Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

GorSor

По Монголии. Урга (Учено-торговая экспедиция в Китай 1874-1875 гг.)

П. Я. Пясецкий. Путешествие по Китаю в 1874—1875 гг. (через Сибирь, Монголию, Восточный, Средний и Северо-Западный Китай). Том I. — СПб., 1880.

Другие отрывки: Кяхта и Маймичен, Урга, Встреча с хутухтой, Хами, Возвращение в Россию. Зайсанский пост.


Город Урга, 1874 г. (с рисунка П. Я. Пясецкого)


Collapse )

Проехав от этого места верст пятнадцать, мы наконец увидали перед собою город, расположенный на обширной плоской долине, окруженной горами. Навстречу стали попадаться монголы и монголки, ехавшие верхом, или в телегах, запряженных волами, или пешеходы — все бедный, оборванный люд, с загорелыми лицами, блестевшими от выжатого горячим солнцем жира. Несмотря на палящий зной, многие ехали совсем без шапок; на других же был смешной головной убор, сделанный из длинношерстого бараньего меха, выкрашенного в оранжево-желтый цвет и представляющий нечто вроде сияния. Встречавшиеся относились ко мне равнодушно, из чего я заключил, что для них человек в европейском платье — вещь обыкновенная.

Затем я вступил на площадь, застроенную маленькими одноцветными глиняными домиками или, лучше сказать, мазанками. Это и есть город Урга, в котором только в одном месте возвышались блестящие золотые крыши причудливых форм, окруженные странными фигурами символического значения; неподалеку находилась другая, куполообразная крыша, по-видимому — храма, да еще верхушка как бы огромной юрты; множество маленьких флагов и воткнутых сосновых ветвей, еще зеленых или уже покрасневших, украшали эти здания. Последние были: дворец Хутукты, — духовного лица, в котором олицетворяется божество; кумирня бога Ма́йдар и монгольское ламское училище… Так вот какова Урга! Как ни мало я ожидал от нее, все-таки ожидал большего, более представительного и интересного.

Collapse )
GorSor

На границе. Кяхта и Маймайчен (Учено-торговая экспедиция в Китай 1874-1875 гг.)

П. Я. Пясецкий. Путешествие по Китаю в 1874—1875 гг. (через Сибирь, Монголию, Восточный, Средний и Северо-Западный Китай). Том I. — СПб., 1880.

Другие отрывки: По Монголии. Урга, Встреча с хутухтой, Хами, Возвращение в Россию. Зайсанский пост.


Ж. Легра. Кяхта. Гостиный двор. 1890-е (humus)


Collapse )

Наши пять экипажей въехали на просторный двор и остановились у крыльца дома кяхтинского купца Н. К. Соколова, который любезно предложил его к нашим услугам на время остановки в Кяхте. — Дом двухэтажный, просторный и благоустроенный. Тотчас разместились мы с нашими вещами по разным комнатам и намеревались приступить к одному из больших наслаждений в дороге — умыванию и переодеванию, чтоб потом идти скорее, за китайскую границу, знакомиться с май-май-чэнскими сынами Поднебесной империи; но не успели снять сюртуков, как в комнату, в которой я поместился с Матусовским, они сами вошли к нам в числе четырех. Подойдя к нам и приветствуя нас по-русски, они подали по очереди руку так обыкновенно и просто, как будто мы были их старыми приятелями и как будто они являлись к нам уже в сотый раз. Тотчас мы почувствовали сильный запах чесноку и опийного дыма; тем не менее, я очень обрадовался их посещению, потому что мне хотелось скорее увидать этих представителей интересного народа, и я принялся рассматривать их самих, их платье и обувь, даже с большею бесцеремонностью, чем они поступали с нами, потому что для них русские люди уже не были диковиной.

Началась беседа на русском языке, который здешние китайцы знают почти все, но этот язык до такой степени не похож на наш, что ему справедливо дали особое название «кяхтинского языка»: как только разговор перешел за пределы приветствий и самых обыкновенных фраз, так продолжение его оказалось невозможным, — требовался посредник, переводчик, чтоб продолжать беседу. Таким переводчиком служит обыкновенно кто-нибудь из русских, кяхтинских жителей. Вот для примера несколько образцов этого неприятного наречия, которым, к сожалению, говорят с китайцами все кяхтинцы.

Collapse )
Врщ1

Областной город Семипалатинск (2/3)

Н. А. Абрамов. Областный город Семипалатинск // Записки Императорского Русского географического общества, 1861, кн. 1.

НАЧАЛО

Семипалатинск. Соборная мечеть. Возведена в 1858—1861 годах по проекту областного архитектора Болотова и инженер-подпоручика Макашева. Фото Л. К. Полторацкой, 1870-е


Collapse )

Татары, переселившиеся сюда из Вятской и Казанской и Тюменского уезда Тобольской губернии, и ташкентцы в промышленности и особенно торговле предприимчивы, деятельны, трудолюбивы и зажиточны. Домы их составляют лучшую часть города. Сами ташкентцы и татары и жены их телосложения крепкого, в одежде щеголеваты, и лица по большей части у них красивые. Особенно хороши многие из татарок казанских и тюменских. Вот их тип: лицо нежное, белое, в праздники или на гуляньях и в гостях набеленное и нарумяненное, черты правильны, глаза черные, волосы темные, вид веселый. Есть между ними очаровательные физиономии; татарки по своим обычаям должны закрывать лицо, и потому они во время выхода из дому покрывают голову большим платком или накрываются с головы халатом, скрывая лицо, очаровательно округленный стан, и выглядывая из-под покрова одним глазом. Но случается, что иногда вырывается ветром из руки халат или платок, или по некоторой неосторожности сваливается с лица покрывало. Но такие случаи бывают большей частию с молоденькими и красивыми татарками; пожилые и не столь красивые бывают в этом случае осторожнее, они крепко держат покрывало и его не может сорвать ветер. Татары и татарки большей частию живого и веселого характера. Татарки летом любят прогуливаться за городом. Часу с 10-го утра они, нарядившись в хорошее платье, отправляются в нескольких тарантасах или на телегах с самоварами, конфектами и приготовленными кушаньями в лесистые места около города или на поросшие лесом острова и пробывают там целый день, наслаждаясь природой. Но во время этих прогулок они нимало не грешат против нравственности. Вообще о татарах должно сказать, что супружеская верность выше у женщин, чем у мужчин.

Collapse )
Врщ1

Путешествие по русским городам. Часть 2: Сызрань, Хвалынск, Балаково, Николаевск, Вольск

Е. И. Рагозин. Путешествие по русским городам // Русское обозрение, 1891, № 7.

Часть 1: Симбирск, Самара, Ставрополь, Бузулук, Оренбург, Бугуруслан
Часть 2: Сызрань, Хвалынск, Балаково, Николаевск, Вольск
Часть 3: Баронск, Саратов, Царицын

У хлебной пристани в селе Балакове. М. П. Дмитриев, 1894. (humus)


Collapse ) Самарская губерния расположена против Симбирской и Саратовской, и разделяет их только река Волга. И когда едешь сверху вниз, то города и села Самарской губернии перемежаются с городами и селами сначала Симбирской, а потом Саратовской губерний. При таком сравнении невольно поражает резкое различие между двумя берегами, как в культуре народа, так и в экономическом отношении. Правый гористый берег Волги гораздо выше культурой, чем левый, это видно по городам, видно и по народу, но зато берег этот не имеет никакой жизни, за исключением лишь городов, соединенных железными дорогами: Сызрани, Саратова и Царицына. Правый же плоский берег, принадлежащий Самарской губернии, которую симбирские и саратовские мужики называют ордой, кишит жизнью, и напротив тихих городов правого берега на левом создаются в несколько лет бойкие пристани, имеющие миллионные обороты. Collapse )

Это различие в характере и культуре обоих берегов происходит потому, что Волга задержала влияние степи на культурную Россию, она принимает богатства степи, но самую орду не пускает дальше и хранит от ее нашествия свой чудный правый берег. Что бы было с этими мирными приютами культуры Симбирском и Вольском, если б орда с верблюдами могла беспрепятственно приходить в них? Река Волга, бесспорно, имела большое значение для охранения культуры внутренних губерний России от степи с ее ордой, и значение это не утратилось еще и до сих пор. Стоит только сравнить два берега Волги по границе Самарской губернии, и поймешь, что между этими берегами существует различие в культуре по крайней мере на пятьдесят, если не на сто лет. Даже в Самаре вы чувствуете это различие. Те же русские люди, и живут они так же, а общий характер города отзывается азиатскою Америкой или американскою Азией, но не Европой. Не в осуждение говорю я это, а скорее во славу. Симбирск и Вольск унаследовали культуру, созданную их предками, и остановились, а Самара создает культурный центр на диком берегу и служит распространителем цивилизации в «орде». Collapse )

Врщ1

Путешествие по русским городам. Часть 1: Симбирск, Самара, Ставрополь, Бузулук, Оренбург, Бугуруслан

Е. И. Рагозин. Путешествие по русским городам // Русское обозрение, 1891, № 7.

Часть 2: Сызрань, Хвалынск, Балаково, Николаевск, Вольск
Часть 3: Баронск, Саратов, Царицын

Пожар в Оренбурге. Н. Дмитриев-Оренбургский (?)


Collapse ) Оренбург, этот некогда грозный форпост, выставленный Россией против азиатских народов, имеет теперь вид самого мирного города, даже без военной окраски. Азия подружилась с Европой, и представители той и другой заняты одним общим делом — торговлей. До Оренбурга вы не чувствуете нигде близости Азии, но здесь сразу попадаете в ее глубь, и вас окружают все представители ужасной Азии, потрясавшей некогда мир и теперь мирно торгующей коврами, хлопком, шелком и пр. Да, история Оренбурга, как цивилизатора диких, уже записана в летописи и почти забыта. Слава этого города померкла пред чудными деяниями там далеко на Востоке, где еще на днях дрались и умирали люди, и где теперь выкрикивает кондуктор: «Станция Мерв, поезд стоит двадцать минут!» — раздается свисток, и локомотив уносит путника еще дальше, где не смели люди ни ходить, ни ехать.

Сила великоросса в уменье покорять азиатские племена — просто непостижима, и указывает на великую роль русского народа при дальнейшем неминуемом его сближении с Азией. В Оренбурге, например, вы видите полное братство народов. В одной повозке едут киргизы или татары, везомые русским, в другой русских везет киргиз или татарин, говорят на всех нелитературных языках, все друг друга понимают, нигде не видно ни споров, ни недоразумений. Скачут на лошадях киргизы и башкиры, медленно переваливаются на верблюдах бухарцы и хивинцы; все это двигается, шумно разговаривает и живет свободно, не стесняясь, рядом с величайшим культурным народом, могущим сразу уничтожить все эти племена.

Когда увидишь среди азиатской толпы русского человека, то и в голову не придет, чтоб он играл тут какую-нибудь роль, и кажется, что азиаты господствуют в стране. В этом «кажется», может быть, и заключается секрет колонизаторского таланта русского народа. Collapse )

Врщ1

В стране глины и песку (4/5)

А. М. Никольский. В стране глины и песку. (Путевые очерки) // Мир Божий, 1894, № 9, 10.

Часть 1. Часть 2. Часть 3. Часть 4. Часть 5.

Н. Н. Каразин. Кызыл-Кум. Путешествие в качалках


III. В стране глины

Collapse ) Итак, стало быть, чрез Темирское укрепление на Оренбург! Я и подробнее отметил бы предстоящий мне маршрут названиями промежуточных пунктов, да никаких других пунктов по дороге не существует. На подробных картах, впрочем, вся степь на север от Арала испещрена тюркскими названиями, но это или колодцы, по большей части иссякшие, или просто места — так называемые урочища, т. е. участки степи, в пределах которых кочуют определенные киргизские роды. На старых картах изображены здесь даже озера, но от них не осталось и луж: все высохло, и только после таяния снегов на месяц или на два на их месте скопляется немного вешней воды. Даже Эмба в своих верховьях иссякает в конце лета. К этому надо прибавить, что и от Эмбенского укрепления не осталось и следа: оно давным-давно упразднено. Collapse )

Первый день мы шли по дну высохшего Айбугирского залива. Еще на не очень старых картах он изображен настоящим заливом, вдающимся вглубь степи от южного конца Аральского моря в виде запятой верст 120 в длину. Теперь он высох совсем, так что там, где еще недавно жили морские ракушки и плавали рыбы, теперь растет колючка и бегают фазаны. Вообще, как известно, Аральское море сохнет, что называется, не по дням, а по часам. Если бы не Аму- и Сырдарья, по его дну давно бы ходили верблюды.

В конце 2-го дня пути по крутой узкой тропинке мы поднялись на ровное, как пол, плато Усть-Урт, отделяющее Арал от Каспия, откуда перед нами открылся вид на море. Ну уж и вид! ну уж и море! Это та же пустыня, как степи вокруг его, только пустыня водная. Когда мы взошли на Усть-Урт, было тихо. Как зеленое стекло блестела гладкая поверхность Арала. На море ни паруса, ни чайки и никакой другой птицы. Всюду пусто, мертво и тихо. Такая же мертвая однообразная пустыня подходит к берегам Арала. Насколько хватает глаз, вдоль берега тянется крутой обрыв Усть-Урта, серый, мрачный и мертвый. Нигде ни кустика, ни зеленой травы, ни ручья; не слышно ни щебетания птиц, не стрекочут кузнечики. Словом, как на море, так и на берегу нет ничего. Там одна вода, а здесь голая глина. Со времени сотворения мира, суда Аральской военной флотилии, вероятно, были первыми судами, которые стали бороздить поверхность открытого моря, а команда их была первыми людьми, которых видели антилопы и лисы, живущие на необитаемом острове Николае. Как этот остров, так и некоторые другие были открыты и названы нашими моряками, поэтому на карте Арала среди тюркских имен вроде Барса-Кельмес, Куг-Арал и других встречаются и русские: остров Лазарева, залив Чернышева и проч. С тех пор как флотилию упразднили, а пароходы и баржи ее вытащили на берег в Казалинске, море снова опустело. Collapse )

Врщ1

Летние поездки натуралиста: В Северной Персии (3/3)

А. М. Никольский, доктор зоологии. Летние поездки натуралиста. — СПб., 1900.

Часть 1. Часть 2.


Травянистая степь вблизи гор


На следующий день мы вернулись в Нардын. Молодые ханы попросили меня остаться еще на день, когда туркменские ханы племени гокланов должны были явиться с поздравлениями к начальнику Нардына по случаю дня его рождения. Прибывшие туркмены, по большей части молодой рослый народ, держали себя с достоинством и даже с некоторой надменностью. Все они были вооружены винтовками и ножами; а у некоторых были русские пехотные берданки работы Ижевского завода, попавшие к ним от текинцев. Как известно, под Геок-Тепе не одна тысяча наших солдат сложили свои головы. Их ружья достались текинцам, а те перепродали их персидским туркменам, когда Текинский оазис был присоединен к русским владениям. Теперь наши берданки принимают очень деятельное участие в грабежах и убийствах в здешней стране десятирублевых голов.

Collapse )
Врщ1

Красноводск и остров Челекен

Д. Н. Логофет. На границах Средней Азии. Путевые очерки в 3-х книгах. Книга 1. Персидская граница. — СПб., 1909.

Нестерпимым блеском, рассыпая свои жгучие лучи, искрится южное солнце, отражаясь в неподвижной, как будто мертвой, поверхности Каспийского моря. По берегу его, длинной грядой красновато-желтого цвета тянутся каменные массивы горных хребтов, уходящие вглубь Средней Азии. Необозримые равнины, сожженные солнцем, порою видны сквозь горные ущелья.



Город Красноводск. Железнодорожная станция. 1906.
Экспедиция К. Г. Маннергейма. Источник: humus


В полукруглой, почти подковообразной формы долине, окруженной высокими горами, лишенными совершенно растительности, раскинулся на самом берегу Каспийского моря город Красноводск. Разбросанные на пространстве небольшой долины, виднеются ряды домов, среди которых выделяется своей своеобразной архитектурой вокзал Среднеазиатской железной дороги. Строго выдержанный мавританский стиль громадного здания как нельзя больше гармонирует с окружающею природою и восточного покроя костюмами местных жителей, а напротив вокзала среди широкой площади одиноко стоит православная церковь, золотой крест которой, сияя на солнце, как будто осеняет своими лучами весь город. Collapse )


Еще о городе Красноводске (ныне Туркменбашы) и острове Челекен (ныне полуостров):
Н. Кончевский. Воспоминания невоенного человека об Ахал-Текинской экспедиции;
А. В. Квитка. Поездка в Ахал-Теке. 1880—1881;
Е. М. Белозерский. Письма из Персии от Баку до Испагани. 1885—86 г.;
А. А. Кауфман. По новым местам;
Ю. А. Лоссовский. Кавказские стрелки за Каспием;
В. Н. Гартевельд. Среди сыпучих песков и отрубленных голов.

kazak

В краю Туманных гор (2/2)

Г. С. Карелин. Журнал экспедиции 1832 года // Записки Императорского Русского географического общества по общей географии. Том X. 1883.

НАЧАЛО



Утром посетила меня бедная старая женщина, хозяйка аула, расположенного у ключей, подарила кадочку свежего молока и звала в гости. Я отдарил ее разными безделицами, но молока пить не мог, по причине крайней неопрятности сосуда. В полдень, несмотря на северный ветер, термометр показывал в тени +25 градусов. К 2-м часам наступил штиль, и мы едва дышали. В 6 часов отправился я к ключу; оный был увеличен в объеме и расчищен казаками, которые, сверх того, к месту истока подложили камень, выдолбленный чашей, так, что вода, прежде слива в водоем, наполняла оную. От сего приходившая на водопой скотина, хотя и мутила самый водоем, но в чаше оставалась вода постоянно чистою и светлою.

В соседственной лощине расположен был упомянутый аул: я застал старуху и невестку ее, молодую, но очень некрасивую женщину; мужчины, видя, что мы вовсе не думаем притеснять их, отправились за верблюдами, для перевозки воды. Грудной ребенок спал в охлопках овечьей шерсти. Другие два мальчика бегали совершенно нагие. Женщины, загрязненные донельзя, едва были прикрыты немногими лохмотьями. Две весьма старые и дрянные кибитки, нечистоты примерной, стояли в близком одна от другой расстоянии. У входа лежала издыхающая собака. После первых приветствий коварная старуха сказала, что собака околевает от голода, и тотчас, по врожденному ордынцам бесстыдству, примолвила: «Я отнесла тебе сегодня кадушку молока, единственное наше пропитание. Семейство мое, оставшись без пищи, кое-как потерпело; но бедная собака погибает; а жаль! она кормила нас зайцами и сайгаками. Видишь! для тебя ничего не жалеем. Не дашь ли, добрый приятель, чего-нибудь?» Я обещал прислать муки, а между тем накормил женщин, детей и собаку нашими сухарями. Непонятно, с какою жадностью хватаются плотоядные сии люди за таковую, не совсем сродную для них пищу. Collapse )

kazak

В краю Туманных гор (1/2)

Г. С. Карелин. Журнал экспедиции 1832 года // Записки Императорского Русского географического общества по общей географии. Том X. 1883.

ОКОНЧАНИЕ

http://galeneastro.livejournal.com


13 (25) июня. В четыре часа утра, с попутным свежим ветром, снялись с якоря и поплыли к Туманным горам. […] Поворотив на SSO, стали на перпендикуляре горы Яман-Айракли, по трехчасовом плавании бросили якорь в полутораста саженях от берега на 18-ти футах глубины. Грунт песчано-иловатый с ракушею.

Оставя на судах 20 человек вахтенных казаков, съехал я со всеми остальными на берег. Нам представилась дикая картина сколь беспорядочно, но живописною рукою природы набросанная. Из среды громады камней возвышались разнообразные исполинские утесы, представлявшие в бесчисленных видах и изменениях своих развалины, колокольни, башни, столбы, пирамиды и тому подобное. Collapse ) Еще с моря завидели мы несколько киргизцев, бродивших по скалам и за нами присматривавших. Сначала почли мы их за горных орлов или диких коз, но скоро разуверились. Мне необходимо нужно было сблизиться с ними. Как для того, чтобы узнать название урочищ и все до местностей относящееся, так и для других сведений, без коих наши труды и розыскания были бы не только многосложны, но отчасти и невозможны. Посему составил я три партии надежных людей, из коих с одною пошел прямо, а другие две послал вправо и влево по ущельям и утесам, строжайше подтвердив, чтобы, наблюдая возможную осторожность, в драку с туземцами не входили.

Мы вошли в ущелья; после многих стараний и хлопот, нам удалось нагнать в разных местах двоих киргизцев, старика и молодого. Оба вооружены были винтовками с фитилями. Младший неоднократно прицеливался в казаков, но всякий раз фитиль задувало ветром. Collapse )