?

Log in

No account? Create an account
Val

rus_turk


Русский Туркестан. История, люди, нравы.


Previous Entry Поделиться Next Entry
Семиречье: восточное приграничье
TurkOff
rus_turk
В. П. Тихменев, Д. А. Пославский. Военное обозрение восточной пограничной полосы Семиреченской области. Составлено Генерального штаба капитаном Тихменевым и военно-инженер-капитан Пославским // Сборник географических, топографических и статистических материалов по Азии. Выпуск 2. — СПб., 1883.

Озеро Джаланашколь. То самое

Глава I. Воено-топографическое описание восточной пограничной полосы Семиреченской области

Еще в 1864 году Чугучакским договором была определена восточная граница Семиреченской области на пространстве от перевала Хабар-асу в Тарбагатайском хребте до истоков реки Уссека в горах Джунгарском Алатау. Отсюда до Тянь-шанского хребта в 1881 г. определена новая граница между уступленною китайцам частью Кульджинского района по договору прошлого года и отошедшею его частью, по тому же договору, к Семиреченской области.

Граница, установленная Чугучакским договором, от перевала Хабар-асу имеет общее направление на юго-юго-запад; магистральное ее направление до пикета Модо-Барлука (Кусака), развалины которого находятся в западных отрогах Барлыкских гор, определено договором по пикетной дороге, через пикеты: Кумурчи, Кара-Булак, Бакту, Кок-Тума, Маниту, Сары-булак, Цоган-тогай, Эргету и Барлук, причем в договоре сказано, что граничная межа на этом протяжении должна быть проведена по водоразделу таким образом, чтобы все земли, по которым текут воды на запад, отмежевать к России. Далее граница переходит на водораздел бассейнов Ала-куля и Эби-нора, и граничная межа, как значится в договоре, должна идти по высшему перегибу этого водораздела и упираться в восточную оконечность Джунгарского Алатау — в горы Алтан-Тебши.

От восточной оконечности гор Алтан-Тебши граница поворачивает под прямым почти углом на запад, и граничная межа идет с небольшим склонением к югу, по гребню труднодоступного Алатауского хребта, до водораздела рек: Бороталлы (по-китайски Сарбакту), текущей на восток, Кок-су, текущей на запад, и Уссека (по-китайски Куйтун), текущей на юг. От водораздела названных рек до истоков р. Хоргоса граница идет по водоразделу бассейна оз. Сайрам-нор и р. Или, и граничная межа, повернув прямо на восток, направляется по гребню хребта Борохоро, служащего водоразделом названных бассейнов. <…>

Если бы приведенное выше и основанное, по-видимому, на правильном толковании договора направление граничной линии не было установлено китайскими уполномоченными, то во всяком случае необходимо принять все меры и избежать во что бы ни стало проведения граничной черты по бывшей дороге между развалинами китайских пикетов.

Необходимость эта, равно как и справедливое того требование, вытекают из следующего:

а) Если граничная межа пройдет через развалины бывших пикетов, то войска и жители укр. Бахты будут совершенно лишены покосов и лугов, так как места этих покосов на уроч. Чубар-Агач отойдут китайцам, и самое существование заселенного нашими подданными укр. Бахты, столь быстро развивающегося за последнее время, подвергнется риску, ввиду решительного и быстрого изменения условий его существования в худшую сторону, через отнятие насиженных и необходимых мест.

б) Кроме материального ущерба, будет несколько подорван наш нравственный авторитет, если уроч. Чубар-Агач будет отдано китайцам. Настойчивыми и осмотрительными стремлениями нашим пограничным начальникам удалось убедить китайских сановников, что граничная черта между г. Чугучаком и укр. Бахты, от выхода реки Каракитата из Тарбагатайских гор, идет по сухому руслу Ак-Чоко и Амбаньскому ключу, т. е. пространство на 12—15 верст от ур. Бахты в сторону Чугучака, обильное покосами, считается принадлежащим нам.

Такое убеждение настолько усвоено китайцами и вошло в обычай, что управитель Чугучака Люгалдай, выезжая для официальных переговоров на граничную черту, каждый раз останавливался на левом берегу сухого русла Ак-Чоко и этим подтверждал признание этой черты за действительную границу. При таком положении дел, отчуждение в пользу китайцев чубар-агачских покосов, кроме приобретаемых ими выгод материальных, поддержит и на этот раз их настойчивое стремление получить места, изобилующие необходимыми для них угодьями, и охотно уступить земли пустынные, им не нужные.

в) Старая пикетная дорога в Барлыкских горах во многих местах совершенно изгладилась, не оставив иногда никаких следов, как равно трудно отыскать следы иных пикетов, которые между тем должны бы служить ориентировочными пунктами граничной черты; пролегает она большею частию по ровным западным скатам отрогов, без всяких местных рубежей, пересекает лога, речки, киргизские пашни, местами заросла травою, и наглядным граничным рубежом признана быть не может.

— Наконец, если принять во внимание вообще условия жизни киргиз и их скота, требующие местных рубежей, по возможности труднодоступных, то при отсутствии таковых на пикетной дороге, полная ее несостоятельность как граничной межи становится очевидною.

Все это вместе взятое показывает, что пикетная дорога не может служить наглядным граничным рубежом, и чтобы иметь здесь спокойствие, необходимо провести ее по водоразделу Барлыкских гор, придержавшись в этом отношении точно тексту II-й статьи договора 1864 года.

От истоков реки Хоргоса до Тянь-шаня новая граничная черта не определена договором 1881 г. так подробно, чтобы можно было проследить вполне точно ее направление; в договоре указаны только главные ориентировочные пункты, через которые граничная межа будет проведена по разграничению Кульджинского района полномочными комиссарами обоих государств. <…>

Определивши направление граничной линии, в порядке последовательности необходимо теперь перейти к военно-топографическому описанию пограничной полосы Семиреченской области, лежащей между хребтами Тарбагатайским и Тянь-шаньским, — где, между прочим, будет сделан и обзор естественных преград, на границе находящихся.

По топографическим свойствам, обусловленным главным образом положением горных хребтов, восточная пограничная полоса Семиреченской области может быть разделена на четыре участка, отличающиеся как по своему топографическому характеру, так равно и по своим естественным средствам. <…>


Северный участок — бассейн внутренних озер

Северный участок замыкается с трех сторон горными хребтами, а именно: на севере он примыкает к Тарбагатайскому хребту, на восточной окраине его находятся Барлыкские горы, а на юге от китайских земель он отделяется Джунгарским Алатау, на протяжении от Каптагайской теснины до истоков р. Баскана; западною его окраиною во время рекогносцировки была принята линия, проведенная от гор. Лепсинска через поселки Ушарал и Маканчи на перевал Хабар-асу.

В сказанных пределах северный участок по виду поверхности представляет впадину, с трех сторон ограниченную горными хребтами, которая на западе сливается с прибалхашскою низменностью.

По общему очертанию он имеет вид четырехугольника, удлиненного с севера на юг и поданного вперед от общего направления границы.

Положение водораздельных хребтов определяет направление стока вод внутрь участка, где вместилищем их служат внутренние озера Ала-куль и Джаланагач-куль, отделенные друг от друга полосою топких болот.

<…>

Долина реки Тентека в средней части богата лиственным лесом и вполне пригодна для оседлой жизни. На пологих скатах гор, ее окружающих, на тучном черноземе растет хлеб без полива, и урожай его всегда хорош. Сенокосы превосходные. Вода прекрасная и в обильном количестве. Богатые угодья долины, естественно, привлекли сюда поселенцев, и, назад тому 12 лет, здесь появились 2 небольших поселка: Герасимовка и Колпаковское, которые теперь обратились в богатые и цветущие поселения с каменными домами и каменною церковью. Окрестные горы долины Тентека — излюбленные кочевки киргиз, где они пасут свои стада летом и зимою.

<…>

Равнина внутренних озер заселена весьма редко. Оседлое население разместилось по преимуществу у подошвы Тарбагатайских гор и в горных долинах Джунгарского Алатау. Не так давно начавшаяся колонизация пока идет с большим успехом. Назад тому 12 лет появились здесь небольшие поселки, которые разрослись теперь в цветущие поселения с каменными домами, а в некоторых уже появились и каменные церкви. У подошвы Тарбагатая в станицах живут казаки, в долинах Джунгарского Алатау крестьяне-малороссы. Осмотренные населенные пункты поименованы в нижеследующей таблице, в которой показано число дворов в каждом из них.

Название поселенийЧисло дворов
Ст. Урджарская230 дворов
Пос. Маканчи 87    »
Укр. Бахты (пос. Захаровка)100    »
Пос. Ушарал 58    »
  »  Колпаковское163    »
  »  Герасимовка160    »
  »  Константиновка120    »
  »  Осиновка 97    »
Город Лепсинск520    »
Татарский выселок Мурзартык  5    »

Из этой таблицы видно, что в 9 русских поселениях имеется 1535 дворов. Полагая по 5 душ средним числом на двор, получим, что в них живет 7675 душ обоего пола.

В шести поселениях теперь уже имеется более 100 дворов в каждом. Поселение Ушарал в ближайшем будущем разрастется в большой поселок, так как прекрасные жизненные угодья места, где образовался поселок, постоянно привлекают сюда новых пришельцев. Маканчи и Осиновка, за недостатком воды, особенно увеличиться не могут. По устройству дома в деревнях достаточно сухи и теплы и для расквартирования войск вполне пригодны.

Остальная часть участка занята кочевниками — киргизами волостей Лепсинского уезда. Производительность участка и его жизненные средства настолько достаточны, что в продовольствии ограда силою в 15—29 рот с соответствующим числом кавалерии и артиллерии не может встретиться никаких затруднений. Запасы хлеба (пшеницы и овса) имеются в огромном избытке в каждом поселении. У кочевников всегда можно получить порционный скот, юрты, лошадей и верблюдов для перевозочных средств. При надобности, вооруженные оседлые жители окажут серьезную поддержку войскам. Прекрасных проводников, джигитов и лазутчиков всегда можно найти в кочевом населении, добросовестная служба которых не раз уже подтверждена фактами в среднеазиатских войнах.

<…>

При частном рассмотрении северного участка как возможного театра военных действий оказывается, что малодоступные хребты, расположенные на восточной и южной окраинах участка, прикрывают его от вторжения неприятеля в этих направлениях. Возможными доступами для вторжения в него являются: на северо-востоке долина Эмеля и на юго-востоке — Каптагайская теснина.

Вторгнувшийся противник по одному из названных доступов будет иметь целью действий перехватить наши сообщения с Россиею через Западную Сибирь и разъединить войска Западной Сибири от войск, предназначенных для обороны восточной границы Семиречья. <…>

Совокупность всех условий дает право сделать заключение, что удобнейшее, кратчайшее и безопасное при соответствующих мероприятиях будет операционное направление из Чугучака на Сергиополь. Предполагая наступление китайских войск по этому направлению, нельзя не остановиться на мерах противодействия с нашей стороны, которые могут быть приняты для защиты левого фланга пограничной полосы Семиречья, имея в виду оборонительный образ действий.

По этому направлению в 20 верстах от Чугучака находится укрепление Бахты, которое должно обладать в такой мере продолжительностью сопротивления, чтобы дать возможность резерву сосредоточенных в нем для войск своевременно прибыть к ним на выручку.

Но если бы, по обстоятельствам, числительность этого резерва была бы недостаточна для нанесения вторгнувшемуся противнику полного поражения, то резерв, базируясь на поселения, в долине р. Тентека расположенные, должен занять прочно проходы через полосу внутренних озер и, прикрывшись этою стратегическою линиею, выждать подкреплений из Семиречья или содействий войск Западной Сибири. <…>


Второй участок пограничной полосы

<…> Горная страна, лежащая по верховьям рек Баскана, Саркана, Аксу, Биона, Каратала и Кок-су с их притоками, образуется западными разветвлениями Джунгарского Алатау. Крайняя северная ветвь ограничивает с юга долину р. Лепсы, крайняя южная ветвь служит водоразделом Илиской и Коксуйской долин. Обе названные ветви в то же время служат северною и южною границею рассматриваемого участка. На восточной его окраине, от истоков р. Лепсы до истоков р. Уссека, тянется юго-западная оконечность Джунгарского Алатау. Западною границею участка во время рекогносцировки была принята почтовая дорога от Алтын-Эмеля через город Копал в Лепсинск.

<…>

Главный торговый путь Туркестанского края с Сибирью, почтовая дорога из Верного в Семипалатинск, прежде всего должна была привлечь к себе оседлое русское население, поэтому в обозреваемом участке больше всего встречается русских поселений по почтовой дороге. Ограниченное количество воды в некоторых местах и отсутствие поблизости лесу суть главные причины, почему поселения на почтовой дороге вообще невелики.

Пикеты Абакумовский и Царицынский, поселки Сарыбулакский и Джангыз-агачский все в сложности имеют едва до 50 дворов. Но где хозяйственные условия оказались лучше, там и поселения больше. В Арасане 40 дворов, в Карабулаке 50 дворов, в Теректах 90 дворов в Копале 345 дворов. Вне почтовой дороги русские поселения есть в долине реки Кок-су, а именно: станица Коксуйская в 57 дворов, поселки Попутное 50 дворов и Луговое 40 дворов. Кроме того, вблизи главного тракта есть еще отдельные казачьи хутора на реке Бионе, татарские выселки на Каратале, и, наконец, кое-где разбросаны отдельные заимки осевших татар, челоказаков и киргиз.

В горных долинах на западном склоне Джунгарского Алатау пока поселений нет, но в будущем, с развитием колонизации в крае, весьма вероятно, что они явятся, ибо некоторые долины (р. Теректы, р. Ак-су, урочища Ак-Чунак, Джилды-Карагай и другие), изобилуя богатыми жизненными угодьями, представляют хорошие места для поселений. Хлеб здесь, по-видимому, может родиться без искусственного полива, а тучный чернозем с избытком вознаградит труды хлебопашца. Имеющиеся поселки, при надлежащих приспособлениях, могут считаться пригодными пунктами для упорной обороны, а вооруженные, при надобности, их обыватели могут оказать серьезную поддержку нашим войскам. Большая часть участка здесь также занята кочевниками-киргизами Копальского уезда. Запасы хлеба у оседлых жителей есть. Скот, юрты, лошадей и верблюдов можно будет получить всегда от киргиз, они же заблаговременно могут доставлять на известные пункты топливо и содержать наблюдательные посты в труднодоступных горных проходах.

<…>

По трудности движения, снабжения войск и дебуширования обозреваемый участок представляет наступающему громадные затруднения для операций большими силами и в силу этого доступен лишь для действий мелких отрядов.

Центральным пунктом участка, имеющим стратегически-географическое значение, является город Копал, а потому он будет, вероятно, избран вторгнувшимся противником за предмет действий. С занятием г. Копала будет прервано сообщение главного центра области, г. Верного, с Россиею через Западную Сибирь, но эта цель, при существовании другого пути через Ташкент, особой важности иметь не может. <…>

При полной возможности рассчитывать на вооруженное содействие русского населения и на службу туземцев, мы, для преграждения вторжения неприятельских шаек, можем небольшими отрядами прочно занять более доступные пути вторжения, остальные же наблюдать хотя бы пикетами из джигитов. В резерв передовым отрядам возможно будет, из состава собранных на границе сил, уделить только необходимое число регулярных войск.

Резерв этот, заняв центральное положение относительно главнейших доступов и пользуясь выгодами лучших сообщений, будет иметь полную возможность бить по частям вторгнувшиеся шайки при дебушировании их из горных проходов. Если же обстоятельства заставят его временно выждать подкреплений, то он всегда может укрыться в гор. Копале и, при заблаговременном проведении укреплений его в должное состояние, с успехом защищать главный центр данного участка.


3-й участок. Часть Илиской долины от р. Хоргоса до реки Чарына

<…> Северную границу подлежащей описанию части Илиской долины составляет западное продолжение хребта Борохоро, от истоков реки Уссека до истоков реки Хоргоса. Южную — горы, идущие на запад от истоков реки Кашана до реки Чарына; восточную — граничная межа, установленная договором 1881 года, которая пойдет по реке Хоргосу до впадения ее в реку Или и, пересекши здесь последнюю, упрется в г. Узун-тау хребта, окаймляющего с юга Илискую долину и, наконец, западною границею, во время рекогносцировки, была принята линия от поселка Подгорного через Чунджу, устье р. Чарына на развалины бывшего китайского пикета Борохудзир.

<…>

Пространство между реками Хоргосом и Борохудзирской на правом берегу р. Или обнимает район бывших китайских военных поселений. До сих пор еще заметны развалины прежних оседлых пунктов и видны по оставшимся арыкам и карагачевым насаждениям следы богатой культуры на местности, прилежащей к почтовой дороге и к предгорьям хребта Борохоро. По рассказам туземцев, главные центры поселений были в Аккенте, Тургене, Чижкане и Джаркенте. Самое большое, по дороге в Кульджу, поселение было в Аккенте, в 1000 семейств, следующее — в Тургене, в 900 семейств, затем — в Чижкане, в 800 семейств, и в Джаркенте жило 600 семейств. У подошвы хребта Борохоро были разбросаны небольшие поселения и отдельные пикеты. Жители названных поселений пользовались для обработки земли водою Хоргоса, Чижкана, Чижина и Уссека. Множество старых арыков указывает, что вся площадь от предгорий до полосы песков была хорошо обработана, а местность, прилежащая к большим поселениям, засажена карагачами.

Теперь на этой площади есть только один наш поселок Голубьевский в 50 дворов.

Временное владение Кульджинским районом и неизвестность, что при возврате его китайцам эта часть отойдет к нам [граница по Чугучакскому договору была впереди нынешнего поселка Голубьевский], по-видимому, были главными причинами, почему здесь не водворялись русские поселенцы.

В настоящее время, когда граница с китайскими владениями уже установлена новым трактатом, по которому эти земли отойдут к нам, можно думать, что здесь явится не одно русское поселение, так как местность эта в богатой мере изобилует всеми угодьями для оседлой жизни. В особенности хороши места на Хоргосе, близ дороги из Западного Мазара к развалинам старого Борохудзира и на Уссеке в окрестностях развалин Джаркента.

На левом берегу, у подошвы Кетменских гор, разместились в кентах таранчи.

Более значительные поселения между ними будут Кетмень, Кольджат и Дардамды. Кенты Большой и Малый Ачиноко, Шумкар и Чулак значительно меньше. Возле кентов есть еще несколько отдельных выселков, как Герма, Амат, Мазар-там Именбай и другие.

За невозможностью получить точные сведения о числе домов и жителей в каждом кенте, о величине поселков пришлось ограничиться только общими заключениями, без подкреплений их столь желательными цифровыми данными.

В названных кентах были собраны большие запасы хлеба в зерне, муки, зернового фуража (ячменя) и сена (клевера).

По колесной дороге из Кульджи через Чунджу в Верный встречаются небольшие кенты Дубун, Кос-агач и Узун-Там. Жители этих кентов на лето уходят пахать на участки, обрабатываемые близь подгорной полосы Кетменского хребта, и в поселках остаются или промышленники, или неспособные к тяжелому земледельческому труду.

Дубунские жители сеют хлеб по берегам речек Дардамды и Чулак; жители Кос-агача и Узун-Тама сеют на Тегермене и на Кара-кыстыке. Около Дубуна видны следы прежних арыков, которые, как говорят, выведены из р. Дардамды; арыки эти заброшены, а для небольших посевов клевера жители пользуются водою дубунских ключей.

Дубун был прежде китайскою крепостцою; наружная стена до сих пор еще хорошо сохранилась. По фигуре крепостца подходит к общему типу китайских импанов.

В этих кентах живет до 72 семейств. Так как поселки невелики, то на жизненные их запасы можно рассчитывать в самой скромной мере.

На дороге, по правому берегу р. Чарына находятся русские поселки Подгорное в 50 дворов и Чунджа в 12 дворов. На прибрежной полосе левого берега Или зимою кочуют киргизы волостей Верненского уезда.

<…>

Из приведенного обзора оказывается, что Илиская долина, за отсутствием в ее поперечнике, заключенном в пограничной полосе, важных естественных преград, является для наступающего из Кульджинского района свободным доступом в пределы Семиреченской области. <…> В этой долине расположен главный стратегический ключ для владения долиною — г. Верный и собрана большая часть военных сил области.

Город Верный расположен на левом берегу Илиской долины у подошвы Заилиского Алатау, на речке Алматинке, в 60 верстах от р. Или.

В политическом отношении он является административным центром Семиреченской области и складочным местом ее торговли и промышленности.

В военном отношении он имеет значение как место расположения главного резерва всех войск области с их управлениями, средоточия военных и боевых запасов, и важный узел почтовых и телеграфных сообщений с Россиею чрез Ташкент и Западную Сибирь, где обе дороги и линии телеграфа скрещиваются. К нему также сходятся все колесные пути от границы.

Верный не есть крепость, но, ввиду своего политического и военного значения, он будет всегда служить исходным пунктом для наших наступательных действий против Кульджи, и обратно, объектом завоевательных операций для китайцев. <…>

Кратчайшим, удобнейшим и безопасным, при соответствующих мерах обеспечения, оказывается направление от Кульджи через Чунджу на Верный.

Предполагая наступление китайских войск по этому направлению как наиболее вероятному, в то же время нельзя с уверенностью сказать, что они не пойдут по правому берегу Или, следовательно, местные условия требуют, чтобы оба операционные направления и по правому, и по левому берегу Или были преграждены.

Необходимо остановиться на тех руководящих данных, которые должны лечь в основание соображений о преграждении обоих доступов к политическому и военному центру Семиреченской области — к городу Верному.

Прежде всего необходимо заметить, что удаление этого центра на 280 верст от границы само по себе уже обеспечивает его от быстрого и скрытного удара.

Но при отсутствии в районе пограничной полосы важных естественных преград и искусственных опорных пунктов, которые преграждали бы главные к нему доступы, существующая обстановка (местные условия) подсказывает, что защита их должна быть возложена на активную армию, при содействии искусственно возведенных преград для прикрытия главных путей вторжения на обоих берегах Или. <…>


Участок четвертый. Верхняя часть долины реки Текеса от реки Уртен-Музарт до р. Боян-гол

<…> Северную границу подлежащей описанию части Текеской долины составляют горы, лежащие южнее Кетменского хребта, которые, в частности, служат водоразделом притоков рек Текеса и Или, текущих в районе пограничной полосы.

Южною границею участка является часть главного Тяньшанского хребта от истоков р. Уртен-Музарта до истоков р. Текеса — горы Мустаг.

Восточною гранью была принята линия: верховья Сумбе, устье Уртен-Музарта и Музартский перевал и, наконец, западною его окраиною во время рекогносцировки была принята линия, проведенная от поселка Охотничьего на устье р. Дараты, и перевал Ишигартинский.

<…>

Пространство между реками Уртен-Музарт и Боян-гол покрыто сетью до сих пор сохранившихся арыков, которые орошали обрабатываемые пашни.

До сих пор сохранились развалины поселения Дорбунджин, которое в прежнее время было укреплено. Укрепление состояло из вала, в плане квадратного начертания; оно было окружено рвом. Кругом укрепления разбросаны развалины разных саклей. Арыки, выведенные из Аксайли Музарта, снабжали его водою. Укрепление прикрывало места калмыцких кочевок в долине Боян-гола. В настоящем виде оно является местным предметом, воспользоваться которым возможно только в связи с занятием высот Ногай-Толхай и брода на р. Аксайли Музарте.

На обоих берегах Текеса в настоящее время, кроме русских, занимаются хлебопашеством еще калмыки и киргизы Иссыкульского уезда.

Так как долина Текеса значительно выше долины Илиской, поэтому хлеб здесь сеют с таким расчетом, чтобы он успел в короткое лето вызреть. Калмыки сеют пшеницу, овес и ячмень, киргизы просо.

Русское поселение Нарын-кол (35 дворов) расположено при впадении речки Каракола в Боян-гол. Деревянные дома его расположены по прямой линии с севера на юг, а у северной оконечности под прямым углом на восток. Контур восточной окрайны представляет прямой угол, северный катет которого втрое короче западного, протяжение деревни в длину до 300 шагов, в ширину до 150 шагов. Прочных зданий, могущих служить редюитом, нет. Запасы хлеба в зерне и муке у жителей есть, и количество их будет достаточно, чтобы прокормить отряд в одну сотню и две роты.

Склоны окружающих гор покрыты лесом и прекрасными травами; они заняты кочевниками киргизами и калмыками Иссыкульского уезда. У них всегда можно получить порционный скот, лошадей и верблюдов. Между калмыками есть много охотников, которые, охотясь за маралами, прекрасно изучили окрестные горы и знают в них почти все кочевые тропы.

<…>

При частном рассмотрении долины Текеса как возможного театра военных действий, прежде всего надо отметить, что вторжение сюда приводит в страну, удаленную от тех частей Семиречья, в которых возможно искать решительный удар, чем и определяется значение верхней части долины Текеса как второстепенного театра военных действий. Наступающий по долине р. Текеса из Кульджи на Каракол к Верному поставить себе целью захватить сообщения войск, собранных в Илиской долине. <…>

Город Каракол, при надобности приведенный в должное оборонительное состояние, будет служить важным опорным пунктом и надежным укрытием нашим войскам, обороняющим верхнюю часть Текеской долины, если из нее они будут оттеснены. Только с потерею города Каракола наступающему открывается свободный доступ в Илискую долину. Овладев Караколом, он становится в угрожающее положение сообщениям войск, действующих в Илиской долине, и может оказать влияние на их операции. Из сказанного становится ясным, что мерою противодействия в таком разе, до прибытия подкрепления, является настоятельно необходимою упорная, энергическая оборона этого пункта. Серьезным подкреплением нашим регулярным войскам в этом деле послужат из местного русского населения, при надобности, организованные части милиции. <…>


Общее заключение

<…> До передачи Кульджинского района китайцам восточная граница Семиреченской области от Тяньшана до Тарбагатая была прочно обеспечена со стороны китайских владений на всем своем протяжении важными естественными преградами, хребтами: Наратом, Борохоро, Джунгарским Алатау, Барлыкскими горами, Тарбагатаем, и открытыми на ней доступами были только Каптагайская теснина и долина Эмеля.

Примыкая на севере к Западней Сибири, граница была обеспечена от охвата с левого фланга нашими владениями.

Важные естественные преграды и выгодные политические условия обеспечивали ее от охвата с правого фланга.

Действительно, хребет Мустаг, в который упиралась граница на юге, настолько сильная по природе естественная преграда, что вторжение чрез нее значительных сил из Кашгарии немыслимо.

К тому же возможность каких бы то ни было наступательных операций из Кашгарии в район прежней восточной пограничной полосы Семиречья исключалась для китайцев непрочностью их политического положения в бывших владениях Бадаулета Якуб-бека, а потому, примыкая на юге к Кашгарии, наша прежняя граница была прочно обеспечена от охвата с правого фланга и естественною преградою и выгодными политическими условиями.

Хребты Борохоро и Нарат, с немногими удобными проходами, прочно прикрывали самый главный участок границы — Илискую долину, и своею задерживающею силою обеспечивали ее от прорыва в самом чувствительном месте.

Кульджинский район с своим естественным бруствером представлял для нас громадные выгоды в оборонительных и в наступательных операциях. Он давал нам полную возможность с небольшими силами оборонять вход в Илискую долину из одного центрального пункта, к которому сходятся все не только главные, но и второстепенные доступы от окраины. Таким стратегическим ключом, владение которым обеспечивало нам прочное прикрытие всей Илиской долины, являлся центральный пункт района — город Кульджа.

Протяжение района в глубину позволяло свободно в нем разместить значительное число войск и, в то же время, густо населенная его часть, радиус которой от Кульджи в среднем равнялся около 60 верстам, с вполне преданными нам жителями, и богатая жизненными средствами, вполне обеспечивала продовольствие и содержание войск.

Ряд дебуше через обе естественные преграды (хребет Борохоро и Нарат), в случае надобности, позволял нам перейти в наступление и направиться или в равнину Бороталы-Шихо, или долиною Юлдуза в Кашгарию.

Находясь в Кульджинском районе, мы всегда были в угрожающем положении сообщениям и тылу китайцев, если бы они вздумали двинуться в бассейн внутренних озер по одному из открытых в него доступов — Каптагайскою тесниною или долиною р. Эмеля, или в пределы Западной Сибири через Призайсанскую равнину.

Наконец, прежняя граница имела характер естественной границы, потому что она почти на всем своем протяжении проходила по естественным местным рубежам, наглядно определявшим положение граничной межи, и, будучи ими прикрытою, вполне отвечала условиям жизни наших пограничных киргиз.

Строго определенное местными рубежами положение граничной межи представляло возможность точно соблюдать границу, устраняло пограничные споры и недоразумения и давало нам полную возможность защищать ее самым ограниченным количеством войск.

Если с возвратом Кульджинского района мы приобретаем, по новому договору, весьма важные общегосударственные выгоды в политическом и торговом отношениях (им мы прочно закрепили наши дружественные отношения с китайцами, а нашим караванам открыт доступ в застенный Китай), то с военной точки, при новой границе, является серьезная разница с прежним нашим положением.

Прежде всего необходимо отметить, что новая граница в большей части своего протяжения является открытою, без важных местных рубежей, в силу чего она не может иметь характера естественной границы, а является только административным граничным рубежом. Естественные преграды, расположенные на ее крайних оконечностях, хребты Тарбагатай и Мустаг, обеспечивают фланги границы от охвата, на остальном же протяжении прерывчатые естественные рубежи (Барлыкские горы, Джунгарский Алатау, Кетменский хребет) если и прикрывают известные участки пограничной полосы, то, с другой стороны, в то же время они являются естественными преградами, разобщающими один участок от другого и сильно затрудняющими взаимную связь их обороны.

Участки границы между поименованными преградами не обеспечены естественным образом, и даже в тех случаях, когда для обозначения пограничной межи граница пролегает по течению рек (Хоргос и Нарын-кол), последние не составляют стратегических линий, которые могли бы представить обеспечение пограничным полосам для обеих сторон, а являются по своим свойствами слабыми местными преградами, извлечение из которых стратегических выгод, при надобности, представляется возможным в весьма ограниченной мере.

Таким образом, новая граница, будучи обеспечена от охвата с обоих флангов: с левого — нашими владениями, с правого — хребтом Мустаг и пока выгодными политическими условиями, не обеспечена от прорыва, и притом в самом чувствительном для нас месте, в Илиской долине, где в районе новой пограничной полосы мы не имеем ни одного важного естественного опорного пункта.

Отсутствие местных рубежей на открытых участках границы не отвечает условиям жизни наших пограничных киргиз, затрудняет наблюдение за точным исполнением границы и может породить ряд пограничных споров и недоразумений даже при обозначении границы знаками [неизбежные факты, если граничная межа в Барлыкских горах пойдет по пикетной дороге], так как между ними не будет все-таки линий, строго определяющих в каждом пункте положение граничной межи.

Наконец, чрезмерное протяжение новой границы с многими открытыми, но в то же время разобщенными на ней доступами, не будет соразмерно с числом войск, имеющихся в настоящее время в пределах области, вследствие чего оборона границы не может быть сильна.

Раз китайцы, после столь настойчивого стремления, приобрели доступ в Илискую долину, есть полное основание предполагать, что в Кульджинском районе они утвердятся прочно.

Чрезмерный избыток народонаселения в застенном Китае и в то же время обширность площади района и его богатая природа, щедро вознаграждающая труд земледельца, представляют им полную возможность собрать значительные силы в Кульдже.

При непосредственном соседстве с ними наша политическая задача будет заключаться в поддержании дружественных и мирных отношений.

Но если мы желаем мира, мы заранее должны быть готовы к войне.

Пока войска китайские будут на степени современного своего состояния, пока не изменится управление Урумчинским округом и Кашгариею, серьезной опасности нам не может представиться.

Но как только китайцы сумеют устроить завоеванные страны, расположить к себе покоренных их жителей, реорганизуют свою армию и дадут ей современное вооружение, то, при настоящем числе войск в области, борьба с ними будет нам не по силам.

Правда, еще много времени пройдет, пока китайцы в состоянии будут явиться нашими грозными противниками, но во всяком случае этим временем мы должны будем наилучшим образом воспользоваться, чтобы изучить вполне нашего противника и чтобы подготовить себе заранее такую обстановку, которая, при вооруженном столкновении, дала бы нам все шансы на полный успех.

Это дело будущего; в настоящее же время передача Кульджи и водворение в ней китайцев требуют с нашей стороны изменения обстановки на пограничной полосе в благоприятную для нас сторону в той мере, насколько это теперь позволяет фактически исполнимая сторона дела.



Карта Семиреченской области. 1903. (http://rodmurmana.narod.ru)

Tags: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

  • 1
"При дебушировании их из горных проходов".

Интересно, как сейчас пишут подобные бумаги.

ворота
в восточный туркистан

Я регулярно охочусь в районе Тарбагатая, но никогда не думал что это область относится к Семиречью =)

В 1867 году, когда создали Семиреченскую область, включили в нее эту часть Семипалатинской области…

От Бахтов до Нарынкола всё знакомые места, а в Кольжате дошкольное детство прошло.

- Калмыки?

- Телеграф!!! 1883-й год :))

На карте: уже Пржевальскъ. За Пишпеком - Александровский хребет,
никакой не Ала-Тоо.

- Узген - четко отделен! Никакой не "киргизский"! Как и Маргелан.

- Большая Киргизская орда - красным на карте - и никаких тебе "казахов"!

- Никакого "Нарына" тоже нет - есть русское Нарынское! и "их" Ат-Башъ.

- Четко обозначен перевал Туругарт.

- Под Пржевальском - Сливкина - гора?

Боже, нанесены высоты!

А что с калмыками не так?

Конечно Пржевальск, это ведь карта 1903 года!

А вот на "Карте Сибири" (1860е) - никакая не Большая Киргизская орда, а "Восточная, или Бурутская орда"!
Вторая карта сверху. http://rus-turk.livejournal.com/105647.html

По своему невежеству числю калмыков в Калмыкии :)))
И столь далеко в Азии не представляю...

Бум исправлять. Спасибо за карты!

Боже, точно "калмыки"!

И "узбеки", которых нет... Неужели "наши" придумали?

По-мне, так уж лучше младшая-средняя и прч. орда.

И все таки Семиреченская область (см. карту пограничных округов)
была нарезана ВЕРНО! Только так. И Сырь-Дарьинская, жестко
связанная железной дорогой. И не было бы потом... эх.

Не за что!

Про калмыков в Семиречье и Китайской Джунгарии — здесь, например:
http://rus-turk.livejournal.com/41224.html
http://rus-turk.livejournal.com/103726.html
http://rus-turk.livejournal.com/226955.html
http://rus-turk.livejournal.com/160701.html
http://rus-turk.livejournal.com/255284.html


А почему узбеков-то нет? Просто при советской власти стали записывать в узбеки кого ни попадя...
Вот здесь хорошо про тех узбеков, которых до прихода русских в Среднюю Азию успел завоевать Афганистан:
http://rus-turk.livejournal.com/218699.html
"Слыша из тысячей уст русских мусульман, ежегодно приходящих в апреле месяце в Мазар-и-Шериф на поклонение могиле Али, о русской правде и русских порядках, о человечном отношении к покоренным народам, узбеки не питают к нам никакого страха, но желают нас. Я видел это в приеме, который мне оказывали узбеки; я слышал это из множества уст людей, ухитрявшихся пробраться ко мне сквозь стражу. Меня спрашивали: «Скоро ли придут русские? Когда бы поскорее Бог избавил нас от этих афганов! Неужели не теперь, не сейчас придут русские? Неужели за вами не идут войска?»"

Интересное свидетельство.

Причем это не беллетристика, а публикация из серьезного военного издания.

Да, очень ценный материал. Взвешенный анализ. Читала, что наши консулы каждые две недели посылали в Петербург подробный отчет с анализом военно-политической и общественной обстановки в стране своего назначения. Но эти отчеты просто складировались в Мин-ве и мало кто их читал. ((

калмыки служили империи Цин военными поселенцами в Синьцзяне

С Праздником! Христос воскресе!

Воистину воскресе! С Праздником!

itent59.59.59@mail.ru

(Anonymous)
Кыргыз жергесинде бермет=жемчужина колу бар ал Ыссык-кол! Орто азиянын минералдарына байыган булактардан чогулган аруу колубузду таза сактайлы замандаштар: Ыссык-колум ырыскысы элимдин Ыссык-колум беркеси жергемдин
Ынтымакка, жыргалчылыкка чакырган
Ыссык-колум белегиго эгемдин!

Бишкектен Таштанбубу

  • 1