Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Врщ1

Среди сыпучих песков и отрубленных голов. 3: В гостях у текинцев

В. Н. Гартевельд. Среди сыпучих песков и отрубленных голов. Путевые очерки Туркестана (1913). — М., 1914. Другие части: [1. Баку и Красноводск], [2. Асхабад], [3. В гостях у текинцев], [4. Байрам-Али и Старый Мерв], [5. Бухара], [6. Самарканд], [7. Коканд, Скобелев и Андижан], [8. Ташкент и Оренбургская ж. д.].

Collapse ) мы услыхали лай собак и, при въезде в самый аул, подверглись свирепому нападению штук 40-50 огромных, невероятно зверского вида, псов. Эти большущие, покрытые грязно-белой шерстью сторожа употребляли невероятные усилия, чтобы как-нибудь да растерзать нас, и бежали рядом по стене, стараясь прыгнуть в наш экипаж.

Собаки все время неистово лаяли, мы орали на них, спутница наша визжала, и, в общем, нельзя было сказать, чтобы наш въезд в аул носил торжественный характер.

Но вот появилось несколько маленьких текинских ребят. К нашему удивленно, они без особого труда разогнали псов, и что поразительнее всего, собаки исчезли на все время нашего пребывания в ауле, так что мы их больше и не видели.

Миновав несколько улиц, мы издали еще заметили массу людей на открытой площадке и подъехали прямо туда.

Оказалось, что это была устроенная нам встреча.

Тут был старшина аула, почетные и богатые старики — так сказать, сливки общества; а жители победнее, если можно так выразиться, простокваша — стояли в сторонке, отдельной группой. Кроме того, была масса детей.

Все были одеты по-праздничному.

По свойственной людям подлой привычке втираться в высшее общество, мы, выйдя из экипажей, направились сначала к группе «верхних 10000». Collapse )


Иллюстрации: http://www.heyvalera.com, http://prokudin-gorskiy.ru


ПРОДОЛЖЕНИЕ
Врщ1

Вечер солдатской песни

П. И. Пашино. Туркестанский край в 1866 году. Путевые заметки. — СПб., 1868.

Генерал по вечерам забавлял себя песенниками, которые собирались в его палатке; он их заставлял петь песни, как:

Сырдарьинцы молодцы,
По степи гуляют,
А кокандцы подлецы
Крепости кидают.

Другой хор начинает петь: «Ты, Настасья, ты, Настасья», потом первый хор затягивает какую-то песню, где упоминает генерала Романовского.

— Это они про меня уж песню сложили, — замечает с самодовольной улыбкой Романовский, забывая, что эта песня уже давно была сложена: ее пели и при Черняеве, и при Колпаковском, и при Веревкине. Collapse )


Вот один из вариантов упомянутой в книге П. И. Пашино песни, которая посвящена наступлению на Кокандское ханство со стороны реки Сырдарьи в 1861 и 1862 годах:

Об упомянутом в песне генерале Дебу — здесь.

Врщ1

Миссия в Бухару в 1820 г. (песня оренбургских казаков)


Песня записана войсковым старшиной Н. К. Бухариным в 1890 году в ст. Татищевской от Якова Андреевича Чернова 85 лет.

Также см. выдержки из книг участников посольства 1820 г. Е. К. Мейендорфа и Э. А. Эверсмана:
http://rus-turk.livejournal.com/25286.html
http://rus-turk.livejournal.com/25354.html
Врщ1

Василий Верещагин о рабах и бачах. Об одной уничтоженной картине

В. В. Верещагин. Из путешествия по Средней Азии // Очерки, наброски, воспоминания В. В. Верещагина. — СПб., 1883.

Для начала несколько слов о невольничьих караван-сараях и торговле рабами. Правда, что ни невольничьих караван-сараев, ни торговли рабами теперь уж не существует в Ташкенте, тем не менее сказать кое-что по этому поводу будет, думаю, неизлишне и небезынтересно. Здания для этой торговли в городах Средней Азии устраиваются так же, как и все караван-сараи; только разделяются они на большее число маленьких клетушек, с отдельною дверью в каждую; если двор большой, то посредине его навес для вьючного скота; тут же, большею частью, помещается и продажный люд, между которым малонадежные привязываются к деревянным столбам навеса. Народу всякого на таких дворах толкается обыкновенно много: кто покупает, кто просто глазеет.


В. В. Верещагин. Продажа ребенка-невольника. 1872

Collapse )

Интереснейшая, хотя неофициальная и не всем доступная часть представления начинается тогда, когда официальная, т. е. пляска и пение, окончилась. Тут начинается угощение батчи, продолжающееся довольно долго — угощение очень странное для мало знакомого с туземными нравами и обычаями. Вхожу я в комнату во время одной из таких закулисных сцен и застаю такую картину: у стены важно и гордо восседает маленький батча; высоко вздернувши свой носик и прищуря глаза, он смотрит кругом надменно, с сознанием своего достоинства; от него вдоль стен, по всей комнате, сидят, один возле другого, поджавши ноги, на коленях, сарты разных видов, размеров и возрастов — молодые и старые, маленькие и высокие, тонкие и толстые — все, уткнувшись локтями в колени и возможно согнувшись, умильно смотрят на батчу; они следят за каждым его движением, ловят его взгляды, прислушиваются к каждому его слову. Счастливец, которого мальчишка удостоит своим взглядом и еще более словом, отвечает самым почтительным, подобострастным образом, скорчив предварительно из лица своего и всей фигуры вид полнейшего ничтожества и сделавши бату (род приветствия, состоящего в дергании себя за бороду), прибавляя постоянно, для большего уважения, слово «таксир» (государь). Кому выпадет честь подать что-либо батче, чашку ли чая или что-либо другое, тот сделает это не иначе как ползком, на коленях и непременно сделавши предварительно бату. Мальчик принимает все это как нечто должное, ему подобающее, и никакой благодарности выражать за это не считает себя обязанным.


В. В. Верещагин. Бача и его поклонники. 1868. [Публика сочла картину «неприличной», и импульсивный Верещагин уничтожил работу. Об этом, видимо, быстро пожалел: начиная с Парижа, где это произошло, на выставках демонстрировалось ранее сделанное фото. — rus_turk.]

Я сказал выше, что батча часто содержится несколькими лицами: десятью, пятнадцатью, двадцатью; все они наперерыв друг перед другом стараются угодить мальчику; на подарки ему тратят последние деньги, забывая часто свои семьи, своих жен, детей, нуждающихся в необходимом, живущих впроголодь.