Val

rus_turk


Русский Туркестан. История, люди, нравы.


Previous Entry Поделиться Next Entry
Визит к Мухиддин-ходже
Врщ1
rus_turk
Е. Л. Марков. Россия в Средней Азии: Очерки путешествия по Закавказью, Туркмении, Бухаре, Самаркандской, Ташкентской и Ферганской областям, Каспийскому морю и Волге. — СПб., 1901.

Мухиддин-ходжа (1840–1902)

Почетным блюстителем посещенной нами русско-мусульманской школы служит человек очень известный и очень уважаемый в Ташкенте — Мухитдин-ходжа-ишан, он же главный казий Ташкента. Нужно было из приличия сделать ему визит. Дом его один из самых обширных и красивых в Старом городе. Оба двора его обстроены кругом зданиями. На первом дворе ожидают целые толпы терпеливых просителей. Второй — обнесен внутри характерными восточными галереями, глубокими и тенистыми, раскрашенными с обычною яркою пестротою, голубым, красным, зеленым.

Мухитдин-ходжа, должно быть, предупрежденный джигитом, встретил нас в первом дворе, почтительно прикладывая руки к сердцу и хватаясь за бороду по строгому этикету, подобающему ходже. Посещение начальника города он, очевидно, считал большою честью, хотя уже давно привык к чиновным посетителям.

Мы прошли вслед за ним во второй двор и через раскрашенные балкончики поднялись в жилище ходжи. В тени этих балкончиков сидели, поджав ноги, на ковриках два старика в чалмах. Один, совсем седой, был погружен в чтение корана и не удостоил поднять на нас даже взора своего, другой в философском молчании курил кальян, тоже не обращая никакого внимания на входивших и проходивших мимо него.

Расположение строений вокруг двора, устройство лестниц и галерей, самое убранство дома ходжи, — все напоминало в меньшем и более скудном виде — уже знакомый тип богатых бухарских домов, недостижимым идеалом которых служит «урда» эмира.

В большой проходной комнате, с ярко расписанным потолком и оригинальными бухарскими шкапчиками в стенах, лежали на полу меха и подушки для отдыха. Следующая комната служила чем-то вроде кабинета для ходжи. Тут все стены были заняты большими и маленькими нишами, заменяющими сарту шкапы и комоды. Множество книг, крепко и красиво переплетенных, частью печатных, а частью еще рукописных, наполняли шкапы передней стены. В шкапчиках первой комнаты тоже виднелись книги. Ходжа считается среди своих известным ученым и богословом, что еще больше усиливает его влияние на народ. Отец его был первым духовным лицом в Ташкенте при покорении его, своего рода мусульманским архиереем, учился в знаменитых богословских школах Самарканда и Бухары и тоже считался в свое время большим знатоком всех тонкостей корана и шариата. Мухитдин уже ученик его и унаследовал вместе с состоянием отца его богословскую славу и его влияние на своих единоверцев. Оба они «ишаны», — высшие наставники людей в благочестивой жизни и правилах веры. Лицо Мухитдина-ходжи типично и выразительно. Сквозь крупные, довольно еще красивые черты его глядит на вас человек еще далеко не старый, несомненно, способный и умный, но вместе с тем, по-видимому, себе на уме, себялюбивый и изрядно чувственный. Я уже знаком был с этим лицом ученого сартского главаря по довольно удачному портрету его, помещенному в книге г. Остроумова «Сарты» [упоминаемый автором портрет из книги Н. П. Остроумова приведен выше. — rus_turk.]. Мухитдин-ходжа до сих пор играет большую роль в жизни ташкентских сартов и считается некоторого рода официальным представителем их. Как человек самый из них ученый, ловкий и красноречивый, он обыкновенно является от имени азиатского населения Ташкента с разного рода приветствиями и ходатайствами к генерал-губернаторам и другим высокопоставленным особам. Он постоянно ведет хлеб-соль с русским начальством, устраивает у себя томаши то для представителей суда, то для каких-нибудь крупных администраторов, и пользуется всеобщею их дружбой.

На коронации государя он присутствовал в качестве депутата от сартов, а на груди своей носит вместе с орденом св. Станислава 3-й степени целую кучу всяких почетных медалей.

Меня заинтересовало узнать, какого рода книги наполняют библиотеку ходжи. Спутник наш Л., помощник ташкентского градоначальника [Лыкошин Нил Сергеевич; исполнял должность помощника начальника г. Ташкент в 1890–1893 гг. — rus_turk.], оказалось, отлично говорил по-сартски. Это вполне образованный офицер, бывший артиллерист и бригадный адъютант, внимательно наблюдающий быт туземцев, о котором он пишет иногда в местных газетах, в «Окрайне» и других. Через него я разговорился с ученым муллой.

Мухитдин-ходжа кроме своего джагатайского, или, как он говорил, тюркского языка, знает прекрасно по-персидски и по-арабски. Все известные богословские, исторические и даже географические сочинения на этих языках стоят на его полках. Доставать их нелегко, потому что на Востоке нет специальных книжных магазинов и издателей, а нужно знать уголки, где и у кого можно найти ту или другую желанную книгу. О некоторых исторических трудах средневековых арабов и бухарцев, которые были известны мне по переводам, Мухитдин-ходжа беседовал как человек, основательно их знающий. Мусульманский богослов и юрист, творящий суд над своими ташкентскими собратьями и поучающей их духовной мудрости, не забывает, в то же время, самого себя; он имеет большие земли около Ташкента и старается прикупать новые на свои далеко не маленькие доходы. Его вообще считают здесь за одного из очень богатых людей.

Ходжа не ограничился одними душеспасительными разговорами о султане Бабуре, Массуди и Абульфеда, а угостил нас по неизменному восточному обычаю чаем и «дастарханом», в котором, как грустный признак растленной современности, — фигурировали уже далеко не одни домашние восточные сласти вроде шепталы, изюма и прочего, а и купленные в лавке русские конфекты Эйнема, английские прессованные бисквиты и т. п. изделия московской торговли.

Вообще, цивилизация гяуров уже вторгается понемножку различными путями в правоверный дом ученого мусульманского ишана.

Шкафы его кабинета, кроме книг, наполнены еще всякими принадлежностями домашнего быта, предназначенными, впрочем, по всей видимости, не столько для употребления в дело, сколько для показа публике. Там на первом месте сверкает и никелированный тульский самовар, и серебряный подстаканник, и круглый столик на одной ножке, и разная русская посуда, вперемежку с туземною. Сидим мы у него в кабинете на плетеных венских стульях; маленький сынишка ишана учится в русско-мусульманской школе и уже бойко пересказывает исковерканные русские названия обыкновенных предметов. На груди самого ишана, блюстителя законов Пророка, висит крест христианского святого…

И все-таки, мне кажется, не следует заблуждаться насчет истинных отношений этого ученого ходжи и всех ему подобных к водворению среди сартов русских начал.

Ходжа и ему подобные — слишком умны, чтобы не понять великой практической пользы для себя от знакомства с русским языком и русскими обычаями, от дружелюбного расположения к ним представителей русской власти. В известной степени это даже роковая необходимость для них. Чтобы иметь значение и вес у своих, прежде всего им нужно пробрести значение в глазах русского начальства. Без некоторых кажущихся уступок, без некоторого наружного приспособления к русской среде достигнуть этого нельзя, и вот — они проделывают, скрепя сердце, все то, что проделал Мухитдин-ходжа-ишан: носят русские кресты, служат блюстителями русско-мусульманских школ, угощают русских в русской посуде и на русских стульях, — но дальше этого их сочувствие к русскому не идет и в глубине души они, — я уверен, — остаются самыми искренними ненавистниками всего русского, всех новых, счужи навязанных им порядков, переносимых ими только поневоле, так сказать, страха ради иудейска. Несомненно, что темная туземная масса так именно и понимает дешевое русофильство своих духовных вожаков, оттого-то вожаки эти ничего не теряют ни в глазах мусульманской черни, ни даже в глазах фанатических мулл. Те внешние уступки, на который они идут, считаются туземцами неизбежною платой за охранение ими же гораздо более существенных туземных порядков и прав.

Случись же в России какое-нибудь крупное политическое или военное замешательство, зародись среди туземного населения хотя сколько-нибудь основательная надежда на восстановление старых ханств, — я не сомневаюсь, что во главе народного движения против русских станут, прежде всего, эти самые кажущиеся русские друзья, обвешанные русскими крестами и медалями и говорящие приветственные речи русским начальникам. Горький опыт доказал это нам слишком убедительно в последнюю турецкую войну, когда в числе вождей восставшего Дагестана явились офицеры, полковники и даже генералы русской службы из лезгин и татар. А восточные люди, восточные взгляды и обычаи так похожи друг на друга!


  • 1
Башковитый мужик был этот Марков...

Не думаю, что русское начальство особо уж доверяло таким товарищам. Но такой человек для начальства тоже был нужен, чтобы управлять местным населением. Союз по расчёту с обеих сторон.

Да, согласен. По крайней мере, Мухиддин–ходжа был умен, образован и пользовался уважением у населения. Далеко не всегда русским удавалось так удачно назначать местных администраторов.

Что уж говорить об узбеках,коли поляки и украинцы,которые несравненно ближе к русской культуре,не захотели ассимилироваться.
Но легко рассуждать по прошествии 100 лет.Наверняка тогда автору казалось,что с малороссами и поляками проблемы решены.
Спасибо вам и автору за подробный рассказ.Мне особенно интересны бытовые детали.

Не за что. Специально стараюсь выбирать эпизоды, где присутствуют и бытовые детали, и находит отражение мнение авторов. В основном, естественно, русскоязычных; надеюсь время от времени переводить краткие фрагменты из путевых очерков западных авторов. Со среднеазиатскими источниками сложнее; кое-что есть, но не очень много... Если у Вас есть что на примете, буду благодарен, если поделитесь ссылками.

А что касается поляков и украинцев, то с ними истории совершенно разные...

>> А что касается поляков и украинцев, то с ними истории совершенно разные...

Согласен.Мне достаточно было привести пример украинцев.
Я только хотел подчеркнуть,что шансов на ассимиляцию туркестанских народов не было никаких.
И еще ради примера - меня поражает взаимная ненависть хорватов и сербов.Фактически один народ(язык общий,разные направления христианства) и такая озлобленность друг против друга.И это в конце 20-го века.
Ну я опять отвлекся.))


Ну собственно это ваше удивление и показывает что вы совсем не владеете темой. Сербы и Хорваты два разных народа. Это только тупой атеист не знающий истории может не понимать. Хорваты это искуственный проект созданный на основе сербов католической церковью. Теперь он работает в рамках создания аналогичной квазинации - украинцы. Но Слава Богу пока до конца этого не выходит. Не было никаких Украинцев пока три немца не разодрали жопу пшецкому орлу. Только тогда и появился и этот проект и этот псевдоязык. Вся история старательно под него переделывалась не раз. И сейчас это продолжается и в эпоху интернета гораздо лучше виднее. Как лингвистически близкий псевдоукраинский язык вытесняет то что считалось украинским двадцать лет назад а теперь называется "неправильным украинским" суржиком.

Может вас заинтересует путешествие Дюма по кавказу ?
http://kifitsremo.land.ru/aleksandr-dyma-kavkaz-kniga-skachat.html
Сам не читал.(

Спасибо, книга интересная. Помимо Кавказа, там описана и Астрахань с окрестными степями...

Что уж говорить об узбеках,коли поляки и украинцы,которые несравненно ближе к русской культуре,не захотели ассимилироваться

Казанские татары не так уж давно сами были асимиляторами:
На Волге альтернативный проект — это татарский проект. Здесь очень интересно то, как выдающийся по-своему человек Николай Иванович Ильминский в своей деятельности исходит из того, что русский ассимиляторский проект на данный момент слабее татарского. Соответственно, он придумывает и дает различным народам, живущим на Волге, свои собственные письменные языки, чтобы остановить их татаризацию и исламизацию. Для него самое главное предотвратить экспансию татарского проекта в расчете на то, что дальше эти малые народности можно будет ассимилировать. Кстати, во многом это потом стало работать
http://www.polit.ru/lectures/2005/04/14/miller.html

Да, русские националисты конца XIX - начала XX века сильно возмущались попустительством властей, которые, вместо проведения русской ассимиляции, спокойно наблюдают за проведением татарской ассимиляции народов Волго-Уральского региона и финской ассимиляции лопарей и других финно-угорских народов Северной Европы...

Спасибо Вам.
Оказывается Марков мой земляк, а я о нём ничего не слышала и не читала:((

Не за что.
Марков увлекательно пишет. К сожалению, не так уж много его книг пока выложено в сети.

По поводу выделенного текста - они ведь служили Империи. А если Империи оказалась недееспособна...

В том контексте речь идет о другом, о предательстве интересов Империи. Хотя, конечно, рыба гниет с головы...

Класс. Замените Мухиддин-ходжа на Шеварднадзе - ничего не изменится :)

Помимо Мухиддин-ходжи, на коронации присутствовал известный таранчинский купец Вали-Ахун Юлдашев, личность колоритная:
http://rus-turk.livejournal.com/19761.html

Это тема вечности .для знаюшего пpост /

на изучение этой темы , лично я вложил не менее ? титанических тpудов сpедств вpемени , скитаний наблюдейний и кое что пpоpывное все таки , нашел в этом пpедмете .Для как бы вступления хочу опуьликовать одну инстукцию от меня . это не стихи , я стихов не или поэзию не особо чтил , и сам не писал стихов лищь инстpукции .

Меня еще никто не пpедовал

(С каждым годом цена Иисуса все становиться меньше и меньше .За сколько серебренников , нынче смог бы Ииуда, реализовать Иисуса? Есть ли ? кто смог бы ? за большее чем 33 сеpебpа ? )

ДОРОГАЯ ЦЕНА ИИСУСА
Мне кажется порою , что Иуда
За дорого продал Иисуса
И потому так часто и печально
мы замолкаем глядя встречному
в глаза .
Мне кажется порою что , Святая Дева
Просит выкупить Иисуса , предложив
34 серебра
Продать и продаться за цену
за глаза Друг мой, я так сожалею
меня еще никто не реализовал .
Так я на складе все бока пролежал
цену свою судьбе покупателью
от скромности занижал и занижал
Бывало нет сил, чтобы встать и идти,
И некому помочь тебе на этом пути,
И некому сказать, что всё будет как есть
Что это только начало, и негде присесть
Нелегка тяжесть опустившихся рук,
Особенно , когда тебя НЕ предал друг...

****
Как хочется чтоб и меня предал друг
не бросил в море из покрышки круг
чтоб повесить надежду на крохотный сук
на ком все дерево висело. на друге
то есть на простом и худеньком суке .

нет , все же хочется испытать само
предательство что же оно есть
как же ее узнать , для этого надо
кого то предать , самого друга
из узкого круга . до наступления калиюга
кого же ???? кто нам не гоже аааа
самого себя а милицию сдать ,
на худой конец священником стать.
не людишек , а самого Бога предать

Друзья мои , меня никто не предовал
этого я к сожалению так и не узнал
наверное потому что , ни на кого не
уповал , любил лишь только мертвых
от жизни и рока упертых , убогих и
ниш их , по смыслу не хороших ,
много богатых алчных и жадных , всяких
тварей разных , но к сожалению меня
никто не предал , этого к сожалению
так и не узнал . вкусить этот
не запретный плод
забраться не на крейсер
а всего лишь на плот
а может быть мне
значения никто не предовал , и поэтому
и связаться не стал .
Друзья мои
это были нелюди . наверное из за этого
никто и не предал .

Гебер Бедный Факир с Азии.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account