rus_turk (rus_turk) wrote,
rus_turk
rus_turk

Отчет Ж.-А. Кастанье о поездке в Туркестан (1/3)

И. А. Кастанье. Отчет о поездке в Туркестан // Труды Оренбургской ученой архивной комиссии. Выпуск XVI. 1906.

Другие части: 2. Ташкент. 3. От Ташкента до Красноводска.





Летом 1904 года в начале июня я покинул Оренбург и направился в Туркестан. Уже порядочно времени я приготовлялся к этому путешествию, но продолжительность и трудности его превзошли мои ожидания. Желая дать Архивной комиссии краткий обзор моего путешествия и наблюдений, сделанных по пути, я начну с памятников, встреченных мною в Киргизских степях.



Мост через р. Урал, верста 3. (Фото из альбома «Северная часть Оренбург-Ташкентской железной дороги. 1901—1905 гг.» заимствованы у humus)


Пересекши р. Урал, линия железной дороги извивается по Киргизской степи, направляясь к Илецкой Защите, знаменитой своею каменною солью, затем вскоре достигает Илека, одного из редких левых притоков Урала, своим извилистым течением орошающего весь северо-запад Тургайской области. Немного ниже пос. Григорьевского ж. дорога вступает в Тургайск. обл. и, следуя по долине вдоль Илека, достигает почти самого начала этой реки. Время от времени курганы то отдельно, то группами возвышаются по пути. Эти курганы, о которых я уже имел случай говорить в последнем моем докладе, большею частью имеют куполообразную форму.



Пассажирское здание на ст. Илецк


Общий вид станции Илецк


Начиная с Ак-Булака, зимовки все чаще и чаще встречаются по обеим сторонам Илека, а также грубые сооружения из камней начинают выделяться среди зеленой степной травы. Это киргизские могилы, формы которых, как увидим дальше, очень разнообразны.

Из 5 или 6-ти кладбищ, посещенных мною между Ак-Булак и Актюбинском, я мог заметить, что их надгробные памятники довольно разнообразны и почти всегда расположены на возвышенном месте. Формы их следующие: 1) особенно часто встречающиеся — это большие круги, сделанные из неотесанных каменных глыб, представляющие ограду для одной или нескольких могил, подобные тем, что встречаются в окрестностях Байчулак-Сагасы. Эти огромные глыбы, внесенные иногда из очень далека, требуют усилий нескольких человек, чтобы быть поднятыми. Они напоминают своей формой мегалитические памятники каменного века, известные под названием кромлехи (каменные круги). Некоторые из памятников, видимо, сооружены были несколько веков тому назад; на одной из глыб обыкновенно вырезан знак, служащий тамгой роду, к которому принадлежал погребенный, как, напр., в Чийли Актюбинской волости. Иногда эти камни положены в беспорядке вокруг одной могилы, на которую они иногда обрушиваются, как, напр., на берегах Якши-Каргалы Актюбинск. волости.

2) Рядом с этими памятниками находятся другие могилы, не имеющие никаких надгробных памятников, кроме небольшой продолговатой земляной насыпи. Изредка в головах положен камень, на котором вырезаны имя умершего и молитвы, как в Ак-Мола около Корсак-Бас.

3) Мавзолеи предназначаются для богатых. Они состоят из четырех стен более или менее высоких, сделанных из глины, из камня или из леса, смотря по материалам, находимым в данной местности; таковы, напр., в Ак-Бай около Якши (переименов. Сагарчин). Эти стены служат оградой могилам и напоминают собою мазарки Туркестана, о которых будет сказано дальше.



Пассажирское здание на ст. Ак-Булак


Общий вид станции Ак-Булак


Приближаясь к Актюбинску, степь становится более неровною, пески увеличиваются, растительность уменьшается, и наконец мы достигаем Актюбинска, уездного города Тургайской области.

Актюбинск расположен среди песчаной равнины, по которой протекает р. Илек. Два или три холма, на склонах которых расположен город, послужили центром для сгруппирования эмигрантов, которые первые, едва 30 лет тому назад, были рассадниками русской цивилизации в Киргизских степях. Так как пассажирский поезд не шел дальше Актюбинска, я был принужден продолжать путь в поезде с строительными материалами, который должен был меня доставить в Бик-Баули (в 30 верстах от Казалинска), отсюда начались неудобства еще строящейся дороги.



Пассажирское здание на ст. Актюбинск


Актюбинск. Большая улица


Едва мы покинули станцию, как снова очутились в безотрадной степи. Опять мы видим берега Илека, усеянные зимовками, стадами лошадей и верблюдов. Вскоре поезд вступает уже в Уральск. обл., достигает Эмбы и направляется к Мугоджарам. Вдоль пути встречалась масса киргизских кибиток. При приближении к Мугоджарам местность не такая плоская, и нам приходится переезжать горы на перевале Кум-Ассу. Здесь снова мы попадаем в Тургайскую область, именно в Иргизский уезд.



Пассажирское здание на ст. Бер-Чаур


Общий вид станции Бер-Чаур


Иргизский уезд представляет большой интерес для археологии. Действительно, ведь там расположены развалины Болгасын, изразцы которого, найденные в песке, напоминают изразцы Самарканда.

Вскоре мы достигаем границы соленых озер, которые простираются к юго-западу параллельно Мугоджарским горам и между которыми надо отметить самые близко подходящие к линии, как, напр., Челкар, Кара-Сор, Курган-Туз и. т. д.

Недалеко от озера Челкар будет находиться станция того же имени, которая с постройками, предназначенными для служащих, составит целый городок. При выходе с этой станции начинаются пески пустыни Большие Барсуки с ее сыпучими дюнами, которые беспрестанно гонит ветер. Редкие породы крестоцветных, стебли ферулы и осоки составляют главную растительность пустыни той части Больших Барсуков, которую мы проезжали и которую в изобилии населяют ящерицы, достигающие иногда огромных размеров.



Пассажирское здание на ст. Челкар


Паровозное здание на ст. Челкар


Пройдя пески Больших и Малых Барсуков, линия проходит по Сырдарьинской области в окрестностях Саксаульска. Поблизости от станции виднеется группа курганов, расположенных с северо-востока на юго-запад, куполообразной формы.

Песчаные пустыни сменились теперь глинисто-песчаным грунтом, покрытым земляными буграми, на которых произрастают пучки колючих растений. Даже сама равнина, вся в рытвинах и бесплодная, изрезана канавками с водой, оставшейся в них от сильного дождя, шедшего накануне, но которую живо иссушит горячее июньское солнце. Покинув эту равнину, населенную массою ящериц, ежей и черепах, мы доехали до Аральского моря. Поезд проходит теперь среди мертвой природы. Ни признака жизни в этой глинистой равнине, где только изредка виднеется соленая плесень, ни дерева, ни травы, ни насекомых; почва, совершенно бесплодная, сожжена огненным солнцем, и только вдали время от времени появляются миражи. Наконец появившаяся легкая зелень возвещает о приближении к воде; действительно, проезжаем по маленькому железному мосту и въезжаем в Бик-Баули.



Пассажирское здание на ст. Аральское Море


Вид на станцию Аральское Море


Так как далее линия ж. дороги прекращается, то я должен был добраться до Казалинска на почтовых лошадях. Здесь начинается долгий переезд в 400 верст, на который я употребил несколько дней и который отделяет Бик-Баули от Перовска, где я снова мог найти южную ветвь Ташкентской дороги.

Проведя ночь в Казалинске, с зарею я выехал из этого города с двумя компаньонами, которых я встретил по дороге.

За городом, который, затерявшись в тополях, еще сладко дремал в это свежее июньское утро, мы очутились среди веселой и обработанной страны.



Казалинск. Общий вид на Большую улицу


По дороге мы пересекаем не менее 15 арыков, искусственных ручейков, которые текут в степь и доставляют ей необходимую долю воды. Ниже с нашей правой стороны развертывается широкая зеленая борозда: это — Сырдарья, Яксарт древних, которая после 2.800 км протяжения вливает свои мутные воды в непостоянное Аральское море.

По мере того, как мы двигаемся вперед, вид страны изменяется, песок берет верх над лессом, и холмы, покрытые невзрачным кустарником, возвещают начало пустыни. Действительно, здесь мы находимся на крайней границе великой пустыни Каракумы; песчаные сыпучие горки различной высоты, известные под именем барханов, то двигаются вперед, то назад по капризу ветра.



В песках Кызыл-Кума в Перовском уезде


Безотрадно и трудно путешествие от Казалинска до Перовска, где глинистые пустыни сменяются песчаными, и где в продолжение нескольких дней не встретишь никакой растительности, кроме колючих растений и лесов саксаула и тамарикса. Только время от времени появляется Сырдарья с ее камышовыми берегами, местопребывание тигров, которые, однако, из года в год исчезают. Иногда, приближаясь к почтовой станции, на возвышенном месте встают перед вами массивные постройки. Это «мазарки», киргизские могилы, особенности этой местности. Из всех тех, которые мне удалось посетить, особенное внимание привлекают мазарки Баскара, Майлибаш и ст. Семеновской.



Окрестности Казалинска. Общий вид киргизских мазар


Мазарки Баскара находятся в одной версте от почтовой станции того же имени, на песчаном холме; они то четыреугольной формы со стенами из глины и с остроконечностями на углах, то цилиндрической формы с куполообразною крышею. Маленькое стрельчатое отверстие (готическое), от 50 до 60-ти сантиметров высоты, служит входом в мазарку, куда можно проникнуть не иначе как ползком. Так как обыкновенно верхушка мазарки открыта, то свободно можно различить внутренность ее.

Внутри каждой мазарки расположено несколько могил, параллельно друг к другу, направлением к Мекке. Самые могилы устраиваются так: в земле роется неглубокая четвероугольная яма, в которую полагается тело. Магометанский закон воспрещает соприкосновение тела с землею, гроба магометанами не употребляются, поэтому тела завернуты в ткани и положены прямо на землю. Яма не засыпается землею, но над нею устраивается потолок из хвороста, который замазывается глиной. Далее из мятой глины строятся стены над потолком могилы соответственно ее размерам — невысокие; их покрывает четыретскатная, тоже из глины, крыша, так что получается небольшое продолговатое здание, заменяющее надмогильный камень; по бокам входа в мазарку, снаружи, обыкновенно делаются 2 подобных надгробия, длинником расположенные поперек линии входа (по касательной), копии внутренних надгробий, без погребений. К этим изображениям, так сказать, моделям могил, приходят родные умершего молиться. Так как внутрь мазарки не осмелится проникнуть ни один суеверный киргиз — то там царит смерть да щурки, во множестве гнездящиеся в этих степных мавзолеях.



Окрестности Казалинска. Мазар богатых киргизов


Кладбище Майлибаша расположено на берегах Сырдарьи и представляет как множеством могил, так и своими развалинами внушительный вид. Здесь, как и в Баскара, того же рода мазарки с миниатюрными готическими отверстиями и с многочисленными черепами лошадей и верблюдов, разбросанными в беспорядке около могилы. Некоторые мазарки имеют вид крепостей с их башнями и зубчатыми стенами, производящими большой эффект. Некоторые, современные, даже сделаны из кирпичей.



Окрестности Казалинска. Мазар-Исалы (могила народного судьи)


Около станции Семеновской возвышается несколько мазарок грациозного вида и конической формы в их верхней части. Здесь видно так много могил без надгробных памятников, только окруженных оградой из колючих растений, камыша или высокой травы. Другие крыты чем-то вроде полуцилиндрических сводов, около которых положены прямоугольные камни от 50 до 60 сантиметров длины и 10 сантиметров толщины; на этих камнях вырезаны эпитафии арабскими буквами.



Г. Перовск. Берег реки Сырдарьи, выгрузка сексасуаловых (sic!) дров


Я приехал в Перовск как раз в момент, когда разыгралась страшная буря, и не мог поэтому даже различить города, хотя был среди него, — так пыль затемняла небо, делая солнце невидимым и воздух невозможным для дыхания. Я скоро покинул этот негостеприимный город и отправился на вокзал, чтобы занять место в поезде со строительными материалами, который меня должен был доставить в Туркестан. Вид страны почти не изменяется, только леса саксаула встречаются все чаще и чаще, да горы Кара-Тау, начиная с Чийли, бегут параллельно линии железной дороги.



Туркестан. Большая улица


ПРОДОЛЖЕНИЕ: ТАШКЕНТ


Другие материалы об Оренбург-Ташкентской железной дороге:
А. М. Поляков. Записки жандармского офицера;
В. П. Вощинин. Очерки нового Туркестана: Свет и тени русской колонизации;
В. Н. Гартевельд. Среди сыпучих песков и отрубленных голов;
Типы и виды по Ташкентской дороге (набор открыток).

Об авторе (pdf):
Горшенина С. М. Странный археолог Кастанье // Звезда Востока, 1996, № 3, с. 147—159.
Tags: .Оренбургская губерния, .Сырдарьинская область, .Тургайская область, .Уральская область, 1901-1917, Актюбинск/Актюбе/Актобе, Перовск/Перовский/Ак-Мечеть/Кызылорда, города/укрепления, древности/археология, железные дороги, история казахстана, история российской федерации, казахи, кастанье иосиф антонович (жозеф-антуан), переселенцы/крестьяне, русские, труды оренбургской уч архивной комиссии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments