Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

GorSor

Отпавшие провинции Китая: Монголия, Тибет, Туркестан (1936)

TurkOff

Нападение кызылаяков на Зайсанский пост

И. Ф. Бабков. Воспоминания о моей службе в Западной Сибири. 1859—1875 г. Разграничение с Западным Китаем 1869 г. — СПб., 1912.


А. Боярский. Зайсанский пост. 1875


…Успешное окончание разграничения особенно не понравилось местному пограничному начальству, потому что являлось перед ним лучшим свидетельством полной несостоятельности заявления пограничного начальства о мятежах и волнениях в сопредельных китайских владениях, могущих затруднить постановку государственной границы и приведение в исполнение 4 ст. Пекинского трактата. Несмотря на все заверения о беспорядках и неурядицах на западных пределах Китая, я с горстью казаков беспрепятственно прошел по всем этим приграничным местностям наших и сопредельных китайских владений, не встретив нигде даже малейшей попытки или покушений на нападение со стороны мятежных скопищ китайских инородцев.

Между тем мятежные инородцы, известные под именем кызыл-аяков, отважились напасть на Зайсанский пост, защищаемый сильным отрядом, и, к великому прискорбию, разграбили на наших глазах аулы подвластных нам киргиз, причем передовые защитники поста, сибирские казаки, понесли значительный урон, который, по моему крайнему разумению, ничем не может быть оправдан, как об этом будет подробно объяснено ниже.

Collapse )
TurkOff

Зайсанский пост: Основание

И. Ф. Бабков. Воспоминания о моей службе в Западной Сибири. 1859—1875 г. Разграничение с Западным Китаем 1869 г. — СПб., 1912.


А. Боярский. Ущелье Джемини близ Зайсанского поста. 1875


По возвращении с китайской границы я поспешил закончить проект организации управления киргизами вновь присоединенного к владениям России Зайсанского края. Прежде всего было необходимо упрочить нашу власть во вновь присоединенном крае, распространить в нем русскую народность и развить материальное благосостояние в среде туземного кочевого населения. Для осуществления этой цели и исходя из того основания, что русский народ должен находиться на окраинах государства и, наконец, ввиду тогдашнего тревожного положения дел в сопредельных провинциях Западного Китая, необходимо было также оградить пограничный край от враждебных покушений со стороны китайских инородцев и для этого озаботиться выбором близ границы такого опорного пункта, который мог бы служить средоточием всего управления Зайсанским краем и сборным местом для войск, охраняющих границу, а также и основанием русского заселения на этой окраине империи.

Collapse )

Припоминая приведенную выше беседу мою с инженерным офицером, я пришел к убеждению, что необходимо предварительно собрать от туземного населения самые подробные сведения о приграничных местностях Зайсанской равнины, более удобных для заселения. Дело это приходилось держать в строжайшей тайне, чтобы не встревожить преждевременными слухами пограничных киргиз, которые вообще недоверчиво относятся к русской колонизации, вследствие которой им приходится уступать лучшие свои земли под наши поселения. Это обстоятельство заставило меня обратиться за советом к ташкентцу Букашу, жившему в то время вблизи Аркатского пикета на пути из Семипалатинска в Сергиополь. Проезжая во время чугучакских переговоров ежегодно несколько раз по этому пути, я часто встречался на Аркате с Букашем и подолгу беседовал с ним. Букаш превосходно знал местность пограничного края на западных пределах Китая, часто бывал в Чугучаке и Кульдже, а также и в Кашгаре вместе с Валихановым. Это был человек вполне надежный и преданный нашему правительству. Я вызвал Букаша в Семипалатинск, где он имел собственный дом. Вскоре по его приезде я имел с ним свидание, во время которого между прочим разговором я коснулся занимающего меня вопроса о том, какая местность Зайсанского края оказывается наиболее удобною для колонизации. Букаш обещал рекомендовать мне одного торгующего татарина, приезжавшего ежегодно по своим торговым делам в кочевья киргиз этого края и превосходно знающего пограничную местность. Ввиду упомянутой выше необходимости держать это дело в тайне, я приезжал к Букашу инкогнито поздно ночью и успел добыть от ожидавшего меня у Букаша татарина нужные сведения. Щедро вознаградив татарина, я в то же время пригрозил ему ни под каким видом не разглашать о наших свиданиях и собеседованиях в доме Букаша, под опасением строжайшей ответственности. Все это, как оказалось впоследствии, было в точности исполнено.

Collapse )
Val

Ковалевский, Гасфорд, Валиханов

И. Ф. Бабков. Воспоминания о моей службе в Западной Сибири. 1859—1875 г. Разграничение с Западным Китаем 1869 г. — СПб., 1912.


Ч. Ч. Валиханов. Автопортрет. Перо. 1856


Collapse )

Е. П. Ковалевский принадлежит к числу замечательных русских деятелей, ознаменовавших себя важными заслугами как на ученом, так и на административном поприщах. Изданием описаний предпринятых им путешествий во внутреннюю Африку, Черногорию и Китай он приобрел почетную известность талантливого писателя и знатока Востока. В 1847 г., по приглашению египетского вице-короля Мехмеда-Али, Е. П. Ковалевский, для исследования золотых россыпей, совершил экспедицию в Нубию, где доходил до местности Фатцогло на Голубом Ниле. В 1849 году, сопровождая членов нашей духовной миссии в Пекин, Е. П. Ковалевский содействовал своим влиянием, чтобы миссия следовала в Пекин в пределах Монголии по купеческому тракту, несравненно более удобному для переезда сравнительно с прежней дорогой через Аргалинские пески, по которым умышленно водили нашу миссию китайские чиновники, и притом каждый раз по разным направлениям, с целью ввести нас в заблуждение о прямом и кратчайшем пути, ведущем в Пекин через Монголию. В 1851 г. Е. П. Ковалевский заключил в Кульдже с уполномоченными китайского правительства известный Кульджинский трактат, по которому были открыты для русской торговли города Западного Китая Чугучак и Кульджа и учреждались в этих городах русские консульства. Удачным заключением этого трактата Е. П. Ковалевский как бы указал на неотложную необходимость прочная занятия нами Заилийского края и водворения в среде киргиз Большой и Дикокаменной орды надлежащего порядка и спокойствия, которые могли бы обеспечить беспрепятственное следование торговых караванов в пределы Западного Китая через земли, занятый сими киргизами. С этой точки зрения, Кульджинский трактат имеет важное значение не только в торговом, но и в политическом отношении, послужив энергическим побуждением к продолжению наступательного движения вглубь Средней Азии, начатого генералом князем Горчаковым, который был первым из генерал-губернаторов Западной Сибири, положившим начало к занятию нами Заилийского края и сообщившим правительству и ученому миру первые сведения об этой отдельной окраине нашего отечества. В 1853 г. Е. П. Ковалевский был командирован в Молдавию и Валахию, а в 1856 году получил назначение на важный и ответственный пост директора Азиатского департамента. Мысль о посылке нашего агента в Кашгар и о необходимости образовать именно в Ташкенте военно-административный центр для управления Туркестанским краем принадлежит также Е. П. Ковалевскому.

Егор Петрович принял меня, как уже знакомого ему, весьма радушно и очень много и подробно расспрашивал о китайской границе и о происходивших переговорах с китайцами в Чугучаке. Все его замечания и указания по китайским делам отличались верностью взгляда и были приняты мною с чувством глубокой признательности. Затем наша беседа оживилась воспоминаниями прошедшего и коснулась, между прочим, посылки нашего агента в Кашгар, для чего был избран Г. X. Гасфордом молодой офицер из киргиз Чокан Валиханов.

Здесь я должен сделать небольшой перерыв и сказать несколько слов о командировании Валиханова в Кашгар.

Collapse )
_________________________
См. также:

Рассказы и очерки Е. П. Ковалевского:
Зюльма, или женщина на Востоке. (Ташкент);
Туркменец Рахман-Аяз;
Военная экспедиция по закраинам льда, у восточных берегов Каспийского моря;
Английские офицеры в Средней Азии;
Поездка в Кульджу.

Очерки Ч. Ч. Валиханова:
Кашгарские сердцепохитительницы (отрывки из нескольких работ);
Очерки Джунгарии (отрывок);
Дневник поездки на Иссык-Куль (отрывок);
О мусульманстве в Степи.
Val

К вопросу о колонизации Семиречья

Труды местных комитетов о нуждах сельскохозяйственной промышленности. LVIII. Туркестанский край. — СПб., 1903.


Полевой отряд В. В. Сапожникова. 1902 (humus)

Collapse )

По прочтении заключений по намеченным в проекте программы вопросам Уездных Комитетов, лесной ревизор Э. О. Баум, по званию председателя Семиреченского общества сельского хозяйства, с разрешения исправляющего должность военного губернатора доложил Комитету ответы на предложенные в программе вопросы, выработанные местным сельскохозяйственным обществом. <…>

Относительно прав водопользования и порядка распределения воды Семиреченская область находится в самом плачевном состоянии. По закону водами, так же как и землями, население должно пользоваться по обычаям. Население области самое разнообразное и разнохарактерное, и притом для области не коренное, а пришлое. Коренное же было уничтожено кровопролитными войнами XVIII столетия. Киргизы (по своей природе исключительно скотоводы) пришли сюда в XVIII веке с севера и востока, принеся с собою обычаи и права своей родины, где искусственное орошение совершенно было неизвестно и где они никогда земледелием не занимались, и только впервые принялись за него в Семиречье, заимствовавши приемы и обычаи от прежде населявших область монгольских племен, а также от сартов соседнего Туркестана. Русские переселенцы — казаки и крестьяне — стали водворяться в области с пятидесятых годов XIX века, являясь в нее или из внутренних губерний Европейской России, или Сибири, где искусственное орошение земель тоже совершенно неизвестно. Последние колонизаторы области выходцы из Китаядунгане и таранчи — принесли с собою и обычаи пользования водою, выработанные в этой стране, где искусственное орошение очень развито.

Между тем часто можно видеть, что водою какой-нибудь речки или арыка пользуются одновременно и киргизы, и дунгане, и таранчи, и русские, причем все их самые разнообразные обычаи сталкиваются, в пользовании водою царит полнейший произвол, постоянные ссоры и насилия. Правда, для раздела воды большинства рек между отдельными обществами существуют особые постановления поземельных комиссий, отводивших наделы этим обществам, но так как во всех почти разделах участвуют непременно киргизские волости, число обрабатываемых десятин в которых никому не известно, то и постановления комиссий, не содержащие в себе главного основания раздела — числа орошаемых десятин, на практике вызывали недоразумения. Как не существует в области строго определенного порядка в пользовании водой, так не существует порядка в содержании и исправности арыков, почему часто арыки совершенно не очищаются и не исправляются, а предоставляются самим себе.

Врщ1

Областной город Семипалатинск (2/3)

Н. А. Абрамов. Областный город Семипалатинск // Записки Императорского Русского географического общества, 1861, кн. 1.

НАЧАЛО

Семипалатинск. Соборная мечеть. Возведена в 1858—1861 годах по проекту областного архитектора Болотова и инженер-подпоручика Макашева. Фото Л. К. Полторацкой, 1870-е


Collapse )

Татары, переселившиеся сюда из Вятской и Казанской и Тюменского уезда Тобольской губернии, и ташкентцы в промышленности и особенно торговле предприимчивы, деятельны, трудолюбивы и зажиточны. Домы их составляют лучшую часть города. Сами ташкентцы и татары и жены их телосложения крепкого, в одежде щеголеваты, и лица по большей части у них красивые. Особенно хороши многие из татарок казанских и тюменских. Вот их тип: лицо нежное, белое, в праздники или на гуляньях и в гостях набеленное и нарумяненное, черты правильны, глаза черные, волосы темные, вид веселый. Есть между ними очаровательные физиономии; татарки по своим обычаям должны закрывать лицо, и потому они во время выхода из дому покрывают голову большим платком или накрываются с головы халатом, скрывая лицо, очаровательно округленный стан, и выглядывая из-под покрова одним глазом. Но случается, что иногда вырывается ветром из руки халат или платок, или по некоторой неосторожности сваливается с лица покрывало. Но такие случаи бывают большей частию с молоденькими и красивыми татарками; пожилые и не столь красивые бывают в этом случае осторожнее, они крепко держат покрывало и его не может сорвать ветер. Татары и татарки большей частию живого и веселого характера. Татарки летом любят прогуливаться за городом. Часу с 10-го утра они, нарядившись в хорошее платье, отправляются в нескольких тарантасах или на телегах с самоварами, конфектами и приготовленными кушаньями в лесистые места около города или на поросшие лесом острова и пробывают там целый день, наслаждаясь природой. Но во время этих прогулок они нимало не грешат против нравственности. Вообще о татарах должно сказать, что супружеская верность выше у женщин, чем у мужчин.

Collapse )
Врщ1

Областной город Семипалатинск (1/3)

Н. А. Абрамов. Областный город Семипалатинск // Записки Императорского Русского географического общества, 1861, кн. 1.

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Развалины Семи Палат. Середина XVIII в.


1. Краткий исторический взгляд на места, занимаемые Семипалатинскою областию

Город Семипалатинск и область, по имени его названная, находятся на землях, принадлежавших до русского здесь водворения чжуньгарам (калмыкам). Чжуньгарское ханство существовало в соседстве Южной Сибири в XVII и XVIII веке более полутора столетий. Обширная страна, занимаемая чжуньгарами, имела пределами к северу Южную Сибирь, к востоку владения Джасакту-хана монгольско-калкасского, к западу пространные степи хайсаков (киргиз-кайсаков), к югу Малую Бухарию и Турфань. Чжуньгарское ханство разделялось на несколько особых княжеств и областей, управляемых тайшами, ноёнами и зайсанами.

Главное местопребывание чжуньгарского хана было на реке Или (в Заилийском крае). Кочевья его подданных находились как в области Илийской, так и в Урамци, Яре, Дчулдусе, Манасе, Баиньтае и других местах. Земли там были привольны для скотоводства, горы и долины покрыты верблюдами, лошадьми, баранами и рогатым скотом. Чжуньгары были народ многочисленный, вели войны с разными народами и даже Китаем [Перевод китайской книги «Сю юй вынь дзян лу. Записка о землях, лежащих близь западной границы Китая».] и наводили ужас на русские сибирские поселения.

Collapse )

По завоевании русскими Северной Сибири, Южная до половины [прошлого столетия] или, вернее, до 1757 года принадлежала Чжуньгарии. Там же на степях кочевали киргиз-кайсаки, а в нынешних Томском и Кузнецком округах князцы татарские, подвластные чжуньгарам. Они с своими улусами и киргиз-кайсаками грабили русские города и селения, убивали жителей и уводили в плен. Заботливое русское правительство, в отвращение сего, старалось оберегать русские поселения от таких злодейских набегов устройством крепостей. К этому представился следующий случай.

Collapse )
Того же автора:
Алматы, или укрепление Верное, с его окрестностями.

Другие материалы о Семипалатинске:
Воспоминания о Киргизской степи;
И. И. Завалишин. Описание Западной Сибири (на основе статьи Н. А. Абрамова);
А. К. Гейнс. Дневник 1865 года. Путешествие по Киргизским степям;
Дж. Кеннан. Сибирь и ссылка;
Д. Садовский. Путевые заметки омского епархиального наблюдателя церковно-приходских школ во время поездки по школам Омской епархии.
TurkOff

М. И. Венюков. Примечания к будущей истории наших завоеваний в Азии (2/2)

[М. И. Венюков]. Примечания к будущей истории наших завоеваний в Азии // Колокол. Прибавочный лист к первому десятилетию. 1 августа 1867 г.

НАЧАЛО



III. Оренбургский край

Нигде бессистемность, беспутность русской азиатской политики не сказалась так резко, как в Оренбурге. Это легко поймет всякий при одном наименовании оренбургских генерал-губернаторов за последние 25—30 лет и из коротеньких заметок об их управлениях.

Collapse )

IV. Кавказ

В начале этих заметок мы упомянули вскользь, что заглянем à propos на Кавказ. Пожалуй, заглянем. Но тут нет возможности не только с достаточною подробностью охватить 60-летний обман, которым морочили и разоряли русскую землю, но даже и пятую часть этого обмана, т. е. последние 10—12 лет пред замирением края.

Collapse )
TurkOff

М. И. Венюков. Примечания к будущей истории наших завоеваний в Азии (1/2)

[М. И. Венюков]. Примечания к будущей истории наших завоеваний в Азии // Колокол. Прибавочный лист к первому десятилетию. 1 августа 1867 г.

ОКОНЧАНИЕ



[Только что мы отпечатали двойной лист «Колокола», которым заключили первое десятилетие его, как получили чрезвычайно занимательные и бойкие «Примечания к будущей истории наших завоеваний в Азии». Без сомнения, мы не отвечаем за оценку лиц, это остается на совести писавшего, но все изложение носит в себе печать истины и наблюдательности. Благо есть место, и мы прибавили несколько строк. Если мы снова получим статью такого интереса, как «Примечание», мы издадим второй прибавочный лист. — Изд.]

Об завоеваниях русских в Азии много говорят за границей (правда, вздору), но очень немного в России. Там ход нашей азиатской политики малоизвестен, да и самая политика не возбуждает к себе внимания ни новизною — потому что служит простым продолжением системы Ермака и Хабарова, ни важностью результатов, хоть «Русский инвалид» и Крыжановский распинаются за последнее. Таким образом, любопытные факты, с которых впоследствии будет начинаться история многих стран, легко могут прийти в забвение, а это было бы жаль. Хорошо бы сделал кто-нибудь, написав историю русского движения в Азии хоть с 1843 года. Но правительство едва ли позволит это… разве такому сладкоглаголивому чиновнику, как Петр де Семенов, нынешний «начальник географии» и директор статистического комитета, который почти ничего не пишет, кроме лести сильным мира сего, своим приятелям и себе самому… Правительство так секретничает с азиатскими делами, что даже Кульджинский трактат 1851 г., с Китаем, обнародован только в 1861 г., хотя это не более как договор о торговле. Попробуем же обнародовать хоть несколько «примечаний» для будущего историка, совершенно отрывочных, но, смеем уверить, вполне достоверных. — A propos, заглянем и на Кавказ, т. е. тоже в русскую Азию.


I. Восточная Сибирь

Collapse )

II. Западная Сибирь

Collapse )
TurkOff

Последний хан Ташкении

[М. И. Венюков.] Примечания к будущей истории наших завоеваний в Азии // Колокол. Прибавочный лист к первому десятилетию. 1 августа 1867 г.

Генерал Черняев, сербский главнокомандующий. 1876


Черняев прямо сказал адъютанту Крыжановского, пришедшему пригласить его к генерал-губернатору в Ташкенте: «Зачем я пойду? что скажет он путного? Он такой же губернатор, как я; да я еще хан*, так унижаться мне перед ним не следует». — И пошел не в мундире, а в кителе.


__________________

* Любопытна комедия, по случаю которой Черняев был ханом. Правительство, боясь англичан, не сразу присоединило Ташкент, взятый приступом. Оно объявило его самостоятельным ханством; но ташкентские старшины выбрали в ханы русского генерала Черняева, который, след., одно время de jure был равен не только Крыжановскому, но Карлу Румынскому, паше египетскому и разным царькам, стоящим по табели о рангах выше генерал-губернаторов.





Полный текст статьи М. И. Венюкова:Collapse )