rus_turk (rus_turk) wrote,
rus_turk
rus_turk

Categories:

Отчет Ж.-А. Кастанье о поездке в Туркестан (2/3)

И. А. Кастанье. Отчет о поездке в Туркестан // Труды Оренбургской ученой архивной комиссии. Выпуск XVI. 1906.

Другие части: 1. От Оренбурга до Туркестана. 2. Ташкент. 3. От Ташкента до Красноводска.



Ташкент. Здание женской гимназии


Спеша попасть скорее в Ташкент, я не остановился в Туркестане и, пересев в пассажирский поезд, отправился в Ташкент, куда и приехал на другой день. Этот город, который я не берусь описывать как известный всем, произвел на меня очень хорошее впечатление. Здесь уже встречается растительность умеренных стран и обилие фруктовых деревьев и садов, которое составляет всю привлекательность южных стран Европы. Вода в арыках бежит по обеим сторонам улиц и служит как для поливки, так и для освежения горячего воздуха. Богатые магазины, прекрасные здания и над всем этим царящее оживление указывают на присутствие ваше в первоклассном городе.



Ташкент. Отделение Государственного банка


Снабженный рекомендательными письмами нашего археологического общества, я отправился делать нужные мне визиты. Первый был сделан г-ну Остроумову, вице-президенту Туркестанского кружка любителей археологии, драгоценное содействие которого мне было так полезно во время моего пребывания в Ташкенте.



Ташкент. На улице туземного города


В его сопровождении я посетил туземный город, который простирается за русским городом и с которым он соединен трамваем. Этот город, насчитывающий более 100.000 жителей, представляет из себя скопление лачужек, малюсеньких домишек, построенных из кирпича, высушенного на солнце. Крыши их сделаны из ветвей ивы и камыша, покрытых слоем глины, на которых растет дерн, усеянный цветами. Что же касается улиц, то они так узки, что в некоторых из них два верблюда с трудом могут разойтись. Что, однако, поражает иноземца, — это оживление, шум той причудливой толпы, которая наполняет улицы, площади и чайные. Особенное движение и жизнь происходят на базаре. Как в Самарканде, масса всадников гарцует на улицах, сарты верхом на ослах, киргизы на лошадях или на верблюдах. Товары, разложенные в торговых улицах, очень разнообразны; всевозможные ткани, бархаты, шелковые туземные материи ярких цветов, разноцветные халаты, чалмы, фески, вышивки, обувь, ковры, все это выставлено на показ; далее следуют улицы, предназначенные для седельников, кузнецов, оружейных мастеров, продавцов фруктов и т. д.



Базары Ташкента. Фото Поля Лаббе, 1897. (humus)


Трудно описать коммерческую деятельность базара, где крики и оживление толпы могут соперничать с шумом любой улицы Парижа. Бесконечное число чайных и ресторанов на открытом воздухе изобилуют посетителями, которые усаживаются но азиатскому обычаю на ковры вокруг маленьких столиков. Сильный запах сала и топящегося бараньего жира выделяется из-под этих завесов, где мальчики предлагают кальян толпе за небольшое вознаграждение.



Ташкент. Урдинская улица


Кроме главного базара, я посетил довольно много улиц и переулков с открытыми лавочками, где в тени, сидя на корточках, работают чеканщики, фабриканты дамасских клинков и т. п. Затем я снова очутился на базаре, пройдя по целой серии маленьких улиц, на которые никогда не открываются окна; только одни двери выходят на улицу, да и то, чтобы их замаскировать, сделать им вечный экран, позади них еще выстроена другая стена. И вдоль этих мрачных глиняных стен скользят редкие женщины, одетые с ног до головы в халаты, с лицом, скрытым под густою черною вуалью, и исчезают, как тени; только одни маленькие девочки и киргизки могут ходить с открытым лицом.



Ташкент. Старый город (базар, мечеть Ходжа Ахрар Вали)


То там, то сям возвышаются мечети, почти все одинакового вида и формы, с потолком из глины, который поддерживают столбы из тщательно обтесанных тополей; доступ в них скрыт и труден. Самой значительной из всех мечетей и достойной описания может служить мечеть Хаджи-Ахрар, так названная в честь святого того же имени, особенно прославившегося в Туркестане; с высоты этой мечети, также известной под именем Царской мечети, можно наслаждаться великолепным видом на город с его маленькими домиками и плоскими крышами, немало страдающий от землетрясений и частью вновь построенный на деньги, пожертвованные императором Александром III после коронования.



Кельи медресе и мечеть Ходжа Ахрар Вали, восстановленная на средства императора Александра III и называемая Царской мечетью. Поль Лаббе, 1897


Прилегая к мечети, построена медрессе, одна из лучших в Туркестане; она насчитывает много студентов, собравшихся из различных стран мусульманского света. Изучение Корана составляет главную основу занятий студентов, лета которых колеблятся между 20 и 50-ю годами. Как и в Самарканде, медрессе состоит из прямоугольного двора, окруженного сводами, в нишах которых находятся селлюльки или комнаты студентов, снабженные только низкой дверью, артистически сработанной, и которая составляет единственный вход в комнату. Среди аудитории, более просторной, вырыто квадратное углубление, в которое зимою ставят жаровню с горящими угольями. Профессор, сидящий с поджатыми под себя ногами на подушке, читает или декламирует перед своими учениками, которые сидят на корточках кругом него.



Ташкент. Проповедник в Старом городе


После посещения мечети Хаджи-Ахрар я пошел по крытой улице, и оттуда направился к мусульманскому кладбищу Шейхантаур. Прежде чем продолжать далее, я должен сказать об одной особенности, присущей Ташкенту, а может быть, и всем городам Туркестана, которых еще мне не пришлось видеть; а именно, я хочу сказать о множестве могил, разбросанных и затерявшихся среди города, на площадях, во дворах, вдоль улиц, между двумя магазинами. Могилы, которые иногда едва можно различить, так он сливаются с домами, но над ними чаще всего водружены древки с лоскутом белой материи или неизменным бунчуком.



Ташкент. Кладбище Шейхантаур


Вернемся теперь к кладбищу Шейхантаура, которое расположено в переулке того же имени и на котором находится могила Хазрет Шейх-Ауанди-Таур, умершего более 500 лет тому назад, как сообщил мне мой переводчик. Эта могила, очень почитаемая населением, построена из кирпичей; высокие шесты с полумесяцем наверху, на концах которых привешены куски материи и лошадиные хвосты (бунчуки), указывают на присутствие святого под этим куполом. Доступ в мавзолей дело нелегкое для профана. Тяжелые двери, запертые двойным затвором и с крепкими замками, открываются чрезвычайно редко, можно сказать, почти никогда; обещание на чай, а еще более настоятельные просьбы моего проводника наконец умилостивили сторожа, который с бесконечными предосторожностями и неоднократным призыванием Аллаха открыл мне двери и позволил войти внутрь, предварительно сняв обувь. Внутренний ее вид совсем не ответил моим ожиданиям, судя по внешнему виду; совсем голые стены, слегка покрытые мхом, совершенно истлевающие от действия времени и сырости, среди них три могилы, над которыми возвышаются надгробия из кирпича (сравни Баскара); одна из этих могил принадлежит почитаемому шейху и прикрыта белой простыней. С правой стороны стояло что-то вроде канделябры с многочисленными разветвлениями, которая кажется очень старой.



Могила святого (мавзолей шейха Ховенди ат-Тахура)


По выходе из мавзолея я посетил еще несколько могил, которые почти все сходны между собою и над которыми возвышаются полуцилиндрические своды. Надписи, вырезанные на камнях, напоминают об имени умершего, а также вырезаны и изречения из Корана. Эти камни положены вдоль могилы и редко стоймя; один из них, необычайных размеров, сделанный из одной глыбы черного мрамора и весь покрытый надписями, особенно привлек мое внимание; это могила одного киргизского хана, объяснил мне мой проводник, именно Хазрета Мокра и его сына Калдагаш-би, которые жили 700 лет тому назад.



Могила св. Карлыгач-бия


Перед некоторыми из могил посажены тенистые тополи, а на них в изобилии виднелись рога баранов, оленей, антилоп, привешенные к ветвям. То там, то сям стволы высоких кипарисов воздвигают свои мрачные силуэты среди этого поля всеобщего покоя, где только аисты свивают свои гнезда. Близь кладбища, да, впрочем, как и вообще по всему городу, протекают арыки, снабжающие водою многочисленные бассейны. Эти бассейны, которые можно встретить почти в каждом дворе, служат омывальницами для сартов, которые ими пользуются для своих омовений.



Медресе Ишанкул-датха


Проблуждав почти 3 дня по улицам, дворам, посетив мечети и медрессе, я посвятил мой последний день собственно Ташкенту русскому, и главным образом музею.

Ташкентский музей занимает часть помещения, принадлежащего библиотеке; а именно, располагает 3 залами различной величины. Первое, главным образом, включает в себе всевозможного рода оружие, большинство которого принадлежит туземцам и очень примитивно, затем следуют знамена и другие эмблемы туземцев; музыкальные инструменты странной формы напоминают оркестры китайцев или индусов. В смежном зале виднеется масса предметов, относящихся к этнографии страны, с витринами, в которых собраны продукты Туркестана. Это зало, даже краткое описание которого я не в состоянии сделать, настолько предметы, выставленные в нем, многообразны, производит очень приятное впечатление своею чистотою и порядком, с каким содержатся находящиеся в нем предметы. Третье зало примерной чистоты содержит в себе богатые археологические коллекции. Эту часть я осмотрел с удвоенным вниманием и очень подробно, благодаря любезному содействию хранителей музея; она имеет важный археологический интерес. Стены, увешенные гравюрами, фотографиями и планами древних развалин, воскрешают перед посетителем историю Туркестана; здесь — развалины Мерва, как бы воскресшего на картине, там — виды Самарканда, далее — Закаспийской области, Хивы, Бухары, Коканда и пр.; под этими картинами надгробные памятники с надписями арийским, древнетюркским и орхонским шрифтом. Далее — глиняные гробы, найденные в окрестностях Ташкента и в Самарканде; их приписывают древнему арийскому народу, который обитал в Средней Азии, исповедывал религию Зороастра (маздаизм) и принадлежал великой древнеперсидской монархии. Рядом с этими предметами ритуала можно видеть каменные бабы, найденные на курганах в Аулие-Атинском уезде. Этажерки, отягченные вазами, маленькими стеклянными предметами, которые были найдены в Афросиабе; все это возбуждает в высшей степени любопытство посетителей; тысячи предметов из бронзы, кости, железа, глины, идолы, осколки стекла, заботливо выставленные в специальных витринах, дополняют серию древностей домашнего быта и других мелких археологических предметов.

Кроме того, среди предметов, недавно приобретенных, надо отметить медные котлы, найденные у озера Иссык-Куля (Семиреч. области), подобные тем, что находятся в Оренбургском музее, медную верблюжью ногу натуральной величины, которую нашли близ вышеупомянутого озера. Витрина нумизматической коллекции, одна из самых богатых по количеству туземных монет древних народов Центральной Азии, бедна русскими монетами, почти совершенно отсутствующими.

Этим я оканчиваю описание музея, которое, чтобы быть полным, потребовало бы еще немало страниц; я выражу только мое удивление основателю музея Н. П. Остроумову, сумевшему в несколько лет создать музей, которому позавидывали бы даже большие города Европы.

ОКОНЧАНИЕ


Другие материалы о Ташкенте:
Е. П. Ковалевский. Зюльма, или женщина на Востоке;
П. И. Небольсин. Рассказ русского приказчика о Ташкенте;
А. К. Гейнс. Дневник 1866 года. Путешествие в Туркестан;
П. И. Пашино. Туркестанский край в 1866 году;
Н. Н. Каразин. На далеких окраинах;
П. В. Путилов. Из путевых этнографических наблюдений совместной жизни сарт и русских;
Н. А. Варенцов. Слышанное. Виденное. Передуманное. Пережитое;
Н. С. Лыкошин. Воры и воровство в г. Ташкенте;
Автобиография кокандского поэта Закирджана Фирката // Н. П. Остроумов. Сарты. Этнографические материалы;
Н. И. Уралов. На верблюдах. Воспоминания из жизни в Средней Азии;
Ф. М. Керенский. Медресе Туркестанского края;
А. А. Кауфман. По новым местам. (Очерки и путевые заметки);
В. Н. Гартевельд. Среди сыпучих песков и отрубленных голов;
Поль Надар. Фотографии (1890).

Об авторе (pdf):
Горшенина С. М. Странный археолог Кастанье // Звезда Востока, 1996, № 3, с. 147—159.

Tags: .Сырдарьинская область, 1901-1917, Ташкент, архитектурные памятники, базар/ярмарка/меновой двор, выставки/музеи/библиотеки, города/укрепления, древности/археология, железные дороги, ислам, история узбекистана, казахи, личности, сарты, стихийные бедствия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments