rus_turk (rus_turk) wrote,
rus_turk
rus_turk

Categories:

Ахал-Текинская экспедиция

Н. А. Лейкин. Наши забавники: Юмористические рассказы. Издание второе, исправленное и дополненное. — СПб., 1881.


В табачную лавку в одной из отдаленных от городского центра улиц зашел обойщик, имеющий свою мастерскую по соседству с табачной лавкой. Обойщик был ежедневным покупателем десятка сигар фабрики Крафта в двугривенный за пачку. В табачной лавке сидел уже тоже обычный покупатель крошеного табаку, отставной солдат, занимающийся маклачеством на аукционах. Табачник, пожилой человек в серебряных очках на носу, большой охотник до газетного чтения, читал ему известия об Ахал-Текинской экспедиции. Обойщик молча протянул табачнику руку и стал прислушиваться к чтению и дослушал его до конца.

— Опять воюем, — сказал он табачнику, когда тот отложил газету в сторону и в заключение чтения высморкался в красный ситцевый платок так громко, как будто бы сыграл небольшое соло на трубе.

— Да уж совсем без войны нельзя, иначе какая же это держава?.. — отвечал табачник, свертывая в трубочку носовой платок и утюжа им под носом. — Войско есть, набрано, так надо же воевать, чтобы оно не застаивалось.

— Как держава-то, супротив которой мы идем? — спросил обойщик.

— Ахал-Текинская. А город их Геок-Тепе прозывается, — сказал табачник, заглянув в газету.

— Да это даже и не держава, — поправил маклак из отставных солдат. — Какая это держава! Просто дикая дикость во всей своей своевольности.

— Ну, Скобелев ее стреножит. Супротив его не много насвоевольничаешь. Пожалуй, к весне и мурзу их главного сюда пленного привезут.

— Сюда-то не привезут. А прямо в Калугу. Там и сдадут на хранение, — опять возразил маклак. — Калуга уж такое место. Туда всех сдают этих самых. Там и Шамиль с Кавказа жил.

— Все-таки на показ-то простому народу привезут.

— Ну, на показ-то, может статься, привезут, а потом опять в Калугу. Дадут ему пяток жен — и лежи с ними на ковре да кури трубку.

— То-то… А то какая же это война без показа мурзы после замирения.

— Да это и не война.

— Как не война, коли нашего генерала ранили, офицеров убили, солдат тоже…

— Ничего не обозначает. А все-таки это не война, а только усмирение. Большая война кончилась, без неприятелев державе нельзя жить — вот и пошли на усмирение. И хоть пятьдесят тысяч положат наших и ихних, а все-таки это будет не война, а усмирение. Ежели с азиатами, то войны никогда не бывает, а только усмирение, — пояснил маклак.

— Значит, наших тамошних азиатских братьев-славян начали обижать, а мы за них и пошли? — допытывался обойщик.

— Сами за себя пошли. Никаких там братьев-славян нет.

— Супротив кого же взбунтовали эти самые нахал-микинцы, что мы их усмирять пошли?

— Да они вовсе и не бунтовались, а сидели себе по своей дикости в степи. Ну, мы и пошли усмирять их дикость. Чудак человек, дикого человека нешто без усмирения можно оставить! Он тебе таких вертунов наделает, что и…

— Не слыхать что-то было прежде про таких нахал-микинцев?

— Откуда же слыхать-то? Насилу нашли их. Народ дикий, в неизвестности пропадал. Послали спервоначала одного генерала, чтобы их искать. Тот искал, искал — нет никаких текинцев. Тогда уж послали Скобелева и тот нашел. Увидали его, испугались и побежали. Он за ними. Наконец нагнал. «Сдавайтесь», — говорит. Ну, они, известно, непокорные — не сдаются. Тогда сейчас пальба. И вот как город их возьмут, тогда и выйдет усмирение.

— А город хороший? с морями?

— Кто ж его знает, коли его никто никогда не видал. Да нам города и не нужно, нам только бы усмирение было. Куда нам города-то? Нам хоть своих отбавляй.

— Неверные они, эти микинцы?

— Само собой неверные, мухоеданину своему кланяются. Там уж как в Азию перешагнул — все неверные, других и нет.

— Верные были бы, так с ними война, а не усмирение, — поддакнул табачник.

— А вот турки тоже неверные, однако с ними война была, а не усмирение, — возразил обойщик.

— Ну, с ними по старому знакомству. И, наконец, турки все-таки держава, потому в Порте живут и Оттоманская империя у них есть. Кто в Порте, с тем воевать не конфузно, а кто в степи шляется, для тех достаточно и усмирения. Правильно я, Влас Амосыч?.. — спросил табачник маклака.

— Само собой. Текинцы это все равно что Кавказ непокорный был. Кавказ у нас был что? Когда у нас войны не было, мы Кавказ усмирять ходили, а теперь, ежели Кавказ усмирен, текинцев разыскали и их усмирять начали.

— А ежели текинцев усмирим? Тогда за кого примемся?

— Опять кого-нибудь искать надо. Да там в степи найдутся.

— Усмирение тоже при пушках производится?

— При пушках, все как следует. И митральеза есть, и торпеда, но только все это на верблюдах везут, а не на лошадях. Так уж это завсегда при усмирении положено. С верблюда и пальба идет. Вот монитор — этот берут только на войну.

— Да уж ежели в степи, так какой же монитор? — возразил табачник. — Ведь монитор — это корабль.

— Всякий монитор есть. Есть и пешеходные мониторы, а только много чести для усмирения, чтобы их брать с собой, хлопот не стоит. Да генерал Скобелев и не любит.

— Вот не слыхал я про сухопутные мониторы… — покачал головой табачник.

— Торпеда сухопутная есть, так отчего же монитору сухопутному не быть? Запрег в него тысячу верблюдов — вот он и едет на колесах. По степи свободно. Да можно туда и морской монитор пригнать, потому степи бывают и с морями, а только Скобелев этого не любит.

— А ловко бы было их монитором попугать! — воскликнул обойщик. — Сейчас бы подобрали халаты и пардон…

— И торпеды c митральезой довольно. Пардон будет.

— Все-таки бы за их зверства микинские…

— Да они зверств и не делали. А сидели себе в халатах с женами да трубки курили.

— Это микинцы-то или текинцы? Как их? Нахал-текинцы…

— Ну да… Над кем там зверствовать, коли никого нет? Одна степь да около нее море. И самих-то текинцев насилу нашли на китайской дороге, где-то близь Индейского царства. Когда их нашли, они даже удивились. Прислали переводчика. «Чего, — говорят, — вам надо?» А наши им отвечают: «Мы вас усмирять пришли в вашей дикости». Ну, те сейчас стрелять. А как узнали, что тут сам генерал Скобелев существует — сейчас и побежали. Бежали, бежали — вдруг море, ну и остановились в своем городе. Как город-то?

Табачник опять заглянул в газету и сказал:

— Геок-Тепе.

— Уж и название же придумали! Язык сломишь, — покачал головой обойщик. — Кто ж у них главнокомандующий паша?

— У них, у этих самых диких народов, пашей не бывает, да и главнокомандующих никак не называют, а просто мурза.

— Белой масти народ?

— Пестрые, — не задумываясь отвечал маклак. — По Азии, как тысячу верст от Кавказа отъедешь — сейчас пестрые народы начинаются, потому от черной бабы и белого мужчины. Ну и выходят иные полосами, иные крапинками.

— Чудно и усмирять-то такой народ, — сказал табачник.

— И не хотели мы, да китайцы нам по трусости на них указали. Хотели мы идти китайцев усмирять, а вот здешние китайские посланники нам и говорят: «Чего вам нас, китайцев, усмирять? Идите вы лучше в азиятскую степь, разыщите там пестрых текинцев и усмиряйте их сколько хотите». Ну, наши подумали: «Действительно, китаец нам человек нужный, потому он чай поставляет, так зачем его тревожить?» Взяли и пошли текинца разыскивать да усмирять.

— Ну и пускай их усмиряют, а ты дай мне десяток цигарок фабрики Крафта из моего придворного сорта, — заключил обойщик, обращаясь к табачнику.

Tags: .Закаспийская область, .Туркменская степь, 1876-1900, Геок-Тепе/Гёкдепе, Санкт-Петербург/Петроград/Ленинград, военное дело, войны/Туркестанские походы, история российской федерации, история туркменистана (туркмении), лейкин николай александрович, русская проза
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Андижанская катастрофа (1/4)

    К. Тимаев. Андижанская катастрофа (3 декабря 1902 г.) // Русская мысль. 1903, № 6, 7. «Разрушение Андижана последовало в 10 часов утра;…

  • Пасха в Ташкенте (1907 г.)

    Пасха в Ташкенте // Туркестанские епархиальные ведомости. 1907, № 11. В настоящем году пасхальные дни в Ташкенте были отменно благоприятны:…

  • Герат

    Герат // Туркестанские ведомости. 1885, № 44. Цитадель Герата. 1879 Герат приобретает все более важное значение в настоящее время; по крайней…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 57 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal

  • Андижанская катастрофа (1/4)

    К. Тимаев. Андижанская катастрофа (3 декабря 1902 г.) // Русская мысль. 1903, № 6, 7. «Разрушение Андижана последовало в 10 часов утра;…

  • Пасха в Ташкенте (1907 г.)

    Пасха в Ташкенте // Туркестанские епархиальные ведомости. 1907, № 11. В настоящем году пасхальные дни в Ташкенте были отменно благоприятны:…

  • Герат

    Герат // Туркестанские ведомости. 1885, № 44. Цитадель Герата. 1879 Герат приобретает все более важное значение в настоящее время; по крайней…