Val

rus_turk


Русский Туркестан. История, люди, нравы.


Previous Entry Поделиться Next Entry
О мусульманстве в Степи (Чокан Валиханов)
Val
rus_turk
Ч. Ч. Валиханов. О мусульманстве в Степи // Валиханов Ч. Ч. Собрание сочинений в пяти томах. Том 4. — Алма-Ата, 1985. (Записано под диктовку больного Ч. Валиханова в конце 1863 или начале 1864 г.)


Мусульманство пока не въелось в нашу плоть и кровь. Оно грозит нам разъединением народа в будущем. Между киргизами еще много таких, которые не знают и имени Магомета, и наши шаманы во многих местах Степи еще не утратили своего значения. У нас в Степи теперь период двоеверия, как было на Руси во времена преподобного Нестора. Наши книжники так же энергически, как книжники древней Руси, преследуют свою народную старину. Наши предания, эпосы, юридические и судебные обычаи они заклеймили позорным именем войлочной книги [киiз-кiтап; по казахскому преданию, раньше существовали старинные тексты, писанные на войлоке], а наши языческие обряды, игры и торжества они называют не иначе, как бесовскими. Под влиянием татарских мулл, среднеазиатских ишанов и своих прозелитов нового учения народность наша все более и более принимает общемусульманский тип. Некоторые султаны и богатые киргизы запирают жен своих в отдельные юрты, как в гарем. Набожные киргизы начинают ездить в Мекку, а бояны наши вместо народных былин поют мусульманские апокрифы, переложенные в народные стихи. Вообще, киргизскому народу предстоит гибельная перспектива достигнуть европейской цивилизации не иначе, как пройдя через татарский период, как русские прошли через период византийский.

Как ни гадка византийщина, но она все-таки ввела христианство, элемент бесспорно просветительный. Что же может ожидать свежая и восприимчивая киргизская народность от татарского просвещения, кроме мертвой схоластики, способной только тормозить развитие мысли и чувств. Мы должны во что бы то ни стало обойти татарский период, и правительство должно нам в этом помочь. Для него это так же обязательно, как для нас спасение утопающих. Для совершения этого человеколюбивого дела на первый раз следует только снять покровительство над муллами и над идеями ислама и учредить в округах вместо татарских школ русские. Затем реакция обнаружится сама собою. Было время, когда русское правительство считало распространение европейского просвещения между некоторыми иноплеменными народами своими почему-то невыгодным для себя. По крайней мере, такой политики держалось оно и в отношении кавказских мусульман и киргиз. Горцы и киргизы не допускались в кадетских корпусах на специальные классы, где преподаются военные науки. Закон этот теперь отменен, следовательно, признан ложным. По нашему мнению, Шамили и Абделкадеры могут являться только в странах мусульманского образования. Только истинное знание дает спасительный дух сомнения, и только оно научает его ценить жизнь и материальное благосостояние. С того времени как правительство Соединенных Штатов стало цивилизовать ирокезов, гриков, шактоусов и других краснокожих, индейские войны почти в этой стране прекратились. В Соединенных Штатах с 1858 года основано 162 школы для индейцев и образован индейский фонд для вспомоществования диким, желающим принять оседлость.

Ислам не может помогать русскому и всякому другому христианскому правительству, на преданность татарского продажного духовенства рассчитывать нельзя. Факт этот становится соблазнительно ясным, если принять во внимание отложение крымских татар во время кампании 1854 года [речь идет о попытке верхушки крымско-татарской знати восстановить Крымское ханство под эгидой Османской империи во время русско-турецкой войны 1853—1856 гг.]. Казанские татары расположены к России столько же, сколько и крымские. Распространению в Средней Азии и в Китае нелепой басни о том, что султан раздает короны европейским государям, что русские платили Блистательной Порте дань и проч., мы обязаны казанским татарам. Эти несчастные фанатики смотрят на султана так же глупо, как католики на папу, и не понимают, что нынешние наместники халифов столько же похожи на Солеймана и Амурата, как святейший отец Пий на Григория VII и Иннокентия IV. Татары в старое время, когда ислам на берегах Волги не был в такой силе, как теперь, служили России и на ратном поле, и в земском деле. Царь Шигалей командовал русскими войсками во время Ливонской войны, а царь Петр Казанский был земским царем во время опричнины [Ошибка, очевидно, допущенная при записи или последующей считке оригинала. По сведениям московских летописей времен опричнины, Иван IV действительно поставил во главе земщины пленного казанского царя, но имя его было Едигер (в крещении — Симеон Касаевич). {Петр Казанский — мученик. — rus_turk.}]. По мере распространения ультрамусульманского направления участие татар в государственном деле русского царства заметно слабеет. При Петре татары пристают к партии недовольных. В наше время татарские князья и мурзы служат приказчиками у своих единоверцев, а если и вступают в государственную службу, то не иначе, как в земскую полицию, и, вероятно, потому, что здесь можно некоторым образом подвизаться за веру. Словом, со времени присоединения Казани и Астрахани к царству русскому, значит в продолжение 300 с лишним лет, [они] не дали своему отечеству хоть сколько-нибудь известного деятеля.

Нет никакого сомнения, что причиною отчуждения татар от русских и причиною всех плачевных явлений был магометанский пуританизм, другой причины не могло быть.

И у нас в Степи все благодетельные меры правительства, все выгоды новых учреждений не приносят ожидаемых результатов именно вследствие того, что они парализуются возрастающим религиозным изуверством. Киргизы наши теперь более чуждаются русского просвещения и русского братства, чем прежде. О вреде мусульманского изуверства и вообще всякого религиозного фанатизма на социальное развитие народов после всего сказанного нами выше мы считаем излишним распространяться. Известно, что и в Европе преобладание теологического духа проявлялось в народном развитии самым бедственным образом.

В последнее время сибирское начальство, кажется, начало сознавать ошибочность прежней покровительственной системы в отношении ислама. В этом также утверждает нас одна важная мера, принятая в 1862 году областным начальством в отношении киргиз, принявших христианство. В учреждениях об управлении сибирскими киргизами было узаконено, чтобы крещеных киргиз записывать в мещанское и казачье сословие, если они того пожелают, или не оставлять их в Степи на прежних инородческих правах. Но до 1861 года всех крещеных киргиз записывали в мещане и в казаки, вероятно, для того, чтобы удалить их от прежней среды и тем самым дать им возможность укрепиться на лоне новой веры. Мера эта, похвальная в христианском смысле, в политическом отношении была величайшей ошибкой, ибо пример крестившихся киргиз с удалением из Степи делался для киргизского народа беспоследственным. Мы не имеем никаких данных о числе киргиз, принявших православие со времени основания внешних округов, но надо думать, что число это было не незначительным. В некоторых казачьих станицах почти половина населения состоит из крещеных киргиз, например, в Ямышевской, Чистой и в некоторых других. В 1861 году или в 62 году, хорошо не помним, областное начальство в первый раз дозволило некоторым крещеным киргизам оставаться в Степи на прежних инородческих правах. Мера эта, по нашему мнению, должна в будущем принести немаловажную пользу киргизскому народу. Киргизы до сих пор думали, что сделаться христианином — значит сделаться казаком или мещанином. Теперь же вследствие совместного житья и смешанных браков религиозная вражда будет смягчаться и крещение не будет, как прежде, разрывать родственных связей.

Приняв такую важную меру в интересах христианства, областное правление должно было принять вместе с тем и репрессивные меры в отношении ислама, ибо без этого невозможен успех христианства.

Мы далеки от того, чтобы советовать русскому правительству вводить в Степь христианство каким бы то ни было энергическим путем, точно так же не предлагаем ему преследовать ислам; подобные крутые меры ведут всегда к противным результатам. Христианство, вводимое между инородцами сибирскими через наших миссионеров и священников, по свидетельству компетентных людей, идет крайне неуспешно и — что всего важнее — оказывает на народ не совсем благодетельное влияние. Остяки убегают от православия в леса и так боятся проповедников русской веры, что скорее обращаются в ислам, чем в православие. Кастрен говорит, что остяки потому только не селятся по берегам Оби, богатой рыбою, что боятся русской веры, русских миссионеров. Еще князь Щербатов говорил, что инородцы жаловались ему на бесчеловечие и мздоимство попов своих, кои только грабить и мучить их приезжают («Очерки Сибири». Библиотека для чтения. Октябрь, 1862 г.).

Гонение придает преследуемой вере, как замечено не раз, еще больше энергии и жизненности. Русский раскол представляет в этом отношении поучительный пример. Но мы просим и требуем, чтобы правительство не покровительствовало религии, враждебной всякому знанию, и не вводило бы насильственно в Степь теологических законов, основанных на страхе и побоях. В силу представленных нами аргументов, достаточно рельефных, для пользы киргизского народа и в интересе самого правительства, по нашему мнению, необходимо принять теперь же по примеру оренбургского начальства систематические меры, чтобы остановить дальнейшее развитие ислама между киргизами нашей области и чтобы ослабить, а если можно, совершенно устранить вредное влияние татарских мулл и среднеазиатских святошей, тем более что предоставляется правительству прекрасный случай сделать важный шаг на этом пути, уничтожив действие мусульманских законов в нашей области согласно желанию самого киргизского народа. Затруднения при исполнении этой меры не может быть, ибо брак у магометан не есть таинство, а есть частный договор.

Вероятно, причиной, побудившей правительство дела о браках и разводах предоставить муллам, был грубый обычай киргиз отдавать дочерей своих в замужество в слишком юных летах и большею частию без их согласия. Киргизы сговаривали детей своих иногда в колыбели. Нам кажется, что обычай этот мог быть изменен и без участия мусульманского духовенства, следовало только предписать старшим султанам и управителям под страхом ответственности иметь строгое наблюдение, дабы киргизы не выдавали дочерей ранее таких-то лет, дабы отцы не принуждали своих сыновей и дочерей вступать в брак без личного их согласия и проч. Полицейский надзор и дух времени сделали бы свое дело, но, конечно, нескоро. Баснословное количество жалоб, поступающих и теперь по брачным делам, указывает, что мусульманский шариат был совершенно бессилен [против] укоренившегося обычая. Пользуясь возникшим вопросом о духовном суде, можно было бы предпринять коренные реформы в духовном управлении нашей Степи.

1-е. Отделить Киргизскую степь от ведомства оренбургского муфтия как народ, различествующий от татар по исповеданию веры, и назначить особого областного ахуна, который бы состоял, подобно советнику от киргиз, при общем присутствии областного правления.

2-е. Утвердить в звании мулл только коренных киргиз или киргизских ходжей, если будут настоятельные просьбы о том со стороны народа.

3-е. Не назначать мулл более одного в округе, а должности указных в волостях упразднить.

4-е. Не дозволять ишанам и ходжам, приезжающим из Средней Азии к татарским семинаристам, жить в кочевьях киргиз без определенных занятий и иметь строгое наблюдение, дабы они не образовали между киргизами дервишских и мистических обществ, подобных тем, которые существуют теперь в Баян-Аульском и Каркаралинском округах.

Но против такого зла, как ислам, недостаточно одних паллиативных мер. Отнятие судейских прав не лишит мулл того влияния, которое они будут иметь как священники.

Кроме мулл у нас много и других вредных шарлатанов. Мы говорим о татарах и среднеазиатцах, которые занимаются медицинскою практикою. Если б они пользовали доверчивых киргиз безвредными травками подобно русским лекарям, мы не стали бы о них и говорить. Но дело в том, что господа эти лечат не иначе, как насмерть, от всех грудных болезней употребляют они чилибуху, а иногда и сулему, от сифилитических болезней дают ртуть и киноварь в такой ужасной дозе, что больные большею частию отравляются. Кровопускание делают всем и каждому без всякой причины, потому только, что Мохаммед заповедал это в Коране. Наконец, в самом народе нашем таится много темных предрассудков и вредных обычаев. Вытравление плода, выдавливание его в последний период беременности, убийство дитяти после рождения у нас в общественном мнении преступлениями не считаются. Оттого, по статистическим источникам, преступления эти между киргизами не значатся. Но мы бы мало согрешили против правды, если б сказали, что половина совершеннолетних киргизских девиц, способных к плодотворению, не раз были преступны в детоубийстве. Обычай этот тем более ужасен, что прелюбодеяние в девичьем состоянии у киргиз не составляет большого порока и не приносит грешной такого позора и бесчестия, как в обществах европейских. А что делают киргизы с роженицами? Вследствие ли ранних и излишних половых наслаждений, или по узости таза, что, вероятно, происходит от постоянной верховой езды, роды у киргизок бывают большею частию трудные. Киргизы же ненормальные роды приписывают наваждению злого духа и потому бьют, пугают рожениц, тянут им язык. Понятно, что при таких диких понятиях и, наконец, при совершенном отсутствие акушерок и бабок много беременных женщин умирает от родов или побоев. Много гибнет народу от тифа, от простуд, от сифилиса и других болезней оттого только, что некому подать больным разумную медицинскую помощь. У нас полагается один доктор на округ, и, кажется, для того только, чтобы писать медицинские свидетельства и рассекать трупы. Доктора эти обязаны прививать киргизам оспу, но киргизы боятся их более, чем остяки священника. На доктора киргизы смотрят как на чиновника и пользы от него не ждут. От оспопрививания убегают или откупаются.


См. также «Очерки Джунгарии»

  • 1
Любопытный человек этот Валиханов был

Да, весьма разносторонний, может быть, даже гениальный. По крайней мере, личность очень и очень неординарная.

Но в выборах не надо было ему участвовать...

"выдвинул свою кандидатуру на выборах в волостные, чтобы, став правителем, попытаться облегчить участь своего народа. Но, к сожалению, местные власти подтасовали результаты выборов... Чокан, обиженный несправедливостью, уехал на юг, к своему родственнику султану Тезеку, где через некоторое время умер от обострившейся болезни туберкулеза."
http://www.elim.kz/article/299/

" Только истинное знание дает спасительный дух сомнения, и только оно научает его ценить жизнь и материальное благосостояние."

это же отлично, как чеканно сказано!

Казахстан, который мы потеряли. Вот куда нас зовут нацпаты.
Мухаммедканафия атомный был человечище.

+1. Умер молодым, а как много успел сделать!

Хорошо написано умным человеком.

Да. И не просто умным человеком, а еще и гуманистом. Патриотом как Империи, так и своего народа.

Был на могиле его недавно совсем.

Большое спасибо за фото!

Из приложения к собранию сочинений Валиханова:
текст надгробной надписи, предложенный Кауфманом

Султан Большой орды, ротмистр русской службы, Мухаммед Ханафия (Чокан) Чингисович Валиханов, скончался в 1864 г. [неточно, следует читать 1865 г.]. Он любил Бога, был предан царю и занимался наукою.
Господь рано призвал его к себе. Да упокоит Аллах его душу вместе с праведными.
Этот камень положен по приказанию Туркестанского генерал-губернатора, генерал–адъютанта фон Кауфмана в 1871 году в память покойного, всеми любимого и уважаемого.

Колпаковский попроще сделал. Вот общий вид

и сзади

А вот место

Спасибо! Да, у Гейнса могила описана.
Также описан приезд к султану Чингизу, отцу Чокана, и другим его родственникам.
Чокан Велиханов, получивший только посредственное образование (в Сибирском кадетском корпусе), отличался необычайными способностями. Сенатор Е. П. Ковалевский, бывший директор азиатского департамента, говорил, что, судя по путешествию в Кашгар и отчету, сделанному Чоканом, он имеет право назвать его гениальным молодым человеком. К несчастию, его не поняли. Администрация Сибири обиделась, что без ее посредства Чокана представили в Петербурге Государю и он обласкал его. Начался ряд оскорблений и придирок, уложивших Чокана в настоящем году в гроб.

Там целая история и с могилой и с плитой.

Ага.

Нашел романтический маршрут к могиле из книги 1976 года (Н.Дублицкий, В.Степанова. Путешествия по Казахстану):

Самый простой вариант посещения этих мест: от Алма-Аты до станции Сары-Озек поездом (190 км) или автобусом (157 км). От станции идти на восток 15 км. От столба с отметкой «15» за участком дорожного мастера свернуть на юг и двигаться вдоль реки Май-Тобе. Здесь указатель, до колхоза им. Чокана Валиханова осталось 20 км.

Дорога тянется по долине реки Май-Тобе и через 10 км входит в ущелье со скальными обнажениями, а еще через 10 км приводит к большому поселку Шанханайской РТС (есть клуб, школа, столовая, магазин). В 2 км от поселка на юго-восток дорога раздваивается, левая идет к колхозу им. Чокана Валиханова, правая — к могиле и памятнику ученого. От развилки дорог памятник хорошо виден. После отдыха возвратиться в Алма-Ату уже знакомым путем.

Более интересен многодневный поход по этим местам на велосипедах с посещением Поющего бархана. Начинается он движением на восток по асфальтовому шоссе, проходит через города-спутники Талгар, Иссык, селение Чилик, по берегу водохранилища, потом переправа к Поющему бархану и дальше. Общая протяженность маршрута 500 км, длится он 10—11 дней и соответствует II категории сложности.

Можно принять следующий график движения по маршруту:

1-й день: Алма-Ата—г. Иссык—50 км; 2-й: Иссык—сел. Чилик—74 км; 3-й: Чилик—берег Капчагайского водохранилища— 45 км; 4-й: берег водохранилища—переправа на лодках—Поющий бархан—10 км; 5-й: дневка у Поющего бархана, радиальные выходы; 6-й: Поющий бархан — пос. Басши — пер. Алтынэмель — домик дорожного мастера—68 км; 7-й: домик дорожного мастера—могила Чокана Валиханова — Шанханайская РТС—24 км; 8-й: Шанханайская РТС—пос. Чингильды—68 км; 9-й: Чингильды—с заездом на Капчагайскую ГЭС—86 км; 10-й: Капчагайская ГЭС—Алма-Ата — 76 км.

Маршрут проходит в основном через населенные пункты; дороги хорошие, есть столовые и гостиницы, но палатки, спальные мешки и продукты необходимы на участке от селения Чилик до Шанханайской РТС. Перевал Алтынэмель доступен для автотранспорта. В походе предпочтительны велосипеды марки «Турист» с ручным и ножным тормозами. Ремонтный набор с 3—4 велоцепями и по одной запасной велокамере на человека. Для пустынного участка от Чилика до Шанханайской РТС нужно иметь фляги с запасом воды.

Ну у нас не менее романтический был :)

а мне вот это пассаж понравился:

Плита, изготовленная Ластовским, сохранилась до настоящего времени, правда, с большими дефектами. В 1917 году кому-то она приглянулась - сделать из нее жернова для ручной мельницы (мрамор не лучший материал). Он отбил по периметру большие куски, сбил углы и пытался зубилом и молотком разрубить се на две части - облегчить транспортировку. К счастью, надпись не тронута. Отскочивший кусочек мрамора попал в глаз, и посягнувший на плнту прекратил рубку. Вскоре скончался от воспаления роговой оболочки. Эта случайность спасла плиту.

Да, после этого текста совсем по-другому смотришь на сделанное Вами фото...

каждая монотеистическая религия уничтожила многие пласты культуры, считавшейся языческой. Глупо и жалко. Но что теперь сделаешь?

"Однако расправа войск над мирным населением при взятии крепостей Пишпек и Аулие-Ата в 1864 году так глубоко возмутила Валиханова, что после нескольких горячих споров с полковником Черняевым, не видя иного выхода, подал в отставку. "


Предатель он, по его картам степи каратели потом ходили, офицер царской армии против которой воевали наши деды

Жизнь, судьба, Шоқана Уәлиханова очень неоднозначна, чрезвычайно трагична и покрыта искусственно созданным властями царской россиии - мраком, в части обстоятельств якобы "вынужденной отставки"; якобы выдуманной болезни от туберкулеза, якобы ускорившей смерть гения.

Александр

(Anonymous)
Прочитал статью - убедился в том, что мусульмане правы)) Велиханов причисляет все проблемы киргизов и казахов исламу, хотя практически всё перчисленное запрещено в исламе, будь то детоубийства или распутство, но самое главное Велиханов ставит виной исламскому миру то, что они не подчиняются христианским и европейским правителям и всегда стремятся к освобождению, то ли дело христианство, которое крепко удерживает паству в рабстве во имя интересов правительства)))

  • 1
?

Log in

No account? Create an account