?

Log in

No account? Create an account
Val

rus_turk


Русский Туркестан. История, люди, нравы.


Previous Entry Поделиться Next Entry
Краткий исторический очерк движения России на азиатский Восток
TurkSold
rus_turk
Н. А. Маев. Туркестанская выставка 1890 г. Путеводитель по выставке и ее отделам. — Ташкент, 1890.

Русские солдаты. 1872. (humus)


Россия, занимающая всю громадную Восточно-Европейскую равнину, непосредственно соприкасающуюся с еще более громадными степями и пустынями Азии (Туранская низменность), уже в силу своего географического положения должна была стремиться к расширению своих границ по направлению к востоку. Все влекло туда русских, еще с издавних времен: и торговые сношения с богатыми странами Азии, и жажда добычи, увлекавшая удалые отряды русов, и необходимость обеспечить исконные русские земли от хищнических набегов азиатских народов.

И вот мы видим, что еще до основания русского государства начались походы русов в Азию. Мы не будем говорить, как распространилась русская власть на все Заволжье и Сибирь, до китайской границы. Во время царствования Петра I-го русские знамена стояли уже на Каспийском море, и Великий Царь, в Дербенте, задумывал уже важное государственное дело: войти в сношение с ханствами Средней Азии и распространить там русское влияние. Ближе всех к границе нашей в то время была Хива, и на нее-то устремил свое внимание Великий Царь.

Известна грустная судьба, постигшая отряд князя Бековича-Черкасского, отправленный Петром в Хиву в 1717 году. Этот отряд был изменнически захвачен хивинцами и весь истреблен.

С того времени до нового движения русских войск вглубь Средней Азии (поход Перовского в конце 1839 года), прошло более 120 лет. В этот долгий промежуток времени положение наше относительно Средней Азии коренным образом изменилось. Россия уже считала киргиз своими подданными, хотя подданство это и было весьма сомнительно. Оренбург сделался сторожевым русским постом на границе Средней Азии. Но отношения наши к двум ближайшим среднеазиатским ханствам, Хиве и Бухаре, по-прежнему были крайне неопределенны, несмотря на взаимные посольства с той и другой стороны и уверения в желании жить в мире и дружбе. Хивинцы грабили русские пределы и уводили в плен русских промышленников, в особенности рыбаков на Каспийском море. Так, за год до похода Перовского на Хиву было захвачено хивинцами, на Мангышлаке, 200 русских рыбаков.

Поход Перовского 1839 г., как известно, был также неудачен; в продолжение 8-месячнаго тяжелого перехода, зимою, по степи, отряд лишился 1054 чел. умершими и более 10 тысяч верблюдов. Но поход Перовского имел то важное, практическое значение, что доказал невозможность каких-либо крупных военных предприятий против азиатских ханств без предварительного умиротворения степи и устройства здесь опорных пунктов. К тому же и положение дел в Киргизской степи в то время было весьма тревожно: в 40-х годах, одновременно с походом Перовского, в степи быстро приобрели известность два знаменитые батыря: султан Кенисара Касымов (внук Аблай-хана) и простой киргиз, бий Исет Кутебаров. Их грабежи и набеги на линию вынудили преемника графа Перовского, генерала Обручева, построить в степи, по направленно к Сырдарье, несколько укреплений. Так возникли в 1845 г. Оренбургское укрепление на р. Тургае и Уральское на р. Иргизе, а в следующем году построено было, уже на самой Сырдарье, Раимское укрепление. В то же время (в 1850 г.) положено было основание Аральской флотилии постройкою в Оренбурге двух военных шхун и заказом в Швеции железного парохода «Обручев», для плавания по Сыру, до кокандских пределов. Этот пароход был таким образом «дедушкою» возникшей вскоре Аральской флотилии, замененной ныне Амударьинскою.

Вторично вступивший в управление Оренбургским краем генерал Перовский продолжал систему своего предшественника, генерала Обручева. Чтобы устранить вредное влияние кокандцев на киргиз, взята была штурмом, в 1853 г., после трехнедельной правильной осады, сильная крепость Ак-Мечеть (ныне город Перовск) и образована из новозанятых по Сыру земель Сырдарьинская передовая линия.

В то время, когда русские медленно, но настойчиво, шаг за шагом, подвигались от Оренбурга к культурным частям Средней Азии, шло такое же медленное, но неотразимое движение на юг и со стороны Сибири. Еще во времена Петра, одновременно с походом Бековича-Черкасского в Хиву, основаны были: Семипалатное укрепление (Семипалатинск) и Усть-Каменогорск. К 1853 году русские подошли уже к громаде Тянь-Шаня, и на уроч. Алматы заложено было укрепление Верное. Новозанятые земли составили Алатавский округ, подчиненный Западно-Сибирскому генерал-губернатору. Начальником этого округа назначен был деятельный и энергичный подполковник Колпаковский (впоследствии Степной генерал-губернатор), который сумел внушить киргизам уважение к русской власти и русскому имени. А когда кокандцы, еще не испытавшие на себе силы русского оружия и считавшие киргиз себе подвластными, задумали уничтожить новопостроенное укрепление Верное, подполковник Колпаковский в молодецком деле в 50 вер. от Верного, при Узун-Агаче (в 1860 году) разбил наголову кокандское 30-тысячное скопище и навсегда обеспечил Алатавский округ от покушения кокандцев. Это молодецкое дело исполнено было ничтожным по численности русским отрядом из 3 рот пехоты, 4 каз. сотен и 6 орудий.

К 1853 году положение дел было следующее: русские выдвинулись вглубь Средней Азии двумя укрепленными линиями: со стороны Сибири русские укрепления доходили до Кастека, а со стороны Оренбурга — до форта Перовского (Ак-Мечеть). Все обширное пространство между этими двумя опорными пунктами находилось во власти кокандцев. Это пространство было занято сравнительно сильными кокандскими крепостями: Азрет (г. Туркестан), Чимкент, Аулие-Ата, Пишпек и Токмак. Опираясь на эти крепости, кокандцы держали в руках киргиз и восстановляли их против России. Такое ненормальное положение дел следовало прекратить.

В 1863 году было решено сомкнуть нашу передовую линию, отрезав навсегда Киргизскую степь от враждебного нам влияния кокандцев. Осуществление этого проекта решено было возложить на оба крыла разом, как со сторона Верного, так и со стороны форта Перовского. Из Верного двинут был так называемый Зачуйский отряд, стяжавший себе впоследствии блестящую славу, из 2½ т. челов., под начальством полковника Черняева, а из Перовска двинут был другой отряд, в 1200 чел., под начальством полковника Веревкина.

Ряд блестящих военных действий, последовавших затем, еще в свежей памяти у каждого. Мы не имеем возможности в нашем кратком очерке (вернее, наброске) рассказать хотя бы в кратких чертах эту славную эпопею подвигов русских войск в Центральной Азии, начавшуюся удачными штурмами Туркестана и Аулие-Ата. Вступив в борьбу с Кокандом, русские встретили здесь достойного противника: Кокандским ханством правил тогда, за малолетством Худояр-хана, решительный и предприимчивый кипчак, мулла Алимкул. Но и русским отрядом начальствовал Черняев; противники были достойны один другого, а беззаветная храбрость русского солдата, его беспримерная стойкость, дисциплина и способность переносить безропотно величайшие труды и лишения — довершили остальное. Вслед за Аулие-Ата и Туркестаном, пал Чимкент. Напрасно Алимкул старался, обходным движением по левому берегу Сырдарьи, броситься, со всеми силами своими, на слабый тыл нашего отряда и занять снова Туркестан. Его искусный план разбился о геройское сопротивление уральской казачьей сотни Серова, под Иканом. Эта храбрая сотня отстояла, в течение 3-х дней, Туркестан (Азрет) от 10-тысячного неприятеля. Зато из сотни было убито 57 чел., дошло до Туркестана ранеными 43, а уцелевших от кокандских пуль и ядер оказалось только 9 человек.

Как известно, занятие Чимкента выяснило полную необходимость занятия также и Ташкента или, по крайней мере, — освобождения его от враждебной русским власти кокандцев, с образованием из Ташкента самостоятельного ханства, вассального России и связанного с нею своими интересами. Немыслимо было оставлять в 112 в. от нашего главного опорного пункта, Чимкента, такой сильный оплот враждебного нам ханства. Ташкент, как дамоклов меч, постоянно угрожал нашей растянутой и слабой численностью Сырдарьинской передовой линии.

2-го октября 1864 года произведена была первая рекогносцировка Ташкента. Попытка штурмовать город открытою силою, на этот раз, обошлась нам очень дорого. Отряд потерял много убитыми и ранеными, в том числе храброго подполковника Обуха, и возвратился в Чимкент. Но уже весною следующего года мы снова видим Черняева, с его отрядом, в окрестностях Ташкента, у Ниазбека. 8 мая 1865 года произошло решительное столкновение между русским отрядом и войсками Алимкула, вышедшими из Ташкента, — столкновение, роковое для кокандцев и сразу изменившее все положение дел. Кокандское войско было разбито и сам Алимкул пал в этом сражении.

16-го июня того же 1865 года Ташкент был взят, после отчаянного, кровопролитного штурма. С этого дня положение России в Средней Азии можно было считать упроченным.

Преемник М. Г. Черняева генерал Романовский еще более упрочил положение русских, разбив 7-го мая 1866 года огромное войско эмира бухарского, шедшего на выручку Ташкента. Вслед за тем взят был штурмом сильно укрепленный Ходжент, а осенью того же года — и последние укрепленные пункты Бухары на северной окраине Туркестанского хребта, Ура-Тюбе и Джизак. Таким образом, уже через 3 года после сформирования Зачуйского отряда, в руках русских оказался весь обширный бассейн Сырдарьи, от Ходжента на востоке до Ура-Тюбе и Джизака на юге, Чимкента, Туркестана, форта Перовский и Казалинска на севере.

В 1867 году прибыл в новозанятый край преемник генералов Черняева и Романовского генерал-адъютант фон Кауфман, назначенный генерал-губернатором новоприобретенного обширного Туркестанского края. Семнадцать лет управлял Константин Петрович Туркестанским краем, и результаты его умной и дальновидной политики, его твердых действий, его энергической распорядительности — теперь налицо. С теплою и искреннею благодарностью вспоминает и вечно будет вспоминать Туркестан светлую, честную и высокодаровитую личность своего «устроителя». Он не только дал краю гражданское устройство, но сумел привести в вассальное положение главных врагов России в Средней Азии — Бухару и Хиву. Кокандское ханство, этот постоянный очаг смут и раздоров между узбекскою и кипчакскою париями, было завоевано и присоединено к русским пределам под именем Ферганской области. Самарканд — святыня среднеазиатского мира, бывшая столица грозного Тимура, — пал в 1868 году, и в долине Заревшана («разносителя золота») образован был Заревшанский округ (ныне Самаркандская область). Наконец пробил последний час независимости и издавнего врага России, Хивы: после неимоверных трудов и лишений, после 3-месячного похода по безводной, раскаленной солнцем степи, русские войска с трех сторон (со стороны Ташкента, Оренбурга и Каспийского моря) подошли к стенам Хивы. Испуганный приближением русских и молодецкою атакою оренбургско-кавказского отряда под начальством генерал-лейтенанта Веревкина, здесь раненого, — хан бежал к туркменам, и Хива отворила ворота русскому отряду.

Ярким, блестящим подвигом являются в последнее время подвиги Ахал-Текинского отряда, под начальством незабвенного М. Д. Скобелева, сломившие буйных, не признававших ничьей власти текинцев. Штурм Геок-Тепе имел непосредственным результатом подчинение России Мерва — этой древней «жемчужины Востока». Афганцы, надеясь на помощь Великобритании и подстрекаемые английскими военными агентами, заявили было притязания на соседние туркменские области. Внушительный урок, полученный ими в славном деле при Кушке, разом смирил гордость и заносчивость наших заамударьинских полуврагов-полудрузей.



Русские завоевания в Средней Азии: Завоевательный путь русских войск // Иллюстрированная история царствования императора Александра II. Бесплатное приложение к журналу «Вокруг света» за 1904 год


См. также:
К чему для России расширение? (И. И. Завалишин);
Русская политика в отношении к Средней Азии (В. В. Григорьев);
Примечания к будущей истории наших завоеваний в Азии (М. И. Венюков);
Исторические очерки России (М. И. Венюков);
Н. Н. Каразин. Скорбный путь.


Данный очерк — приложение к посту «Из Стамбула в Ташкент: Фотопленки Поля Надара (1890). Часть 17. Ташкент. Туркестанская выставка».

  • 1
И всё прахом и опять дикари...

(Deleted comment)
Алимкул погиб, да и сильная русская партия в Ташкенте имелась…

  • 1