Val

rus_turk


Русский Туркестан. История, люди, нравы.


Previous Entry Поделиться Next Entry
Жизнь дунган Каракунуза
Врщ1
rus_turk
В. Цибузгин, А. Шмаков. Заметка о жизни дунган селения Каракунуз Пишпекского уезда Семиреченской области // Записки Семипалатинского подотдела Западно-Сибирского отдела Императорского Русского географического общества. Выпуск 4. 1909.

Дунганин с детьми (селение Каракунуз). Поль Лаббе, 1897

Русскоподданные дунгане по образу жизни и языку заметно выделяются среди других разноплеменных обитателей среднеазиатских владений России. Дунгане — это китайцы-мусульмане магометанской религии суннитского толка — которая в Китай проникла из Аравии в 6-м году правления чэньгуаньтанского императора Тайцзуна (в 632 г. по Р. X.), как об этом свидетельствует ученый из Аравии магометанин — сын Лань-сюйя Си, издавший на китайском языке прокламацию, в которой кратко выяснил правила истинной мусульманской религии. Ученый магометанин Си говорит, что в 6-м году правления чэньгуаньтанского императора Тайцзуна, при святейшем Му-хань-мо-дэ (Мухаммеде), в Небесной стране (Аравии) дядя Мухаммеда по матери, вельможа Ван-гэ-ши (ибн Гамза), во главе трех тысяч мужей, сопровождая небесную священную книгу Цзн-Гу-эр-а-ни (коран), вступил в Срединное государство. Танский император Тайцзун, видя, что пришедший с запада вельможа деликатен, образован и обладает глубокой ученостью, приказал правителю своей столицы Чан-ань построить Да-цзин-чжень-сы (храм великой чистоты и истины — мечеть) и убедительно просил вельможу поселиться в Чан-ане. Ван-гэ-ши исполнил желание императора и поселился в Чан-ане со своей свитой. Впоследствии, когда число пришельцев значительно увеличилось, император Тайцзун приказал еще построить по мусульманской кумирне в Цзян-нине и Гуан-чжоо-фу (в Нанкине и Кантоне) и расселить в них народившихся.

Этимологическое значение слова «дунгане» неизвестно; по мнению некоторых ученых, дунгане происходят от юрусов, но это мнение пока еще остается недоказанным. Сами себя дунгане называют «тун-га-ни».

Находясь ранее в китайском подданстве, дунгане были весьма недовольны как китайцами, так и правительством Поднебесной империи, вследствие чего в течение многих лет в Китае происходили частые дунганские восстания, сопровождавшиеся обоюдною страшною резнею китайцев с дунганами и другими ужасами — неразлучными спутниками всяких восстаний. Недовольство китайцами побудило часть дунган лет около 30 тому назад выселиться в пределы Азиатской России и принять русское подданство. Пришельцы-дунгане расселились по областям Русского Туркестана, осевши в уездах Пишпекском, Пржевальском, Верненском, Аулиэатинском и Ошском.

Мы не будем здесь касаться причин, вследствие которых между китайцами и дунганами установились враждебные отношения. Этот вопрос очень сложный и ждет в будущем еще своего специального исследования. По этому вопросу не удалось собрать серьезных сведений даже командированной специально в Китай в 1874 г. экспедиции Сосновского, — обошедшейся русскому правительству в несколько десятков тысяч рублей (36071 руб.). Каракунузские же дунгане говорят, что поводом к восстанию их против китайцев послужили издевательства и насмешки, которые китайцы допускали над религиозными обрядами дунган. Этими глумлениями над магометанской религией китайцы, по мнению дунган, хотели оградить сынов Поднебесной империи от почти поголовного перехода их в мусульманство.



Дунганская мечеть (Пржевальск). 1896

В настоящей заметке мы намерены кратко коснуться жизни русскоподданных дунган, осевших в определенном месте Русского Туркестана. Таким местом является селение Каракунуз Пишпекского уезда Семиреченской области, жители которого, как выходцы из провинции Шаньси, несколько отличаются от дунган, переселившихся в Туркестан из Илийского края в 1882 г. — по передаче города Кульджи китайцам. Хотя настоящая заметка далека от идеала полноты сведений о жизни дунган, тем не менее мы полагаем, что и беглые заметки о русскоподданных дунганах, литература о которых небогата, должны представлять некоторый интерес.

Название селения Каракунуз — название киргизское. В переводе на русский язык оно означает «черный жук» (кара — черный, кунгуз — жук). Надо полагать, что означенная местность получила такое странное название вследствие изобилия черных жуков, встречающихся там весною и летом. И действительно, по всему почтовому тракту между Верным и Токмаком попадается весьма много черных жуков разной величины. Свое селение Каракунуз сами дунгане называют «Ха-ла-гунь-гунь-цзы»; это — неправильно произносимое дунганами слово Каракунуз, и — «Ин-пань», что в переводе на русский язык означает — лагерь, лагерная площадь. Такое название Каракунузу дунгане дали потому, что он действительно в первое время оседлости их напоминал собою лагерное стойбище.

Селение Каракунуз расположено у подножья гор, подле небольшой горной речки Каракунузки, вода из которой летом разбирается по арыкам для орошения пашен. Селение находится верстах в восьми от ближайшего русского села Большой Токмак, где имеется почтово-телеграфное отделение. В Каракунузе, по словам дунган, насчитывается около тысячи домов и более четырех тысяч жителей; в числе последних — немного сартов, таранчей и киргиз-кайсаков; но зато совершенно нет русских.

Дома свои каракунузские дунгане строят на китайский образец, хотя есть в селении дома и русского типа. Оконные переплеты в дунганских домах делаются, как и у китайцев, решетчатые; вместо стекол оклеиваются промасленной бумагой; но в домах некоторых дунган имеются русские рамы со стеклами. Почти при каждом доме есть огород и садик с плодовыми деревьями.



Дунганская школа в Каракунузе. Поль Лаббе, 1897

Все каракунузские дунгане, как уже сказано выше, — магометане. Для исполнения религиозных обрядов они имеют в селении несколько молитвенных домов; при каждом доме — частный мулла. Официальных мечетей и указных мулл в Каракунузе нет. Обыкновенно несколько дунганских семейств, проживающих иногда неблизко друг от друга, но связанных между собою какими-либо симпатиями, на свои средства выстраивают молитвенный дом и приглашают в него подходящего муллу. Приход такого молитвенного дома составляют исключительно только члены этих семейств. Мулла содержится иждивением своих прихожан. Отправляя службу, мулла в то же время обучает дунганских детей религиозным основам ислама в школе, находящейся почти при каждом молитвенном доме. Число учеников бывает неодинаково. В иной школе набирается до 25 мальчиков, в другой — не более 3-х человек. Учатся в школах лет по восьми. Некоторые дунгане, по примеру других мусульман, совершают паломничество в Мекку. Дунгане почитают те же праздники и справляют те же экстраординарные дни, как и другие мусульмане. Тридцатидневный пост «уразу» дунгане держат сравнительно строго. В такое время ежедневно вечером, при закате солнца, слышатся по улицам Каракунуза характерные дунганские возгласы: «Кай-лё цзэй-лё» (открылся пост, т. е. — разговляйтесь). Кричат так, по приказанию мулл, преимущественно мальчики-ученики. Не в пример своим соседям — сартам, киргизам и татарам, каракунузские дунгане не едят лошадиного мяса и не пьют никакого молока. Последнее они не употребляют в подражание китайцам. Наравне с другими мусульманами не едят свинины. Еженедельно празднуют пятницу. Самые великие, торжественные дни для дунган — это Ураза-аиди и Курбан-аиди; затем, есть праздник нового года — Афла и торжественные дни Бэйрат. Кроме вышеуказанных праздников, дунгане почитают также и общие мусульманские праздники. Кроме того, дунгане неукоснительно ежегодно справляют дни смерти своих родственников. Такие поминки, называемые «го-не-ди», собирают много народа. 12 октября 1897 г. один каракунузский дунганин, по имени Сы-мын-ла, справлял поминки по своем отце. В этот день у него было около 150 человек гостей обоего пола. Вообще, у дунган праздников немало.

Пища у дунган своеобразная. Большей частью они едят лапшу, изготовленную из пшеничной муки и гороховой, с прибавлением мяса, нарезанного мелкими кусочками, и разных пряностей: перцу, луку, чесноку, уксусу, соли, редиски, огурцов и т. п. Кушанья свои дунгане едят с помощью двух деревянных палочек, называемых «куай-цзы»; последние заменяют дунганам наши вилки. Дунгане приготовляют кушанья также и из риса, но никогда не предлагают этого блюда гостям, так как это у них считается неприличным. Кушанья дунгане приготовляют очень вкусно и разнообразно. Дунганские обеды нравятся многим русским. В сентябре месяце 1897 года Каракунуз посетил член Парижского географического общества Лаббе. Он обедал у каракунузского волостного управителя Сыбара Людаюань и так остался доволен дунганским столом, что просил передать хозяину свое удовольствие с заявлением, что, путешествуя по азиатским владениям России, нигде не встречал там обедов вкуснее дунганских. Может быть, мы здесь имеем дело с простой французской любезностью, хотя, конечно, возможно, что в словах путешественника-француза отразилось его действительное настроение. Гостям подают кушанья в количестве 2, 4, 9, 10 и 13 блюд; других цифр каракунузские дунгане не признают. Обед предваряется и заканчивается чаем с разными сластями. У дунган в большом употреблении разные острые и пряные приправы к пище; особенно они любят уксус, перец, лук и чеснок. Дунганский уксус представляет из себя темно-бурую жидкость с кислым вкусом и таковым же запахом. Уксус — очень дешев: бутылка его стоит копейка. Уксус приготовляется из пшеничных отрубей вместе с пшеницей и быстро портится, даже в холодную погоду. Более употребительные пряности и овощи имеют следующие дунганские названия: уксус — «цу», перец — «ла цзы», соль — «сянь-янь», лук (репчатый) — «ни-я цзы» , лук (порей) — «цун», чеснок — «суань», огурец — «хуан-гуа», арбуз — «си-гуа», дыня — «тянь-гуа», картофель — «ян-юй», тыква — «во-гуа», рис — «бэй-ми». Неизбежной принадлежностью дунганского обеда являются «чжэн-му»; это — небольшие пресные круглые хлебцы, испеченные паром в деревянных особого устройства цилиндрических футлярах, устанавливаемых на котле с кипящей водою. Дунгане любят лакомиться молодой вареной кукурузой; продают ее в приготовленном виде дешево: на одну копейку дают три и четыре штуки. Старая кукуруза идет в корм лошадям.



Дунгане (Пишпек). Поль Лаббе, 1897

Одеваются дунгане своеобразно: как мужчины, так и женщины на ногах носят китайские туфли, которые по-дунгански называются «хай»; женщины, как и мужчины, носят штаны, исключительно красного цвета; одевают также короткие и длинные платья китайского покроя. Вообще, одежда дунган очень похожа на китайскую; последняя, впрочем, начинает утрачивать свой национальный характер. Многие из дунган туфли заменили уже татарскими мягкими без каблуков ичигами с калошами и даже русскими сапогами, верхнюю одежду — бешметами, камзолами и халатами. Каракунузские дунгане волосы на голове бреют; головным убором для них служат обыкновенные мусульманские тибетейки, меховые шапки, пуховые серые с черной каймою шляпы, а также китайские соломенные с большими полями шляпы, и летом — просто лоскут белой материи, напоминающий собою чепчик. Кос каракунузцы не отращивают, кроме тех случаев, когда кому-либо из дунган приходится секретно отправляться в Китай для розыска своих родственников; В таких случаях косы дают русскоподданным дунганам возможность благополучно проникнуть на китайскую территорию, где их уже трудно отличить от дунган китайскоподданных, которые все без исключения носят косы и одеваются в китайские костюмы. Подготовка к подобной экскурсии требует немало времени и осторожности. Дунганин, собираясь отправиться в Китай, в течение 3—4 лет отращивает себе косу, в то же время тщательно скрывая свое намерение от местного начальства, не позволяющего дунганам переходить границу. Когда коса готова, путешественник тайно переходит границу, одевается в костюм китайского покроя и свободно разгуливает в пределах Дайцинского государства, стараясь отыскать тех лиц, на поиски которых он отправился. Достигнув своей цели, — дунганин выдает себя за китайскоподданного, берет от китайских властей установленный билет, визирует его в консульстве и, под видом торговца, отправляется в русские пределы, благополучно достигая таким образом Каракунуза. Пржевальские же дунгане, как мы слышали, все носят косы.



Дунганки (Пишпек). Поль Лаббе, 1897

Дунганские девицы волосы свои заплетают в косы, — женщины же, как и китаянки, из волос делают красивые и пышные прически. Девушки и молодые женщины обильно украшают свои головы разнообразными яркими живыми и искусственными цветами, серебряными особого устройства гребенками и искусственными бабочками, к которым прикрепляются маленькие серебряные бубенчики (шеркунчики). Маленькие девочки свободно, не стесняясь, бегают по улицам Каракунуза, девицы же невесты представляют из себя затворниц и тщательно скрываются от нескромных взоров каракунузских молодцов. Некоторые дунганские девицы искусно играют на миниатюрном музыкальном инструменте, называемом по-дунгански «ку-чэн-цза». У многих дунганок, прибывших из Китая, — ноги изуродованы по-китайски. Такие маленькие ножки как дунгане, так и китайцы называют «цзинь-ля-эр», что в переводе на русский язык означает «золотой лотос, золотой ненюфар, золотая лилия». Но дунганки, родившиеся в русском подданстве, имеют уже ноги нормальные, не изуродованные. Относительно уродования ног мы слышали две легенды. Одна из них говорит следующее: в давно минувшие времена представительницы прекрасного пола, будучи возмущены жестоким обращением своих мужей-тиранов, восстали против последних, напали на них и изрядно поколотили; после этого мужчины, желая избавить будущее мужское поколение от агрессивных действий женщин, придумали моду уродовать им моги. По другой легенде, уродование женских ног делается исключительно с той целью, чтоб женщину, в период ее развития, заставить вести более сидячий образ жизни, полагая, что чем больше женщина будет сидеть, тем лучше и сильнее у ней разовьются тазовые части ее тела. Дунганские женщины и девицы носят в ушах серьги и на руках браслеты. Траурный цвет у дунган, как и у китайцев, — белый цвет. В такого цвета платье облекаются дунгане обоего пола при похоронах. По понятию дунган, белый цвет — к лицу старым людям, а красный — к лицу молодым. В грязную и ненастную погоду многие дунгане к ногам привязывают деревянные дощечки с приспособлениями вроде шипов; подобные колодки (дощечки) называются по-дунгански «ни-дицза» (ни — грязь, дицза — подошва). Зимою дунгане надевают сделанные из материи наушники, которые иногда подбиваются мехом. В жаркое время года у дунган в большом употреблении веера и мухогонки; последние имеют вид коротких лошадиных хвостов. Весьма многие из дунган носят большие китайские очки. Интересен также имеющийся в употреблении у дунган китайский карман «уйдуцза». Карман имеет вид вышитого разными (в китайском вкусе) узорами кошеля; он носится дунганами на животе. Девушки и женщины любят наряжаться в одежды из ярких цветов; самые употребительные цвета — красный, желтый и зеленый.



Дунгане (Пишпек). Поль Лаббе, 1897

Каракунузские дунгане занимаются главным образом земледелием. Сеют пшеницу, ячмень, овес, кукурузу, горох, чечевицу, лен, сурепку, просо и «гао-лян» (сорго), из верхушек стеблей которого делают для своего употребления, а также и для продажи, так называемые китайские веники. Сеют также огородные овощи и разную зелень, как то: арбузы, дыни, огурцы, тыквы, картофель, редиску, свеклу, капусту, перец стручковый, баклажаны, лук, чеснок, кольряби и проч. Но главною отраслью сельского хозяйства у дунган является культура риса, который, однако, сеют лишь зажиточные дунгане, потому что посев его — дело нелегкое, требует больших хлопот, уменья и значительных денежных затрат. Приступая в посеву риса, дунгане предварительно хорошо вспахивают землю, делят вспаханное поле на квадратные и продолговатые клетки, устраивая из дерна валики вышиною от 1 до 1½ арш. и толщиною — продольные (по течению воды) в 1 четверть и поперечные от 2 до 3 четвертей, разрыхляют вспаханную землю и наполняют клетки эти водой; взмутив воду, сеют рис прямо в воду. Зерна риса ложатся на дно клетки и, когда вода устоится, покрываются слоем ила, затем всходят и продолжают расти в воде до тех пор, пока не нальется колос; после чего вода удаляется и рис дозревает на воле. Воду в клетках переменяют, причем напускают не холодной, а предварительно подогретой солнцем в специально приготовленных для этого клетках, не засеянных рисом. Наблюдать за рисовыми полями приходится рабочим-караульщикам, на которых возлагается также обязанность спугивать с рисовых полей диких уток, появляющихся там целыми тучами. Со времени разведения дунганами рисовых плантаций, рис в Семиречье значительно удешевел. В свободное от земледелия время дунгане отправляются в извоз. Многие из дунган занимаются торговлей. Среди дунган имеются плотники, кузнецы, серебряки, коновалы. Иные содержат в Токмаке харчевни, где за недорогую плату можно получить чай и кушанья дунганской кухни. Некоторые дунгане имеют заводы для приготовления льняного и сурепчатого масла, выделывания гороховой лапши, приготовления из рису и проса лакомых продуктов; есть и водяные мельницы. Немногие из дунган занимаются починкою разбитой фарфоровой посуды, искусно скрепляя разбитые места медными пластинками. В общем, про дунган можно сказать, что это трудолюбивый и честный народ.



Пишпек. Дунгане — починщики разбитой посуды. 1900-е

Дунгане обладают вспыльчивым и мстительным характером. Нанесенную им обиду они забывают нескоро, вследствие чего у них немало между собою происходит ссор, во время которых нередко пускаются в ход ножи. Все население каракунузских дунган разделено на две враждующие партии: «якши» и «яман», вражда которых продолжается уже много лет и в первое время была настолько сильна, что дунгане каждой партии, не желая встречаться друг с другом, ездили из Каракунуза в Токмак по разным дорогам; родственники, состоя в разных партиях, не разговаривали между собой и из одного котла не ели пищи, несмотря на то, что жили под одной кровлей. Стоит только просмотреть за любой год «Семиреченские областные ведомости», чтобы убедиться, как много кровавых драм происходит между дунганами. Слова «якши» и «яман», которыми дунгане назвали свои партии, — слова тюркские, в переводе на русский язык означают «хороший» и «худой». Партии якшей и яманцев, по словам дунган, образовались при следующих обстоятельствах: на предводителя дунган Бэй-ян-ху, или, как еще называли его дунгане, Худа-жэнь (вельможа Ху), была подана дунганами жалоба, для расследования которой в Каракунуз приехал начальник уезда. Когда начальник производил по жалобе дознание, то собравшиеся большой толпой дунгане разделились на две партии, одна из которых, обвиняя Бэй-ян-ху, кричала: «Да жэнь яман» — «вельможа худой», а другая, напротив, защищая его, кричала: «Да жэнь якши» — «вельможа хороший».

Хорошие урожаи риса и хлеба сопровождаются обилием дунганских свадеб. В Каракунузе женщин значительно меньше мужчин, поэтому дунганские невесты ценятся недешево. В 1897 году, как нам передавали дунгане, калым за дунганскую невесту колебался между 240—400 рублями. Несостоятельные дунгане часто ищут невест среди киргизок, потому что последних можно засватать дешевле. Многие дунгане поженились на татарках и сартянках. Среди дунган имеются удальцы, которые практикуют тайный увоз невест-киргизок. Несколько таких молодцов обращались к нам с просьбою дать им совет, как удобнее выкрасть киргизскую невесту и не подвергнуться за это никакой ответственности. Им была указана 1549 ст. улож. о наказан.



Каракиргизки (Токмак). Поль Лаббе, 1897

Дунгане не любят засиживаться в Каракунузе. Довольно часто они посещают село Большой Токмак. Почти каждое утро к Токмаку направляется целая вереница дунганских телег. Телега запрягается парою лошадей. Возница ловко похлопывает оригинальным хлыстом, понукая лошадей возгласами уо-уо-уо! ёо! тырч! и т. п. Токмак для дунган является чем-то вроде обширного клуба. В Токмаке они пьют чай, едят лапшу, курят опиум, играют в карты, устраивают перепелиные бои и громогласно болтают на злободневные темы. Там они заключают торговые сделки, собирают новости и делятся своими впечатлениями. После полудня дунгане возвращаются обратно в Каракунуз. Многие из дунган совершают свои наезды в разные места верхами. Дунганские седла считаются весьма удобными для верховой езды; они имеют, впрочем, один недостаток: тяжеловаты для лошадей. Дунгане любят держать иноходцев. В Каракунузе нередко можно видеть спортмэнов, быстро несущихся на своих иноходцах. Надо отдать честь дунганам: они любят лошадей и умеют за ними ухаживать; старательно кормят их кукурузой, горохом, ячменем и отрубями; любят украшать лошадей разными лентами, кистями, привесками, шеркунцами, попонами и т. п. Плохих лошадей у дунган почти не бывает. Кстати, считаем здесь нелишним объяснить те повелительные слова, с которыми дунгане обращаются к своим лошадям: уо-уо-уо — означает направо; йо — налево; тырч — понукание; о — стой; со — назад; юи — сильное понукание; тыр-тыр-тыр —употребляется дунганами в тех случаях, когда им нужно подманить к себе лошадь.



Киргизы и дунгане (Токмак). Поль Лаббе, 1897

Каракунузские дунгане в свободное время весьма азартно играют в карты. Дунганские карты — это карты китайские; оригинальные по виду, — они узки и длинны. Полная колода состоит из 84 карт. Среди дунган можно встретить песенников, которые искусно поют и играют на балалайках.

Большие площади каракунузских полей засеваются маком, из которого дунгане добывают опиум. Привычку к опиуму дунгане принесли из Китая. Нам приходилось слышать, что цена опиума в Каракунузе дешевле, чем в других местах Семиречья. Говорят, что чем ближе к Китаю, тем цена опиума дороже. Многие дунгане спрашивали нас, нет ли у русских какого-либо лекарства, с помощью которого можно было бы отвыкнуть от курения опиума. Довольно действительным средством против влечения к курению опиума дунгане считают remedium. Состав этого средства, имеющего вид черных шариков величиною с горошину, — очень сложный; в него входят соки разных растений. Конечно, одного remedium’а недостаточно для борьбы с пагубной страстью; необходимо при этом еще и собственное усилие воли, а его-то как раз и не хватает курильщикам опиума. У дунган существует интересная песня о курильщиках опиума. В этой песне изображены тяжелые последствия пагубной привычки к опиуму. Дунгане говорят, что потребители опиума очень не любят, когда в присутствии их поется эта песня. Песня эта была напечатана в «Семиреченских областных ведомостях» [за 1897 г.]. Опиум, несомненно, подрывает здоровье дунган и сокращает их жизнь. Тем не менее, в Каракунузе нам пришлось встретить 110-летнего курильщика-старика.

Дунгане крайне нечистоплотны. Вероятно, от этого у них и развиты разные накожные и глазные болезни. Жаль бывает смотреть на какого-нибудь дунганского мальчика с совершенно облысевшею от паршей головой. Последняя нередко представляет из себя сплошную кору струпьев.



Дунганки с детьми (Пишпек). Поль Лаббе, 1897

Некоторые дунгане занимаются медицинской практикой. Лечат они по правилам китайской медицины. Для руководства имеют разные медицинские книги на китайском языке. Эти доморощенные эскулапы большинство лекарств получают из Китая, часть же медикаментов приготовляют сами. Для сбора необходимых трав дунгане-врачеватели отправляются в разные экскурсии. Дунганские эскулапы находят себе пациентов не только среди своих сородичей, но и среди русских. С этой целью они посещают русские города и села, пробираясь иногда в Европейскую Россию. Один каракунузский дунганин сделался врачом следующим образом: в качестве слуги он сопровождал китайского врача, который поехал в гор. Астрахань. Здесь врач умер, а слуга его дунганин, ничтоже сумняся, объявил себя врачом и начал продолжать дело своего покойного господина. В Каракунуз ежегодно приезжает много китайских докторов. Дунгане говорят, что в Каракунузе становится почти знаменитостью всякий длиннокосый «сянь-сэн» (доктор), медицинские таланты которого, может быть, на родине совершенно не признавались.

В Каракунузе попадается много увечных дунган с отмороженными ногами. Увечья они получили в то время, когда, около 30 лет тому назад, в суровую зиму, отбиваясь от китайцев, перебирались в русское подданство.

У дунган, как и у других народов, имеется немало предрассудков. Вторник, например, они считают днем тяжелым. Правда, в этот день они не прекращают своих обычных занятий, но и не начинают какого-либо важного дела, а тем более не выедут в дальний путь. Один знакомый нам дунганин Чжэбур Мацзингань был болен какою-то простудною болезнью. Ходил он к разным каракунузским сянь-сэнам, но пользы от них не получил. Тогда кто-то из дунган, желая помочь больному, надоумил его поймать и съесть живого воробья. Больной в точности выполнил дружеский совет, но не только не получил облегчения, но к прежней болезни получил еще новую, и сам же потом уверял, что новая болезнь приключилась с ним из-за воробья.



Дунгане (Каракунуз). Поль Лаббе, 1897

Дунгане, как и китайцы, народ громогласный. Непривыкший к их разговорным приемам свежий человек, заметив несколько беседующих дунган, непременно подумает, что между ними происходит ссора. Между тем, громко ведется совершенно мирная беседа.

Относительно грамотности дунган можно сказать, что она у них стоит невысоко. Вся жизнь их в Китае являлась сплошной борьбой с китайцами и не заключала в себе благоприятных условий для развития просвещения. Когда же они, голодные и измученные, переселились в Россию, то первое время по переселении были заняты мыслью об устройстве оседлости на новых местах поселения и обеспечении своего существования теми практическими знаниями, которые они вынесли из Китая. Исключительное внимание дунгане обратили на изучение ислама, каковой и преподается в самых элементарных основах разными муллами дунганским детям. Дальше изучения Корана — просвещение дунган не пошло. Немногие из дунган умеют писать по-китайски, да и то очень плохо и с массою ошибок. Есть немного дунган, умеющих читать, писать и говорить по-русски; следует, впрочем, заметить, что русский язык дается им нелегко; но зато многие из дунган довольно сносно говорят по-киргизски.



Дунганин (Пишпек). Поль Лаббе, 1897

Уличная жизнь Каракунуза значительно отличается от жизни селений не дунганских. Едва только наступает утро, как по улицам Каракунуза начинают раздаваться громкие крики разных продавцов, предлагающих свои продукты или товары. От торговца мясом слышишь: «Жоу», продавца арбузных семечек, употребляемых дунганами вместо наших подсолнечных семечек, — «Гуа-цзыр», продавца зажаренных в масле хлебцев в виде продолговатых завитушек — «Ма-хуа-эр», редиски и проч. зелени — «Мэй-ло-бу лай, мэй цай», арбузов — «Цзянь-гуа-лэй», яблок — «Чэн-са-го-цза», уксуса — «Дао-цу-лэй» и т. д. Тут же предлагают и каракунузский виноград, который несколько кисловат; при обильном сборе виноград продается не дороже 3-х коп. за фунт. Несколько позднее появляются разносчики с разным мелким мануфактурным и иным товаром, как то: ситцами, нитками, иголками, пуговицами, зеркальцами и т. п. Такие продавцы называются «ху-лан-цза» и «чжуань-дэр-ди». Каждый из них имеет свой погремок, по звукам которого каранунузцы и узнают, с каким сортом товара приближается торговец.



Дунгане и киргизы (Верный). Поль Лаббе, 1897

Теперь несколько слов о дунганском наречии. Дунганский язык — чисто китайский, который, как и у китайцев, делится на много наречий, имеющих большую разницу в произношении слов и вполне оправдывающих китайскую пословицу: «В Китае через каждые сто ли (ли — китайская верста) встречаешь все разные наречия». Наречие каракунузских дунган, большинство коих выходцы из провинции Шаньси, отличается от речи дунган верненских, пишпекских, пржевальских и джаркентских, вышедших из других провинций Китая. Например, каракунузский дунганин скажет «да» (отец), пишпекский говорит «да-да»; «ба-ба» (дедушка) у пишпекских и друг. — «е-е»; «ва» (дитя) — «ва-ва». Каракунузский дунгагин кукурузу назовет «юй-ти», кульджинский — «бао-гу», а дунганин гор. Урумчи — «бо-эр-ми» и т. д. Даже в самом Каракунузе существует несколько наречий дунганского языка: дунгане — так называемые «думми», выходцы из гор. Тан-чжао-фу провинции Синань-сэн, выговором своим совершенно отличаются от дунган-шаньсийцев. Примеры:

ДуммиШаньси
Стой —Ну-хаЛи-ха
Возьми —Хань-шанНа-шан
Мельница —Уэй-цзаМо-цза.

Вообще, следует заметить, что язык дунган, принявших русское подданство, имеет некоторую разницу с языком дунган китайскоподданных. Разница эта произошла оттого, что русскоподданные дунгане, находясь в постоянном общении с киргизами и другими туземцами Семиречья, стали понемногу заимствовать у последних и вводить в свой язык слова тюркские. Например: «хэ-дай» — Бог, «а-сы-ма-ни» — небо, «эра-цзы» — доволен, согласен, «хэй-ля-сы-лё» — окончил, совершил, «а-хэ-рэ-ти» — на том свете и т. д.


Другие материалы о дунганах:
А. А. Дьяков. Воспоминания илийского сибинца о дунганско-таранчинском восстании в 1864—1871 годах в Илийском крае;
Н. П. Остроумов. Китайские эмигранты в Семиреченской области Туркестанского края и распространение среди них православного христианства;
Ф. В. Поярков. Сватовство (ше-мий) у дунган;
Д. Федоров. Опыт военно-статистического описания Илийского края;
там же;
Г. К. Гинс. Очерки из поездки по Семиречью;
И. Иванов. Добыча опия в Пишпекском уезде.

  • 1
(Deleted comment)
Не за что. Следующий текст — про выращивание дунганами опийного мака…

Прямо боснийцы китайские.
А с меню у них должно быть хуже, чем у китайцев - свинина-то харам.

Можно и без свинины обойтись; из мяса баранина была. И вкусно, и полезно!..
Интересно, что и русские из мяса употребляли почти одну лишь баранину, хотя нынче многие нос от нее воротят — не нравятся, дескать, запах и вкус, — и предпочитают культурно чуждую нам свинину.

Баранину просто готовить разучились.

Как я понимаю село ныне скорее всего Милянфан. А мечеть в Караколе все та же.

Edited at 2014-06-23 02:27 am (UTC)

Нет, не Милянфан (он находится подальше и основан лишь в 1924 году).

Каракунуз стал сперва Николаевским (видимо, в честь Николая II; другое известное дунганское селение называлось Александровским — кстати, и сейчас Александровка), а затем Масанчи. Он близ Токмака, но в Казахстане — см. ссылку на карту.

Edited at 2014-06-23 03:55 am (UTC)

Ясно, благодарю. Про казахскую территорию я как-то не подумал. А с названием "Масанчи" у меня стойко асоциируется британское консульство в Алматы - оно на этой улице.
В Александровке у меня вообще один случай забавный был.

25.06.2014
В г.Бишкек прошел Второй международный форум дунгановедов, приуроченный к 60-летию Центра дунгановедения и китаистики при Академии наук Кыргызской Республики.
(http://www.dungane.kz/rus/news/?cid=0&rid=394)

(Deleted comment)
Да, дунгане = хуэйцзу.

Спасибо за интересные подробности.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account