Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

TurkOff

Таук: Из записной книжки разведчика. VIII

Н. Н. Каразин. Таук. (Из записной книжки разведчика).

Глава I. Глава II. Глава III. Глава IV. Глава V. Глава VI. Глава VII. Глава VIII. Глава IX. Глава X. Глава XI.

VIII. За чужим добром

Долго ли мы спали, тот ли еще день тянулся, или другой начался, — сказать трудно: часы мои, на беду, остановились. Проснулись мы в совершенном мраке: костер потух; мы снова зажгли огонь и отправились на разведки. Я чувствовал себя бодрым и сильным, только голодным до крайней степени.

Collapse )
TurkOff

Таук: Из записной книжки разведчика. VI, VII

Н. Н. Каразин. Таук. (Из записной книжки разведчика).

Глава I. Глава II. Глава III. Глава IV. Глава V. Глава VI. Глава VII. Глава VIII. Глава IX. Глава X. Глава XI.

VI. Роковое известие

Бедный карлик, должно быть, очень утомился: он присел на корточки и пригоршнями глотал снег. Он даже не мог сразу заговорить толково от утомления и только бормотал:

— Надо бежать… сейчас бежать… Я знаю, куда!.. Бежать надо!..

— Погоди! — остановил я его. — Переведи дух и говори покойно, толком, в чем дело?

Collapse )

VII. В пещере

Дело было сделано. Свершилось что-то роковое, бесповоротное. Маленький человечек, самою судьбою мне посланный, стал моим руководителем. Это приниженное существо овладело моею волею. Мне казалось даже, что не он, а я стал торопливо помогать ему готовить лошадей к трудному ночному переходу. Таук сунул мне в руку лепешку, и я ее машинально ел, торопливо проглатывая куски; я ведь был, собственно говоря, очень голоден, но как будто неясно сознавал это ощущение. Карлик быстро обобрал труп: снял с него верхнее платье, богатую лисью шапку, обшарил карманы убитого, забрал сумку с патронами и даже его дорожный нож, и все это пристроил к вьючному седлу. Затем он куда-то исчез, и я видел, как лошади, насторожив уши и слегка похрапывая, тронулись в путь, — это Таук повел в поводу переднего коня, — я пошел следом… Мы все удалялись от того места, проклятого места, на которое я бы ни за что на свете не хотел вернуться, и с трудом вытягивали ноги из глубокого снега. Мы все шли и шли… Куда? — не знаю… Я шел за Тауком, а тот знает… Я был глубоко убежден, что мой новый джигит, мой преданный друг, ведет меня совершенно сознательно.

Collapse )
TurkOff

Таук: Из записной книжки разведчика. II, III

Н. Н. Каразин. Таук. (Из записной книжки разведчика).

Глава I. Глава II. Глава III. Глава IV. Глава V. Глава VI. Глава VII. Глава VIII. Глава IX. Глава X. Глава XI.

II. Аркар

Было ясное, морозное утро.

Как бесконечно далеко видно кругом! Невооруженный глаз свободно выслеживает покрытые вечными льдами очертания главного хребта, параллельные кряжи, бесконечную, хитрую путаницу боковых отрогов… Ни одного облачка на зеленовато-голубом фоне неба. Прозрачные тени причудливо борются с серебряным светом, змеями сползают в глубину ущелий, сгущаясь в бездонных провалах. Свободно разносится малейший звук, бесконечно подхватываемый эхом… Расстояния исчезают, обманывая глаз, и чудится, будто вот эта красная, отвесная скала сейчас тут перед вами несколько шагов, — и вы у ее подножия… Нет, между путником и этою скалою — еще не один день пути! Много спусков и подъемов придется преодолеть, прежде чем вы туда доберетесь. Это ведь отрог главного хребта, это там, по ту сторону долин, новый хребет поднимает одну из своих бесчисленных глав… И вот, вы подвигаетесь вперед и видите, как словно из-под земли, словно со дна глубоких ущелий, вырастают один за другим новые отроги, заслоняя собою и эту красноватую скалу, и голубые ступенчатые ледники, огибающие ее подножье зубчатым полукругом… Волшебная картина!..

Collapse )

III. Таук

С полным рассветом расстались мы, наконец, с своими случайными товарищами по ночлегу. Те пошли своею дорогою, мы — своею.

Одному карлику, кажется, очень не хотелось продолжать путь с шайкою Джюры, — он так просительно смотрел мне в глаза, да я, признаться, не понял тогда его истинного желания; — я думал, что это он больше насчет съестного… Мне и в голову не могло придти, что этот обиженный судьбою, странный человек будет мне впоследствии очень полезен, даже более, чем только полезен.

Collapse )
Врщ1

Очерки Заилийского края и Причуйской страны (3/3)

М. И. Венюков. Очерки Заилийского края и Причуйской страны // Записки Императорского Русского географического общества. 1861, кн. 4.

Часть 1. Часть 2.

Дикокаменной орды бий Сартай (посольс. 1849 году).
Рис. А. Померанцева



VIII. Дикокаменная орда

Collapse )

IX. Быт кара-киргизов

Collapse )
Врщ1

Очерки Заилийского края и Причуйской страны (2/3)

М. И. Венюков. Очерки Заилийского края и Причуйской страны // Записки Императорского Русского географического общества. 1861, кн. 4.

Часть 1. Часть 2. Часть 3.

Дикокаменной орды манап Байназар Турумтаев.
Рис. А. Померанцева. 1851



V. Переход чрез Алатау. Чу. Неудачная стычка

Collapse )

VI. Географические подробности о Чу и ее долине

Collapse )

VII. Несколько слов о землях по ту сторону Чу

Collapse )
TurkOff

Четыре месяца в Киргизской степи (4/7)

[П. К. Услар]. Четыре месяца в Киргизской степи // Отечественные записки, 1848, № 10.

Часть 1. Часть 2. Часть 3. Часть 4. Часть 5. Часть 6. Часть 7.

Н. Н. Каразин. Встреча с кабаном


Collapse ) по всему полю рассыпаны были наши отрядные киргизы, которых тщетно старались мы заставить следовать в каком-нибудь порядке. Многие из них ехали в небольших кучках, и ядром каждой из этих кучек служил какой-нибудь краснобай, привлекавший к себе слушателей или повествованием о своих собственных приключениях, которым никто не верил, или сказками, которым вообще все верили очень добродушно. Героем этих сказок обыкновенно бывал какой-нибудь балван [Исковерканное персидское слово «пегливан», что значит «богатырь». Этим совершенно объясняется: «и тебе Тмутораканский блъван», которое казалось темным для многих комментаторов «Слова о полку Игоревом».], одаренный необычайною силою и воюющий с волшебным миром. Но не все киргизы поддавались привлекательности рассказов; многие заранее уже пугались мысли о встрече с неприятелем и благоразумно вертелись около пушек, как бы стараясь обеспечить для себя их благорасположение и защиту от опасности во время боя. Нельзя представить себе, с каким почтительным трепетом смотрят киргизы на артиллерию. Им кажется, что пушки обладают беспредельным разрушительным могуществом, и едва ли не признают они их существами разумными. В деле, обыкновенно все киргизы, находящиеся при отряде, начинают толпиться около пушек. Им кажется, что всего безопаснее быть вблизи этих могучих союзниц, и с трудом можно отогнать богатырей даже от дула заряженных орудий. Collapse )

GorSor

По Внутренней орде и Астраханской губернии. I. Внутренняя Киргиз-Кайсацкая орда (3/3)

А. Терещенко. Следы Дешт-Кипчака и Внутренняя Киргиз-Кайсацкая орда // Москвитянин, 1853, т. 6, № 22.

I. Внутренняя Киргиз-Кайсацкая орда. Часть 1. Часть 2. Часть 3.
II. Улус Хошотский, или Хошоутовский.
III. Астрахань.

Киргиз. По рис. Л. Вульфа (Kaiserlich Russische Soldaten. Wien: J. Cappi, um 1815)


При виде удальства и наездничества киргиз-кайсаков, приходит на мысль: не от кайсаков ли получили проименование казаки? Спрашиваешь киргиз-кайсака: «Кто ты?» — «Киргиз». — «А еще?» — «Казак». — Он никак не назовет себя кайсаком, русские же называют его корсак. Такое переиначивание имени дает повод думать, что наши казаки суть по названию те же кайсаки. Пишут, что первые казаки явились в Малороссии в половине XIII века, когда Бату, уничтожив Киев, был причиною, что жители бежали из него, поселились у порогов днепровских и проименовались запорожцами. Известно, что в Грузии были цихи (кайсаки) еще до Р. X.; что они селились по всей Скифии, по рекам Днестру, Дону и Днепру; что однородцы их именовались по разным местностям различно; что кайсаки легко могли смешаться с запорожскими поселенцами и передать им свое имя. Collapse ) Переиначиваний же имен народных так много, что можно бы написать об них книги. Нередко укоризненные названия обращались в племенные, родовые. Не прибегая к указаниям на историю народов, довольно сказать, что имя малороссиян, в наше время, может послужить тому доказательством. Издеваясь над ними, говорят: «Вот идет хохол», или: «Эй, хохол! поди сюда» [хохол значит по-малороссийски длинный чуб]. Так назвать малоросса настоящего — он обидится, между тем в Саратовской и Астраханской губерниях «хохол» сделалось как бы достоянием родовым. В этих местах я спрашивал иногда нарочито у малороссиянина: «Кто ты такой?» — «Хохол». — «Кто ты родом?» — «Хохол». — «На каком языке говоришь со мною?» — «На хохлацком». — «Отчего же не говоришь по-малороссийски?» — «Я его не знаю». Одним словом, сколько я ни расспрашивал про нравы, обычаи, песни, все это называют хохлацким. Вот как изменяются племенные наименования! Collapse )

Meyer

Путешествие профессора Гебеля в степи Южной России (1/2)

Ф. Гёбель. Обзор путешествия профессора Гебеля в степи Южной России в 1834 году // Журнал Министерства народного просвещения, 1835, № 6.

ОКОНЧАНИЕ

Фридеман Гёбель (1794–1851)


Обстоятельства мои позволили мне в прошлом году привести в исполнение желание, которое я имел уже с давнего времени, — желание совершить путешествие в Южную Россию для исследования в отношении к естественным наукам, и преимущественно в химическом отношении, степей Саратовской и Астраханской губерний, также степей Крымского полуострова.

Для исследования степей? — Этот вопрос невольно представится каждому, потому что с сим словом тотчас соединяется мысль о песчаных, сухих пустынях Азии и Африки; но невольно также присоединяется к тому и другой вопрос, а именно: зачем бы не совершить лучшее путешествие на Урал или, и того лучше, на Кавказ, все еще мало известный? — туда, где можно открыть новые рудники металлов, золота, может быть, даже алмазы?

Collapse )
Drv

Мясной экстракт Либиха: Альпийская фауна (1909)

Val

Джордж Кеннан в Юго-Западной Сибири. 5. Катунские Альпы и Усть-Каменогорск

Джордж Кеннан. Сибирь и ссылка. Том I. — СПб., 1906.

Предыдущие части: [Первые впечатления езды на почтовых]; [Омск и Семипалатинск]; [Встреча с политическими]; [По Алтайским горам].

Collapse ) Блек с Карелиным верхом проводили нас до парома, сердечно простились с нами, прося не забывать их, когда мы вернемся в «более свободную и счастливую страну», и долго еще, не сходя с лошадей, смотрели нам вслед, пока мы переправлялись на другой берег. А когда мы сошли с парома, они замахали нам платками, потом сняли шляпы и низко склонились, посылая нам немое «прости». Если эти строки будут прочитаны кем-либо из политических ссыльных ульбинских, пусть он знает, что «в более свободной и счастливой стране» мы не забыли наших ульбинских друзей, но часто думаем о них с самым искренним уважением и сердечной приязнью.



Город Усть-Каменогорск

В Усть-Каменогорск мы приехали еще до наступления сумерек и расположились на почтовой станции. Это небольшой городок, всего с 5.000 населения, состоящий из 600—800 домов, по большей части деревянных, расположенный на безлесной равнине на правом берегу Иртыша, как раз при впадении в него притока его Ульбы. В городке есть две-три русских церкви с яркоцветными куполами, две-три татарских мечети, острог, с четырех сторон обнесенный высоким земляным валом и высохшим рвом, с церковью и несколькими казенными зданиями. Мечети, муллы в белых тюрбанах, конные киргизы в высоких остроконечных шапках, утром и вечером заунывный крик муэззинов, вереницы верблюдов, медленно и торжественно шагающих по улицам с грузом, принесенным из Киргизских степей, — все это придает городу тот же восточный вид, как и в Семипалатинске; кажется, будто находишься в Северной Африке или Средней Азии, а не в Сибири. Collapse )