Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

TurkOff

Кавказские стрелки за Каспием (2/5)

Ю. А. Лоссовский. Кавказские стрелки за Каспием // Разведчик, 1900, №№ 487, 488, 490, 494, 506, 508, 521, 522.

Часть 1. Часть 2. Часть 3. Часть 4. Часть 5.

В бараке в морозные дни. Ак-Тепе, январь 1900 г.


Collapse ) Асхабад, по-текински Эшкабад, в переводе «место любви», до занятия в 1881 г. нашими войсками был большим аулом, заселенным туркменским родом кара-онбеги племени векиль. В ауле насчитывалось до 300 кибиток. Жители занимались хлебопашеством и садоводством, и русские застали здесь большие фруктовые сады, преимущественно виноградники и тутовники. Ныне, т. е. через 20 лет, Асхабад, оставаясь по-прежнему «местом любви», представляет собою правильно распланированный город, дома которого окутаны садами. Базар тянется на протяжении почти версты, снабжая всем необходимым пестрое население города, а требования комфорта и развлечения интеллигентной части населения удовлетворяются хорошими магазинами, офицерским экономическим обществом, военным собранием с зимним и летним помещениями, клубами гражданским и велосипедистов и прекрасно организованною областною библиотекою.

Collapse ) замечу, что в Асхабаде чувствуешь себя гораздо более в русском городе, чем, наприм., в Тифлисе. Вот спешно прошел чиновник с славянским обличием; вот промелькнули две русые головки в санях, закрываясь муфтами от снежной пыли; вот валит детвора из школы, перебрасываясь снежными комьями, все широкие русские лица; а вот прет артель рабочих, громко оглашая воздух великорусским говором… Collapse )

TurkOff

Кавказские стрелки за Каспием (1/5)

Ю. А. Лоссовский. Кавказские стрелки за Каспием // Разведчик, 1900, №№ 487, 488, 490, 494, 506, 508, 521, 522.

Часть 2. Часть 3. Часть 4. Часть 5.

Прощальный молебен. Тифлис, декабрь 1899 г.


Collapse ) Вступая на набережную Красноводска, первое, что нам бросается в глаза, это крупная надпись на угловом доме: «Куропаткинская набережная». Это весьма знаменательно и удачно. Имя бывшего начальника Закаспийской области неразрывно связано со всеми учреждениями, сооружениями, насаждениями, школами, местною прессою и т. д. Всюду видишь одни и тот же почин, одну и ту же волю и мысль, вызвавшие жизнь в этом крае.

Многие из нас отправились прямо на телеграф, дабы сообщить в Тифлис о благополучном прибытии в Красноводск. Пришлось заплатить по 10 коп. за слово. На Кавказе и в остальной России только слово «превосходительство» оплачивается 10 коп., а все прочие слова по 5 коп., — это грустно. Взяли фаэтон обозревать город. Город удивительный: собственной питьевой воды в нем нет, трава не растет, значит, сена тоже нет. Зимою стужа ужасная, летом такая жарища, что обыватели обоего пола невылазно сидят в море. Между тем все живут припеваючи и работают от зари до зари. Слоняющихся без дела не встретите, каждый состоит при какой-нибудь работе. Даже дамы и девушки поголовно заняты: на телеграфе, в управлениях, в конторах. Видели прекрасные казармы, светлые, с двухъярусными нарами; здесь наши стрелки встретили радушный прием. Видели баню, это горнило, в котором очищается каждый новобранец, вступающий в область. Collapse )

TurkSold

Степная война

Энциклопедия военных и морских наук / Составлена под главною редакцией генерал-лейтенанта Леера, заслуженного профессора Николаевской академии Генерального штаба. Том VII. — СПб., 1895.

Н. Н. Каразин. Хивинский поход


Collapse )
Val

В переломе века: Приключения гардемаринов в Омске (1/2)

П. К. Мартьянов. В переломе века // Дела и люди века. Отрывки из записной книжки, статьи и заметки П. К. Мартьянова. Том 3. — СПб., 1896.

ОКОНЧАНИЕ

А. Померанцев. Вид города Омска. 1850


Collapse ) Вообще крепость, как укрепленное место для защиты от врага, никакого значения не имела, хотя и была снабжена достаточным числом помнивших царя Гороха чугунных ржавых орудий, с кучками сложенных в пирамидку ядер, в отверстиях между которыми ютились и обитали тарантулы, фаланги и скорпионы. Центр крепости занимала большая площадь, на которой в недальнем от Тарских ворот расстоянии высился массивный православный крепостной собор с церковнослужительским домом, а по краям площади красовались равнявшиеся чинно и стройно в шеренги каре различные казенные здания обычной старинной казарменной архитектуры. Тут были: генерал-губернаторский дворец, комендантское управление, инженерное управление, корпусный штаб, дома, где помещались начальства сказанных управлений и служащий персонал с семьями, а сзади их — казармы 4, 5 и 6-го линейных батальонов и знаменитый Омский каторжный острог. Все эти постройки, за исключением двухэтажного корпусного штаба и батальонных казарм, были одноэтажные, и заезжему случайно петербуржцу казались такими мизерными и жалкими, что невольно пробуждали мысль о мифических постройках тех нахлынувших когда-то на Европу варварских народов, о которых профессор Харьковского университета Михаил Петрович Клобуцкий, на лекциях в 1840 году, говорил: «Черт знает откуда пришли, черт знает что понаделали и черт знает куда провалились». В крепости господствовал исключительно военный элемент: офицеры, солдаты, казаки, денщики, служителя, фурлеты и каторжные арестанты. Слышался лязг оружия, вызов караула в ружье, отдание чести, стук нагруженных провиантских телег, скрип артельных повозок и бряцание громыхающих арестантских кандалов. Collapse )

TurkOff

Игра случая

П. К. Мартьянов. Дела и люди века. Отрывки из записной книжки, статьи и заметки П. К. Мартьянова. Том 3. — СПб., 1896.
  
Военный губернатор Семиреченской области генерал-лейтенант Г. А. Колпаковский. Военный губернатор Сыр-Дарьинской области генерал-майор Н. Н. Головачев. «Туркестанский альбом» (1871—1872)


Туркестанский генерал-губернатор генерал-адъютант Константин Петрович фон Кауфман, в один из своих приездов в Петербург, именно в 1872 году, перед Хивинским походом, беседовал как-то в Главном штабе с генерал-адъютантом Мещериновым и высказал следующий оригинальный афоризм:

— Как хотите, Григорий Васильевич, а люди сплошь и кряду имеют не те прозвища, которые бы им следовало носить. У меня два помощника: человек с разумной головою называется Колпаковским, а сущий колпак зовется Головачевым.

— Ну, это — игра случая, не более, — ответил генерал-адъютант Мещеринов и рассмеялся.

Collapse )
Врщ1

Дневник пребывания в Ташкенте сотрудника японской газеты Кагеаки Оба

Про господина Кагеаки-оба. — СПб.: Красный матрос, 2004.
Заимствовано из журнала jnike_07.



Collapse )
TurkOff

По поводу англо-русских недоразумений 1885 года

А. К. Гейнс. Заметка по поводу англо-русских недоразумений в 1885 году // Собрание литературных трудов Александра Константиновича Гейнса. Том III. — СПб., 1899.

И. Е. Репин. Портрет генерала А. К. Гейнса. 1896


Collapse ) Я видел русского, бывшего в Лондоне во время известия о сражении под Пенде. Паника и перепуг были общие. Вместе с тем чувствовалось, как все общество Англии почувствовало прилив дикой злобы к России и русским; но вместе с тем, везде проглядывал непривычный для Англии страх, чувство неловкого перепуга, сознание, что впереди что-то неизвестное, страшное, как отдаленные раскаты приближающейся бури. Collapse )

TurkOff

Не к чему нам мудрить над природою!

Е. Л. Марков. Очерки Кавказа: Картины кавказской жизни, природы и истории. — СПб.; М., 1887.

Т. Горшельт. Казак конвоя Наместника кавказского.
Источник: http://art-war-ru.livejournal.com/127133.html



Я считаю большою ошибкою рутинные стремления нашей военной администрации обратить степную и горную вольницу нашу в такое же регулярное войско, как наши обыкновенные кавалерийские полки. Казачество уже сильнейшим образом испорчено это искусственною тенденцией. Нет сомнения, что тому же теоретическому, обобщающему влиянию, стирающему все личные и местные особенности, подвергнется, по логике вещей, и эта изумительная горская кавалерия, что и от нее станут не нынче завтра требовать того правильного строя, тех книжных знаний и приемов, которые противны их природе, их вкусам, всему их прошлому, в которых они несомненно окажутся назади самых бесталанных кавалеристов Европы. А между тем точно так же несомненно, что это насилие над природою, это невежественное пренебрежение живыми, готовыми силами погасит в горце, как уже отчасти погасило в казаке, тот ничем не заменимый огонь боевого вдохновения, которым он так силен теперь, убьет в нем те всосанные веками привычки, вкусы, таланты и опыты, которые делают из каждого лезгина или чеченца своего рода художника и мастера боевых дел…

Не к чему нам мудрить над природою!

Величайшая наука состоит только в том, чтобы верно уразуметь природу и воспользоваться ее неизмеримыми силами так, как удобнее пользоваться…

Мы имеем в борьбе с цивилизованною, но, к сожалению, еще крайне воинственною и крайне алчною Европою такое оружие, которому она должна завидовать, которого она должна бояться и которого она не заменит у себя никакими учеными школами и никакими остроумными изобретениями…

Collapse )
Врщ1

По Фергане. 5. Ош и его обитатели

Е. Л. Марков. Россия в Средней Азии: Очерки путешествия по Закавказью, Туркмении, Бухаре, Самаркандской, Ташкентской и Ферганской областям, Каспийскому морю и Волге. — СПб., 1901.

Другие отрывки: [Путешествие из Баку в Асхабад]; [Попутчица]; [Текинский Севастополь]; [В русском Асхабаде]; [Из Асхабада в Мерв]; [Мерв: на базарах и в крепости]; [«Железная цепь»]; [Мост через Амударью]; [Пестрые халаты Бухары]; [Самарканд: русский город и цитадель]; [Тамерлановы Ворота, Джизак, Голодная степь]; [Сардобы Голодной степи, Чиназ]; [Покоритель Туркестана]; [Визит к Мухиддин-ходже]; [Долинами Чирчика и Ангрена. Селение Пскент], [Приближаясь к Ходженту. Мурза-Рабат], [Ходжент], [От Костакоза до Кокана], [Кокан, столица ханства], [Новый и Старый Маргелан], [Андижан. Недавнее прошлое Кокандского ханства], [Ош и его обитатели], [Тахт-и-Сулейман], [Подъем на Малый Алай], [У Курманджан-датхи], [Укрепление Гульча], [Киргизские женщины. Родовой быт киргиза], [Бесконечный сад].

На базаре Оша. Начало 1900-х


В Ош выезжаешь также через туземный город. Его огромные базары по случаю мусульманских праздников битком набиты народом, хотя лавки почти все заперты, и только одни «самоварчи», «халвачи» (продавцы халвы), да «баккалы» (продавцы сладостей) продолжают торговать на славу; в харчевнях, по-здешнему аш-хане, бородатые дети пророка с искренним увлеченьем настоящих детей истребляют шурпу (похлебку из риса), шашлык и кавардак, запивая бузою из птичьего проса (кунака). Но большинство, как и везде, в чай-хане, вокруг самоваров. Collapse )

Я давно хотел побывать в настоящем глухом уголке Туркестана, где еще живы предания старых туркестанских нравов и типы старых покорителей Туркестана. И я от души порадовался, что мне удалось попасть как раз именно в ту характерную среду, до которой я добирался. Здесь, на крайних рубежах Китайской империи, в бесконечной дали от центров цивилизации, еще сохранилась товарищеская простота отношений между людьми и привычки бесхитростного братства, которыми так согревается на далекой чужбине однообразная и полная лишений жизнь военного человека. Здесь царствует какая-то добродушная коммуна в домашней жизни немногочисленного офицерского кружка, немножко, пожалуй, напоминающая братскую общину былой Запорожской Сечи. Collapse )

В другой, нежилой половине дома — везде нагромождены в несколько рядов и друг над другом длинные доски, устланные листьями тутового дерева, на которых кишат белые гусеницы шелковичной бабочки. Когда стоишь молча в комнате, то слышишь тихое дружное чавканье этих десятков тысяч крошечных ртов, точащих зеленую мякоть листа. Тяжелый неприятный дух стоит в доме от мириад этой вечно жрущей гадины, но с этим волей-неволей приходится мириться всякому, кто задастся целью кормить червей. В Оше почти каждый наш военный и даже целые солдатские команды занимаются между делом кормежкой червей, для которых они покупают у туземцев грену и тутовый лист. Collapse )

TurkOff

Старый Кашкара

Н. Н. Каразин. Старый Кашкара.

Мост на арыке у укрепления Каменный Мост.
Из «Туркестанского альбома» (1871—1872)



Collapse ) Лошади под всадниками были взмылены и тяжело дышали от скачки, за плечами у джигитов торчали фитильные ружья, сбоку болтались кривые бухарские сабли, на поясах ножи, а у некоторых за поясами длинные турецкие пистолеты. На одном надета была железная проволочная кольчуга и сверх тюбетейки такая же проволочная шапочка с наушниками и назатыльником. Это был сторожевой пикета бухарских войск, давно уже стоявших на барханах в виду Яны-Кургана.

— Эй! Старик! — закричал тот, который был в кольчуге. — Русские идут! Уходи, покуда цел!

— Да сбирайся проворней, — добавил другой, — а то они еще до света выступили: часа через два здесь будут!

Кашкара отрицательно покачал головою и, раздув кальян, указал на него приезжим; те слезли с лошадей и стали поочередно затягиваться.

— Куда я пойду? — произнес старик. — Зачем? Что мне сделают русские?.. Мне их нечего бояться! Collapse )