rus_turk (rus_turk) wrote,
rus_turk
rus_turk

Categories:

Первый коран

А. П. Хорошхин. Несколько заметок по поводу книги Вамбери «Путешествие по Средней Азии» // Военный сборник. Том LXXI. 1870.

Самаркандский куфический коран, или Коран Османа
(http://mytashkent.uz, http://www.trend.az)



Вот предание о первом коране.

По смерти пророка Мухаммеда, ему наследовали халифе́, т. е. преемники, в нижеследующем порядке: 1) тесть пророка Абубекр, 2) тесть же Омар, 3) дальний родственник и зять пророка Осман и 4) двоюродный брат и, вместе с тем, также зять пророка Али.

Этот порядок наследия завещан пророком. Все халифе были очень близки к пророку при его жизни; но Осман был особенно любим Мухамедом, и по смерти жены Османа Руккия, дочери Мухамеда, последний сказал: «Если Бог взял у Османа одну нашу дочь, то мы дадим Осману другую». И младшая дочь пророка, Зейнеб, стала женою Османа. Эта же привязанность Мухамеда к Осману была причиною того, что и в праве наследия Осман получил старшинство перед Али, который и по летам, и по близкому родству с пророком имел преимущество перед Османом. Но Мухамед очень любил Османа и надеялся на него в деле пропаганды ислама как на себя, потому что Али и в ту пору начинал уже варьировать догматы новой религии. Впоследствии, как известно, варианты эти дали учение шиитов, которые считают первым пророком Али, а не Мухамеда.

При жизни Мухамеда, Али не выражал своего неудовольствия на предпочтение ему Османа; но как только умер пророк, Али перестал таить свои мысли и между ним и Османом начался разлад.

Родство их с пророком видно из следующей таблицы:


Осман является здесь дальним родственником пророка, но тем не менее, в силу завещания Мухамеда, после тестя его Омара халифом стал Осман. Он ревностно продолжал проповедь ислама (чистой веры) и положил начало законодательству. Пророк передавал свое учение по большей части изустно, и речи его записывались каждый раз кем-либо из присутствовавших, чаще же всего Османом, а потому Осман, сделавшись халифом, собрал проповеди и своею рукою переписал их. Этот первый сборник и есть Коран или, правильнее, Куран, т. е. учение, переданное Богом пророку. Куран известен также здесь под именем Калями-шериф — священное, благородное перо. Толкования на Куран, писанные Мухамедом, называются Мушкоти-шериф, т. е. священные наставления, и составляют учение, завещанное собственно пророком. Поэтому автором Курана, без сомнения, может быть назван третий халиф, Осман, до которого ислам не имел кодекса. Написав книгу, Осман с большим успехом продолжал проповедь, не подозревая, что неудовольствие на него Али дошло до того, что козни самолюбивого брата пророка приняли уже тот ужасный характер, какой они принимают и доселе во всех мусульманских государствах. Али решился избавиться от своего соперника… И Осман был зарезан будто бы во время чтения той книги, которая и доселе многим миллионам указует их жизнь и смерть, и которая найдена в Самарканде. Следы крови Османа остались на книге.

Книга писана на прямоугольных кусках пергамента, более полуаршина шириною и в аршин длины.

Судя по всей наружности книги, нельзя не признать за нею глубокую древность. Несомненно, что она писана в то время, когда не было еще бумаги, а письмо арабов, послужившее впоследствии образцом всем мусульманским народам, было крайне несовершенно. Куран Османа, первообраз этой книги, подлинник; он не «копия», как называет его Вамбери, только списанная Османом, будто бы секретарем Мухамеда, — нет, здешние мусульмане глубоко убеждены по преданию, что куран Ходжа-Ахрар составлен из проповедей пророка третьим халифом Османом и переписан его собственною «святою» рукою. Но смиренно уступим место жрецам науки и расскажем предание о том, как попала эта книга в Самарканд.

Лет 400, а может быть, и более тому назад, в Ташкенте появился выходец из Стамбула, Шейх-ауанди-таур (чистый князь). Умный, ученый, богатый, набожный и благотворительный шейх скоро был признан за святого, и умер святым, увековечив память свою очень крепко в названии одной из четырех частей города Ташкента, называемой и доселе Шайхантаур. Шейх оставил после себя множество потомков с хорошим именем и с хорошим состоянием, и вот один из них, некто Ходжа-Ахрар, избравший путь своего знаменитого предка, переезжает из Ташкента в Самарканд, окружает себя учениками и становится пиром, т. е. духовным наставником отдельного кружка. Ходжа-Ахрар строит медресе, поучает в нем, ведет строгую жизнь, отправляет на свой счет толпы пилигримов в Мекку, и скоро от Мекки и до Кашгара проходят слухи о появлении в Самарканде нового источника чистой веры, в лице потомка святого Шейх-уанди-таура. Слава добродетелей Ахрара выросла наконец до того, что однажды мюриды (ученики) его, возвратившись из Мекки, принесли своему пиру некие хартии и рассказали, что были они гостями халифа (которым тогда был второй или третий преемник султана Баязида-Ильдирима), что халиф видел во сне его, их пира, святого Ходжу-Ахрара, и что в память этого прислал ему, Ходжи-Ахрару, куран, писанный «святою» рукою третьего халифа Османа. Ходжа-Ахрар принял подарок и оставил его в наследие построенному им медресе. Книга долгое время пользовалась уважением, хотя читать ее никто не мог и не может доселе. 65-летний приятель мой, мулла Собир, сам завзятый грамотей, говорил мне, что, 48 лет тому назад, куран медресе Ходжа-Ахрар читал какой-то приезжий из России татарин, плакал над кровью халифа, и что старый и малый сбегались слушать и дивиться на татарина как на чудо. В прежнее время книга приносила изрядный доход ее владельцам — муллам медресе Ходжа-Ахрар, потому что усердные мусульмане приходили в медресе в разных случаях жизни, клали на куран деньги, смотря по средствам, и читали над книгою молитву… Но в последнее время усердие правоверных оскудело, и голодные муллы уступили книгу очень охотно и недорого.

Мы, русские, более других наций заинтересованные своими соседями и подданными, среднеазиатцами, имеем несомненные права на их древности. Первый коран должен быть достоянием русской науки, и наука расследует его происхождение. Здесь же записано мною только то, что сохранили предания.


Того же автора:
Воспоминания о Хиве;
Рабы-персияне в Хивинском ханстве;
В степи широкой под Иканом… (песня, составленная А. П. Хорошхиным).
Tags: .Бухарский эмират, .Самаркандская область, 1801-1825, 1851-1875, Самарканд, военный сборник, древности/археология, ислам, история узбекистана, под властью Белого царя, татары, хорошхин александр павлович
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments