rus_turk (rus_turk) wrote,
rus_turk
rus_turk

Category:

Омск (воспоминания И. Ф. Бабкова)

И. Ф. Бабков. Воспоминания о моей службе в Западной Сибири. 1859—1875 г. Разграничение с Западным Китаем 1869 г. — СПб., 1912.


И. Ф. Бабков

6-го июня 1858 года состоялось мое назначение обер-квартирмейстером Отдельного Сибирского корпуса. Отправляясь в Омск, я без особого сожаления оставил скучный, холодный и болотистый Тобольск, в котором пробыл два года на должности начальника штаба 24-й пехотной дивизии.

В то время, т. е. в 1858 году, Омск показался мне незначительным уездным городом средней руки. Большая часть домов в нем, принадлежащих частным лицам, были деревянные. Тогда Омск далеко не имел того вида, который он приобрел впоследствии, когда стараниями генерал-губернатора Западной Сибири, генерал-адъютанта Казнакова, он украсился многими хорошими каменными зданиями, как казенными, так и частными, скверами, театром и проч. Омск основан в царствование Петра Великого в 1716 году, а Омская крепость в 1759 году. В 1838 году, при генерал-губернаторе князе Горчакове, было переведено в Омск из Тобольска военное и гражданское управление Западной Сибирью. Таким образом, Омск, почти с самого своего основания, приобрел значение административного центра, которое и удержал за собою и по настоящее время. Омская крепость была расположена на правом берегу р. Иртыша, в углу, образуемом этою рекою и правым же берегом речки Оми при устье ее, и в мое время утратила всякое военное значение и в скором времени была совершенно упразднена.

Первое, что меня несколько озадачило по приезде в Омск, — это иноплеменный состав высших начальствующих лиц: все они по происхождению принадлежали к иностранным народностям, и большинство были иноверцы. Корпусный командир — генерал Гасфорд, военный губернатор области Сибирских киргизов, имевший свое местопребывание в Омске, генерал фон Фридрихс — оба немцы-лютеране; комендант крепости генерал де Граве и мой предместник генерал барон Сильвергельм — оба шведы-лютеране. Помощник военного губернатора — полковник Гутковский — поляк, наказной атаман сибирских казаков генерал Кринский — поляк, дежурный штаб-офицер корпусного штаба майор Круликевич — тоже поляк, начальник артиллерии генерал фон Вилькен — немец, начальник штаба генерал Гинтовт, кажется, — литвин. Впрочем, его скоро сменил швед — Кройерус. Таким образом, на омском горизонте появился еще третий швед, который, по усвоенному русскими шведами и немцами правилу, тотчас же, по вступлении в должность, почел долгом позаботиться о своих финляндских собратьях и вскоре успел пристроить двух на хлебные, по тогдашнему времени, должности: майора Амондта на должность командира линейного батальона в Омске, несмотря на то, что этот швед никогда не служил в пехоте и не имел никакого понятия о строевой пехотной службе, в особенности по введенному незадолго перед тем новому уставу. Покровительство начальника штаба Кройеруса помогло Амондту удержаться на должности во все время командования корпусом Дюгамеля. Но вскоре по приезде в Омск нового корпусного командира Хрущева, — он тотчас же был уволен. Другому финляндцу — Гартлингу — была предоставлена должность смотрителя омского госпиталя. По поводу этого ходатайства Кройеруса о Гартлинге в Главном штабе были крайне изумлены, как передавал мне впоследствии мой хороший товарищ — сибиряк, Лавр Никанорович Клуген, бывший в то время помощником начальника Главного штаба. Неужели, говорил он мне, местное начальство Западной Сибири не могло найти в Омске ни одного подходящего офицера, способного быть смотрителем госпиталя, и заставило нас выписывать непременно шведа Гартлинга с самого севера Финляндии, чуть ли не из Улеаборга! Сам Гасфорд в то время имел чисто немецкий антураж. Так, адъютантами у него были: два брата Блюменталь, Экеблад, которого сменил Фридерикс, а потом Врангель. Затем, при Гасфорде состояли еще прикомандированные офицеры вроде ординарцев: Гинце и киргиз Валиханов.

Словом сказать, не было ни одного человека с русской фамилией. Таким образом, по приезде в Омск я сразу попал в какую-то немецкую колонию. Для меня, как вновь приехавшего, так сказать, свежего человека, более всего казалось странным, что здесь, на этой далекой окраине Русского государства, носителями русского знамени и представителями русских государственных начал и русской народности — были немцы и поляки.

Невольно припоминается при этом следующая известная песня: «Чем я Запад огорчила? — петь приходится Руси. — Али тем, что так любила, что и Боже упаси! Родилась я с добрым сердцем, вот в чем горе все мое; у меня ли всяким шмерцам нераздольное житье? О германцах уж ни слова: им все льготы и почет; им рожна еще какого на Руси недостает? Денег им я сыплю груду, на награды не скуплюсь, и куда ни глянь, повсюду или немец, иль кракус».


_________________________

Другие материалы об Омске:
П. К. Мартьянов. В переломе века;
И. И. Завалишин. Описание Западной Сибири;
А. К. Гейнс. Дневник 1865 года. Путешествие по Киргизским степям;
Дж. Кеннан. Сибирь и ссылка;
Н. Д. Телешов. За Урал. Из скитаний по Западной Сибири.
Tags: .Акмолинская область, 1851-1875, Омск, бабков иван федорович, города/укрепления, история российской федерации, личности, немцы/немецкие колонисты, поляки, шведы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 87 comments