Мекку, где издавна находилось святилище Кааба неарабского характера. В начале юлианского летосчисления грек Диодор посетил это место и описал его как высоко почитаемое населением Аравийского полуострова.

В Мекке ежегодно устраивалось торжественное богослужение с церемониями и жертвоприношениями, причем в это время происходила и ярмарка. На поклонение Каабе шли толпы пилигримов, от которых торговое племя курейшитов, овладевшее с 441-го года Меккой и Каабой, получало солидный доход. В это же время в Мекке торжественно справлялся ежегодный весенний праздник. Помимо разного рода увеселений, лучшие поэты здесь читали свои произведения, впоследствии составившие сборник «Моаллакат» [Эти стихотворения переписывались золотыми буквами и подвешивались к Каабе. Поэтому они известны как «подвешенные» (моаллакат).], представляющий собой богатейший венок древнеарабской поэзии…

На третьем или четвертом году гиджры стало обязательным участие в древненациональных паломнических празднествах (хадж) для всех правоверных; оно откладывалось лишь на время, по обстоятельствам возможное, но считалось уже религиозной обязанностью. Наиболее правильное паломничество началось с 630 года (9 г. гиджры), после того как произошло вступление правоверных в Мекку и после того как пророк, овладев Каабой, совершил вокруг нее на своей верблюдице Аль-Касва торжественный семикратный объезд…

Хадж обязателен при следующих условиях: свобода (рабу необязателен), совершеннолетие, здоровое состояние, обладание зрением, трезвый ум, достаток в средствах на дорогу и на обеспечение семейства до возвращения из путешествия, если предпринимающий паломничество — семьянин. Совершеннолетие определяется достижением половой зрелости; у арабов совершеннолетними мужчины считаются 14—15 лет, а женщины — 12—13 лет. Необходима наличность еще одного очень важного условия: это безопасность пути в Мекку и безопасность в самой Священной области. Хадж можно отложить до следующего благоприятного случая, если на пути в Мекку или в городе свирепствует инфекционная болезнь. В прошлом, позапрошлом годах и ранее многие из предпринявших путешествие мусульман отложили его до будущего года вследствие возможности занесения чумы в Мекку индийскими пилигримами, так что циркуляр Оренбургского магометанского духовного собрания к приходским муллам, коими последним поручено было разъяснить эту опасность, был безусловно целесообразен и всюду встретил должный успех.

Сверх перечисленных условий, при наличности коих обязателен хадж, есть еще одно условие, касающееся паломниц — иметь провожатого, мужа или родственника, с которым по шаригату ей воспрещается вступить в супружество. Вожатый необходим в том случае, если паломница живет от Мекки на расстоянии более трех дней, следовательно, судя по ходу верблюда, приблизительно на расстоянии более ста верст.

Хадж обязателен для правоверного только один раз в жизни и совершить его должно при первой возможности…

При суждении о мерах предосторожности при повальных болезнях лучшей иллюстрацией воззрений Ислама на этот вопрос может служить следующий исторический факт, случившийся в один из походов халифа Омара [как известно, халифы — наместники пророка, как и он сам, соединяли в себе власти духовную, светскую и военную].

Выступивши из Медины, халиф Омар остановился на бивуаке в местечке Джайбя, находящейся на пути в Сирию; здесь до его сведения дошло, что в Сирии свирепствует чума, сопровождающаяся большой смертностью. В лагере халифа произошло смятение. Возникло разногласие; весь лагерь разделился на две партии: одни требовали продолжать поход и не боялись чумы, говоря, что судьба неизбежна, порицая других в трусости и желании избежать судьбы и смерти; другие же, напротив, требовали вернуться в Медину, ссылаясь на следующие тексты Корана:

Абдурахман говорит от имени Мухаммеда: «Тагун (чума) есть мука; если услышите о ее существовании в какой-нибудь стране, то не вступайте в эту страну, а равно если она застигнет вас на месте, то не убегайте из этого места» (Хадими, т. 2, стр. 1674).

Асама Ибн-Зейд передает также от лица пророка: «Если услышите, что в какой-либо земле чума или холера (ваба), то не входите в эту землю, а равно и не убегайте из этой земли» (Гали-уль-Кары, т. 1, стр. 141).

Узнавши обо всем этом, халиф собрал совет; в совете решили, не вступая в Сирию, вернуться обратно в Медину. Когда противники возразили: «Неужели вы желаете избегнуть судьбы Божьей?», Омар ответил: «Да, мы бежим от судьбы к судьбе и не войдем в город, где свирепствуете чума, а возвращаемся обратно» (книга Ихьяи-Улюм-ли имам-уль-Газали, т. 4, стр. 226) [см. ахунда Баязитова «Ислам и прогресс», Спб, 1898 г.].

Знаменитая меккская мечеть Аль-месжуд-уль-харям находится в центре города и занимает довольно обширную площадь, окруженную стеной, в которой с разных сторон имеется 19 громадных каменных ворот. Из каждых ворот к центру двора, где находится Кааба (Бейтуллах), ведут мраморные дорожки. По внутренней стороне стены тянется широкая крытая галерея с колоннадами и куполами, под которыми стоят молящиеся, обращаясь лицом к Бейтулле. Над террасой высоко возвышаются семь минаретов цилиндрической формы с позолоченными полумесяцами на шпицах. Около мраморных дорожек стоят решетчатые лари с корчагами, наполненными святой водой из колодца Зем-Зем, а на них лежат медные, индийской работы, чашки для питья; пить дозволяется каждому паломнику без всякой платы. У этих ларей часто можно встретить мальчиков, продающих различные семена для кормления голубей, что считается богоугодным делом, хотя смотрители мечети не очень тому рады, потому что голуби пачкают двор, усыпанный чистым песком, и содержащийся, как и вся мечеть, в большой опрятности.


Снук Гюрхронье, Абд аль-Джаббар. Вид Мекки. Масджид аль-Харам. 1880-е

В середине двора находится главная святыня — Кааба. Хотя в течение сотен лет к зданию делались некоторые необходимые пристройки и реставрации, тем не менее, по отзыву сведующих людей, сравнительно с первоначальным видом оно изменилось мало. Кааба представляет собой довольно высокий четырехугольник, с плоской крышей, без окон, приблизительно сажен в 6 длины, 4 ширины, 5 вышины; издали она кажется совершенным кубом.

В Каабу ведет небольшая обложенная серебром дверь, устроенная с северной стороны на высоте около аршина от земли, так что вовнутрь можно войти только с помощью приставной лестницы. Пространство между дверью и черным камнем называется мултазам. Здание не выделяется искусством своей постройки; сложено оно из больших неодинаковой величины каменных глыб серо-бурого цвета. Для стока с крыши дождевой воды с западной стороны имеется желоб (мизаб); как рассказывают, желоб этот золотой; стекаемая с него вода считается целебной от всех болезней. Помост, куда она стекает, из разноцветной мозаики. Здесь находятся гробницы пророка, прародителя североарабов — Измаила и его матери Агари (Хадряте-агар).

Бейтуллах покрывается черной атласной материей, спускающейся в виде завесы, а крыша остается открытой. Посредине этой материи серебряными нитями вытканы слова основного догмата Ислама: «Нет Аллаха, кроме Единого Аллаха, Мухаммед посланник Его». Возобновлять это покрывало, называемое кясьва, предоставляется только султану [султаны до сих пор считаются наместниками (халифами) Мухаммеда, но это звание предками их получено только несколько сот лет тому назад путем юридической фикции], как наместнику пророка, а старое, разрезанное на мелкие куски, распродается служителями мечети; из серебряных нитей делают довольно оригинальные кольца, которые охотно приобретаются паломниками.

Знаменитый Черный камень, Хаджар-уль-асвад, находится снаружи, в северо-восточном углу Каабы. Эта наипочетнейшая святыня вделана в стену на высоте приблизительно пяти футов от земли; камень обтянут овальной огибающей стену серебряной пластинкой, на виду же для целования паломников оставлена только небольшая часть его. Величиной он должен быть невелик; цвет — темно-кофейный; поверхность волнообразная. Камень этот считается небесного происхождения, он принесен ангелом Гавриилом из рая Аврааму; первоначально, по преданию, он был ослепительной белизны, но от поцелуев бесчисленного множества грешных пилигримов впоследствии почернел; европейские ученые считают его аэролитом или метеоритом; говорят, что Хаджар-уль-асвад в настоящее время состоит из 15 осколков разной величины и что стягивающий их серебряный обруч устроен на иждивение Гарун-аль-Рашида.

С Хаджар-уль-асвадом связаны следующие исторические данные.

В конце VII века, в правление халифатом Язида, между правительством и жителями священных городов Мекки и Медины произошли крупные недоразумения и междоусобицы, вызвавшие вооруженные столкновения. Первой поплатилась Медина.

Во главе мекканцев стоял умный, смелый и энергичный Абдулла Ибн-Зубейр, т. е. сын Зубейра, родственника первого последователя, товарища и сподвижника пророка.

Для усмирения этого влиятельного вождя и его партии по повелению халифа из Дамаска в Мекку отправилось войско. 25 сентября 683 года (64, 27 мухаррема) оно подошло к Мекке, обложило город и начало правильную осаду. Сирийцы не стеснялись: из своих осадных машин они обстреливали даже Бейтуллах, так что однажды загорелись священные завесы. От неимоверной жары лопнул священный камень, а обгоревшие стены ежеминутно угрожали падением, так что впоследствии Ибн-Зубейр приказал срыть здание до основания и отстроить заново всю Каабу [сам Ибн-Зубейр пал честной смертью воина, с оружием в руках во время второй осады города (с той же целью) при халифе Абдул-Мелике (из дома Омайядов) в 692 году].

В 930 (317) году камень был выломан и увезен в г. Лахсу героем карматизма Абу-Тахиром, напавшим на Мекку. Камень оставался в Лахсе до тех пор, пока в 951 (339) году не предписано было фатимидским халифом Мансуром доставить его обратно, что и было исполнено [Лахса-аль-Акса в полном произношении. Карматы — одна из религиозных сект, имевших целью ниспровергнуть существовавший в то время порядок управления. Учение карматов заключалось в коренном преобразовании шиитизма. Оно состояло в смешении (ради политических соображений) и чудовищном искажении религиозных преданий и откровений Корана с сохранением немногих элементов его. Секта названа по прозвищу, данному одному из ревностных распространителей этого учения, некоему Хамдану. Он был простой крестьянин, живший близ Куфы. Земляки Хамдана, арамейцы, продолжавшие говорить еще по-сирийски, прозвали его за изуродованное болезнью лицо Курматом, т. е. «безобразным лицом», а арабы кличку эту переиначили в «кармат». Ввиду этого приверженцы секты стали называться карматами, следуя прозвищу, данному лично Хамдану. Намерение поместить священный камень в Лахсе понятно: навсегда ослабить и, если бы удалось, даже уничтожить престиж Мекки, но в результате получилось всеобщее негодование во всем мусульманском мире].

Кааба, по преданию, строилась много раз, первым строителем ее был Адам. Во время потопа она была взята ангелами на небо, а после потопа здание было возобновлено Авраамом совместно с сыном Измаилом. Затем, спустя много лет, оно было осквернено язычниками чрез идолослужение, пока не был послан Мухаммед для восстановления нарушенной истинной веры. Пред кончиной мира, когда прекратится существование мечети, Бейтуллах вновь будет унесен на небо ангелами…

Здание находится в полном заведывании шерифа, управляется же оно одним из старейших шейхов рода Бени-Шейбе в наследственном порядке, согласно указанию шаригата. Двери его отворяются только раз в течение года, доступ вовнутрь крайне затруднителен; некоторые паломники проникают туда и в неустановленное время, но это требует больших издержек и не рекомендуется постановлениями религии.


Ключник Каабы из семьи Бени Шейбе. 1880-е

Пол Бейтуллаха сложен из разноцветных мраморных плит, стены из того же материала; стены и потолок обиты тонкой дамасской красной материей (дама́), на которой золотом вышиты разнообразные цветы. Посредине помещения три столба, опирающиеся в потолок; от стен по линии столбов протянута веревка, на которой висит множество золотых кувшинов и ваз для питья святой воды; это — подарки наиболее состоятельных паломников. Влево от двери стоит небольшой столик, на котором хранится большой серебряный ключ; в правом углу помещения — загородка; в ней есть вход на крышу здания. Рассказывают, что из нее же ведет спуск в подземелье, где хранятся редкие драгоценности и сокровища. Окон нет; освещается Кааба лампами с оливковым маслом. В старицу в Каабе хранилась также наиболее важные государственные документы для вящего их освящения.


Источник Зем-Зем

В северо-восточном углу двора, возле Каабы, находится каменный желтый павильон колодца святой воды Зем-Зем [Увидев источник, Агарь закричала сыну своему по-египетски: «Зем-зем», что значит «приди, приди»; отсюда получил название и самый колодец. Из этого усматривается, что Измаил был уже в состоянии ходить, а не грудным ребенком]. Зем-Зем — источник, спасший в пустыне от смерти томимого жаждой Измаила. Вода в нем на вкус очень приятна; химический ее состав неизвестен, но нет сомнения, что она минеральная, так как, будучи добытой из колодца, тепла и на вкус несколько тяжеловата; поэтому пьют ее по охлаждении в корчагах, когда испарятся газы. Воду Зем-Зем паломники в большом количестве везут на родину в герметически закупоренных жестяных сосудах; она считается целебной от многих недугов; хаджи пьют ее и умываются ею беспрестанно. Кроме того, они моют ею саваны, так как есть поверье, что обмокнутый в Зем-Зем саван избавляет от адского огня [Между Сафа и Мярва стоят 4 зеленых столбика, около коих богомольцы ускоряют свой шаг до полной рыси. Этот обряд совершается в подражание Агари, которая искала здесь воду. Подбегая к одному холму, она слышала голос: «Вот вода», подбегая к другому, слышала то же самое. При питье священной воды читают молитву: «Боже наш, я прошу у тебя обильной пищи, полезного звания и исцеления от всякой болезни милосердием Твоим, о Премудрый из Милостивых»].

Ходит еще молва, что колодец не имеет дна. Заведуют колодцем два брата шейха, которые имеют много служащих для разноски и раздачи воды по квартирам паломников, за что получают от последних довольно порядочное вознаграждение, хотя установленной таксы не имеется.

В нескольких шагах от Бейтуллаха красуется довольно изящный павильон. Это — макам Ибрагим (место Авраама); в этом павильоне, за решеткой, хранится камень, покрытый красной шелковой материей; стоя на нем, патриарх призывал, по преданию, людей на поклонение Каабе; он же служил ему подставкой при постройке Бейтуллаха, то поднимаясь, то, по желанию, опускаясь.

Есть еще четыре макама четырех представителей ортодоксальных школ [Ортодоксальная система вероучения была следствием теологической работы сотен лет. Едва ли найдется, говорит Ав. Мюллер, другая догматика, сумевшая из данных преданиями основ веры вывести свои начала и развить их так стройно и в такой последовательности, как это сделало мусульманство.], мусульманских законоведов: Нугма Ибн-Сабита Абу-ханифа (имама Агзама, т. е. старшего имама, умершего в 150 г. гиджры), имама Малика (179 г.), Мухаммеда-аш-Шафиги (204 г.) и имама Ахмеда-аль-Хенбели (241 г.).

В одном из углов галереи отгорожено решеткой помещение, где отдельно молятся женщины.

Между колодцем Зем-Зем, макамом Ибрагима и Бейтуллой, по преданию, погребено 99 пророков. Мечеть вечером освещается тысячами разноцветных ламп и фонарей.

Ничего видимо чудесного нет в Аль-месжуд-уль-харям. Чудеса, передаваемые некоторыми паломниками, — не что иное, как плод их собственной фантазии.


Христиан Снук Гюрхронье, Абд аль-Джаббар. Кааба. 1880-е

По приезде в Мекку каждый паломник обязан семь раз обойти Бейтуллах и семь раз пробежать легкой рысцой между холмами Сафа [Сафа в мусульманских историях упоминается как любимое место Мухаммеда для проповеди] и Мярва, обозначенными в виде сводчатых ворот по концам многолюдной улицы Эль-Маса. Первый обряд называется таваф, второй — саги; при исполнении их все время читаются установленные молитвы; в случае же незнания их, паломник повторяет слова за руководителем (далилем).

ПРОДОЛЖЕНИЕ


  • 1
очень интересно
спасибо!

О машине времени

Как будто на машине времени перенесся в ту эпоху ...

Да, воспоминания красочные!

Мне почему-то думалось, что черная материя сплошная, а тут вона че, Михалыч, вполне практично, полосками висит.
Забавно выглядит цитирование Агуста Мюллера в таком контексте: не ровен час неофиты прочтут! Ведь, так сказать, стопудовая прививка от мусульманства.

А «бесписьменность» — что за нарушение? У него не было визы, т. е. письма?

Скорее всего. Ведь правила въезда иностранцев в Туркестанский край были жесткими.

Кстати, значительное число мусульман из России отправлялось в хадж с чужими паспортами иностранных государств (Османская империя, Персия, Афганистан, Бухара, Китай) — пойти на нарушение и предъявить при выезде старый чужой паспорт для многих по разным причинам было проще, чем получить российский.

Edited at 2013-02-10 11:37 am (UTC)

Понятно, спасибо. Да, российский получить непросто. Я вот российский получить не могу, отказаться от гражданства тоже не могу (для этого нужен паспорт), и визу в Россию получить не могу (потому что нужен отказ от гражданства). Невъездной, в общем, никаким боком.

Спасибо за интересную информацию.


  • 1
?

Log in

No account? Create an account