Val

rus_turk


Русский Туркестан. История, люди, нравы.


Previous Entry Поделиться Next Entry
Мост через Амударью
Врщ1
rus_turk
Е. Л. Марков. Россия в Средней Азии: Очерки путешествия по Закавказью, Туркмении, Бухаре, Самаркандской, Ташкентской и Ферганской областям, Каспийскому морю и Волге. СПб., 1901 (продолжение поста про Закаспийскую железную дорогу).

В прохладной столовой [чарджуйского] вокзала нас накормили до сладости свежею амударьинскою севрюгой и, что главнее всего, напоили отличным русским квасом, которому нет цены в этом туркменском пекле, а там опять пришлось лезть в пыльные и душные ящики вагонов — переезжать Амударью. Любители природы обыкновенно пересаживаются для этой переправы в особый вагон-клетку впереди поезда, и уже оттуда безо всяких препятствий любуются широкими перспективами исторической реки и знаменитым железнодорожным мостом.

Бесконечный ряд столбов, переплетенных друг с другом в гигантскую плетенницу, и бесконечная тесьма покрывающих их досок, целая деревянная дорога в три версты длины — прямо, как стрела, вонзается поперек течения в широкую скатерть вод и уходит из ваших глаз, словно тонет где-то там в туманах дали. Кажется, и поезд наш едет по ней как жертва в пасть чудовища прямо в эту охватившую нас пучину. Делается немножко жутко на душе, когда колоссальная железная стоножка поезда тяжко влезает на зыбкие устои моста и медленно переползает на ту сторону, чуть-чуть пошатываясь вместе с мостом и поскрипывая во всех своих суставах, словно охая от страха…

Древний Оксус широк как море. Бурая стремнина его, вся в курчавых завитках от невидимых глазу водоворотов, бесшумно льется вниз сплошною многоверстною скатертью; песчаные мели, словно лысины черепа, желтеют там и сям сквозь тонкий слой бегущих вод. Амударья очень своенравна. Один год русло ее под самым Чарджуем, в другой год уходит на две версты от него. Теперь вода ушла к тому берегу, и вблизи Чарджуя остались только ее затоны, покрытые частыми мелями, перерезанные рукавами. Главное русло Оксуса особенно быстро и особенно мутно. Железнодорожный поезд перебирался через него еще тише, чем через прибрежные разливы, а деревянный мост вздрагивал и скрипел еще сильнее… Ему, очевидно, достается немало от этих стремнин варварской реки, катящих в своих глинистых волнах дубы и камни из далеких горных дебрей. Недаром уже сносило один раз этот мост разливами реки. Туркмены и бухарцы пророчили нам позорную неудачу, когда генерал Анненков задумал строить деревянный мост через их непобедимый Джейгун.

Если сам мудрый Тимур-Ленг, побеждавший все и всех и смело перекидывавший каменные своды через волны многих рек, не посмел возложить оков на великую реку, то как же могут устоять против нее жалкие бревнышки неверных московов?

Туземцы, собравшиеся толпами по обеим берегам реки, глазам своим не верили, когда железнодорожный поезд, расцвеченный флагами, с торжественною музыкой, при громе пушек и барабанов, переехал вдруг по этим деревянным дощечкам через пучины буйного Джейгуна, разделявшего их так долго на два разобщенные мира.


Мост через Аму в Чарджуе (рис. Н. Каразина)

До постройки железнодорожного моста переправа через Амударью была не безопасна и не легка. Если уже не прибегали к способу Александра Македонского и не переплывали великой реки лежа на бурдюках, то все-таки нужно было нанимать большие барки и тащить их лошадьми, чтобы стремнина реки не унесла судно вместе с людьми и товарами вниз по течению. […] Что должна была стоить такая переправа для целых стад овец, для табунов лошадей, для нагруженных товарами верблюдов, — можно себе легко представить; я не говорю уже об остановках и потере времени. […]

Цивилизация Европы вторглась теперь вместе с русскою силой в старое царство азиатского рабства, деспотизма и невежества; река Дариев Персидских, Бактриан и Согдов — перепоясана железнодорожным мостом и носит пароходы на своих пустынных волнах.

Но, несмотря на эти рельсы и трубы, здесь еще везде кругом всемощно царит старая дичь, старая азиатчина. Словно в насмешку над нашими усилиями, вон, по-прежнему, рядом с пароходом идет первобытная переправа с бухарской стороны на туркменскую целых верблюжьих караванов, целых обозов арб, в больших туземных каюках…

Ветхозаветные корабли пустыни продолжают еще перевозить товары на своих горбах, как в дни Моисея, а эти чалмы, эти мантии, эти лица — все это живьем выхвачено со страниц Библии… Цивилизация Европы пробирается здесь еще чуть заметною струйкой, как та узенькая черная ленточка рельсов, что прорезает собою сплошные пески туркменской пустыни…


Другие отрывки из книги Евгения Маркова здесь.



Постройка железного моста через реку Амударью
(Нива, 1900, № 48)


Железный мост через р. Амударью, возводимый для Среднеазиатской жел. дор. Вдали на заднем плане виден старый деревянный мост (по фот. Нильсена)

Лет десять тому назад был построен мост через Амударью; мост этот был совершенно исключительный своего рода чудо строительной техники: смелый, предприимчивый генерал М. Н. Анненков, ныне уже покойный, сооружая Закаспийскую дорогу, не задумался соорудить через эту широчайшую реку, на протяжении двух с половиною верст, деревянный мост. Подобной длины деревянного, да еще железнодорожного моста не сооружал еще никто, и поэтому неудивительно, что не только из Европы, но даже из Америки приезжали специалисты-инженеры полюбоваться этим чудом русского строительного искусства.

Пока Закаспийская дорога носила исключительный стратегический характер, мост, этот еще мог удовлетворить своему назначению. Но с течением времени, когда Закаспийская дорога удлинилась и расширилась, переименовалась в Среднеазиатскую, которая свяжет Андижан и Ташкент с Оренбургом, а затем и со всей Европейской Россией — пришлось подумать о сооружении постоянного железного моста через Амударью.

По деревянному мосту нельзя пропускать поезда усиленного состава и двойной тяги; паровозы могут идти лишь особой — легкой, уменьшенной конструкции, и то только днем. Таким образом, для усиления движения по этой очень важной дороге, связывающей всю Европейскую Россию с богатым Туркестаном, необходим был постоянный железный мост.

Сооружение такого моста должно обойтись в пять миллионов рублей. После долгих колебаний, лишь в октябре 1898 года решено было приступить к этой грандиозной постройке.

Длина моста достигнет 800 сажен. Все металлические части изготовляются в России — Брянскими заводами и представят вес в несколько миллионов пудов.

Постройкой моста руководит инженер Ольшевский. Работы идут настолько быстро, что, по всем вероятиям, будут окончены в будущем году.



С. М. Прокудин-Горский. Амударьинский (Чарджуйский) мост



См. также:
Фотографии Поля Надара (1890);
Д. Н. Логофет. В забытой стране. Путевые очерки по Средней Азии;
А. М. Поляков. Записки жандармского офицера.

  • 1
Прошу прощения, но фото Прокудина-Горского.
Вы наверное допустили описку.

Вы правы, спасибо. Исправляю.

Я больше года как скачал его работы и до сих пор под впечатлением - окно в цвете в начало XX века!
Особенно когда настроение не очень - просматриваю и отпускает.

Да, тоже часто просматриваю... вообще, люблю старые фото смотреть... выражения лиц, отражающие ту или иную эпоху...

В Ярославле ж/д мост через Волгу связавший центр страны с севером построен только в 1913г. А тут на варварских окраинах значительно раньше. Любопытные приоритеты были у царского правительства.

Приоритеты простые. Мост имел весьма важное военное значение, да и торговое, к тому же (облегчение доступа российких товаров на новые рынки и т.д.)

Ух, ты! Какой "древний пост"! ;)

Я через этот мост проезжал многократно.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account