Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Врщ1

Путешествие по русским городам. Часть 2: Сызрань, Хвалынск, Балаково, Николаевск, Вольск

Е. И. Рагозин. Путешествие по русским городам // Русское обозрение, 1891, № 7.

Часть 1: Симбирск, Самара, Ставрополь, Бузулук, Оренбург, Бугуруслан
Часть 2: Сызрань, Хвалынск, Балаково, Николаевск, Вольск
Часть 3: Баронск, Саратов, Царицын

У хлебной пристани в селе Балакове. М. П. Дмитриев, 1894. (humus)


Collapse ) Самарская губерния расположена против Симбирской и Саратовской, и разделяет их только река Волга. И когда едешь сверху вниз, то города и села Самарской губернии перемежаются с городами и селами сначала Симбирской, а потом Саратовской губерний. При таком сравнении невольно поражает резкое различие между двумя берегами, как в культуре народа, так и в экономическом отношении. Правый гористый берег Волги гораздо выше культурой, чем левый, это видно по городам, видно и по народу, но зато берег этот не имеет никакой жизни, за исключением лишь городов, соединенных железными дорогами: Сызрани, Саратова и Царицына. Правый же плоский берег, принадлежащий Самарской губернии, которую симбирские и саратовские мужики называют ордой, кишит жизнью, и напротив тихих городов правого берега на левом создаются в несколько лет бойкие пристани, имеющие миллионные обороты. Collapse )

Это различие в характере и культуре обоих берегов происходит потому, что Волга задержала влияние степи на культурную Россию, она принимает богатства степи, но самую орду не пускает дальше и хранит от ее нашествия свой чудный правый берег. Что бы было с этими мирными приютами культуры Симбирском и Вольском, если б орда с верблюдами могла беспрепятственно приходить в них? Река Волга, бесспорно, имела большое значение для охранения культуры внутренних губерний России от степи с ее ордой, и значение это не утратилось еще и до сих пор. Стоит только сравнить два берега Волги по границе Самарской губернии, и поймешь, что между этими берегами существует различие в культуре по крайней мере на пятьдесят, если не на сто лет. Даже в Самаре вы чувствуете это различие. Те же русские люди, и живут они так же, а общий характер города отзывается азиатскою Америкой или американскою Азией, но не Европой. Не в осуждение говорю я это, а скорее во славу. Симбирск и Вольск унаследовали культуру, созданную их предками, и остановились, а Самара создает культурный центр на диком берегу и служит распространителем цивилизации в «орде». Collapse )

Врщ1

Путешествие по русским городам. Часть 1: Симбирск, Самара, Ставрополь, Бузулук, Оренбург, Бугуруслан

Е. И. Рагозин. Путешествие по русским городам // Русское обозрение, 1891, № 7.

Часть 2: Сызрань, Хвалынск, Балаково, Николаевск, Вольск
Часть 3: Баронск, Саратов, Царицын

Пожар в Оренбурге. Н. Дмитриев-Оренбургский (?)


Collapse ) Оренбург, этот некогда грозный форпост, выставленный Россией против азиатских народов, имеет теперь вид самого мирного города, даже без военной окраски. Азия подружилась с Европой, и представители той и другой заняты одним общим делом — торговлей. До Оренбурга вы не чувствуете нигде близости Азии, но здесь сразу попадаете в ее глубь, и вас окружают все представители ужасной Азии, потрясавшей некогда мир и теперь мирно торгующей коврами, хлопком, шелком и пр. Да, история Оренбурга, как цивилизатора диких, уже записана в летописи и почти забыта. Слава этого города померкла пред чудными деяниями там далеко на Востоке, где еще на днях дрались и умирали люди, и где теперь выкрикивает кондуктор: «Станция Мерв, поезд стоит двадцать минут!» — раздается свисток, и локомотив уносит путника еще дальше, где не смели люди ни ходить, ни ехать.

Сила великоросса в уменье покорять азиатские племена — просто непостижима, и указывает на великую роль русского народа при дальнейшем неминуемом его сближении с Азией. В Оренбурге, например, вы видите полное братство народов. В одной повозке едут киргизы или татары, везомые русским, в другой русских везет киргиз или татарин, говорят на всех нелитературных языках, все друг друга понимают, нигде не видно ни споров, ни недоразумений. Скачут на лошадях киргизы и башкиры, медленно переваливаются на верблюдах бухарцы и хивинцы; все это двигается, шумно разговаривает и живет свободно, не стесняясь, рядом с величайшим культурным народом, могущим сразу уничтожить все эти племена.

Когда увидишь среди азиатской толпы русского человека, то и в голову не придет, чтоб он играл тут какую-нибудь роль, и кажется, что азиаты господствуют в стране. В этом «кажется», может быть, и заключается секрет колонизаторского таланта русского народа. Collapse )

Жамбыл

Джамбул. Песня об Орымборе

Джамбул. Песня об Орымборе // Степные огни: литературно-художественный сборник. — Оренбург, 1938.

                        ДЖАМБУЛ
               Народный поэт Казахстана,
                      орденоносец


Песня об Орымборе1

Вижу — город, степной простор,
Небо серое, словно свинец.
Ты ли это, большой Орымбор,
Куда гнал Алибек2 овец?

Под навесом седых бровей
Загорается гневом взор.
Душной крепостью белых царей
Вспоминаешься ты, Орымбор!

Collapse )
Врщ1

Кочеток, или Сибирская Швейцария

В. Л. Дедлов. Панорама Сибири: (Путевые заметки). — СПб., 1900.



Collapse ) Одна из диковинок Сибири, которую будут ездить смотреть, это — Кокчетавский уезд Акмолинской области, который народ окрестил именем Кочетка. Это — маленькая горная страна, выросшая среди необозримой Киргизской степи, со всеми горными принадлежностями: горами, хребтами, скалами, водопадами, лесами на горах и цветущими горными долинами. Это так удивительно, среди гор так уютно, тут такое обилие, сравнительно с соседней сухой и безлесной степью, воды и леса, что мужик, раз увидавший Кочеток, начинает им бредить, а самые привольные местечки вроде какого-то Тычка, каких-то Крестов, какой-то Османки гремят по всей Сибири. И не сразу в силах мужик примириться с мыслью, что нельзя занять весь Кочеток, что часть его принадлежит казакам, часть нужна киргизам, и только третья часть свободна, да и та уже занята ранее прибывшими счастливцами. Когда мужик в этом убеждается, он имеет вид пробудившегося от сладкого сна.

В Кочеток едут из Петропавловска, тоже уездного города Акмолинской области, лежащего на Сибирской железной дороге, в пятистах верстах от Урала. Тут, в ясный солнечный день мы оставляем вагон, пересаживаемся в тарантас, — и нас принимает в себя степь, Ишимская степь, величественная и безграничная. Collapse )

Врщ1

Сибирь забытая и неизвестная: Город Акмолинск (1/2)

А. Шерстобитов. Акмолинск. (Очерк из заметок туриста) // Дорожник по Сибири и Азиатской России, 1899, № 2.

ОКОНЧАНИЕ

Сибирский торговый банк, Акмолинское отделение


Collapse ) Происхождение города чисто стратегическое. Возник он благодаря желаниям русского правительства иметь опорный пункт, из которого можно было бы держать в повиновении те киргизские орды, которые кочевали по берегам р. Ишима. С этой же целью были заложены крепости Актавская — к югу от Акмолов, по направлению к Голодной степи — Бек-пак-дала, Атбасарская станица и Ултавское укрепление в 1846 год. к востоку, вблизи границы с Тургайской областью. Как Актав, так и Ултав в настоящее время представляют из себя только одни развалины бывших здесь крепостей и казенных зданий; — впрочем, в Ултаве существует татарское поселение, которое производит торговлю или, лучше, — объегоривает степных киргиз. Русских ни там, ни здесь нет, и даже сняты пикеты, которые были расположены по существовавшему когда-то тракту от Акмолинска в Актав и, чрез Атбасар, — в Ултав. Точно так же, снят в настоящее время прямой тракт из Акмолинска в Каркаралы Семипалатинской области.

Население Акмолинска самое пестрое, самое разнообразное по национальностям. Бывший когда-то подневольным военным поселением, — Акмолинск теперь сделался пунктом, куда устремилась вольная колонизация. Простор и приволье киргизских степей заманили сюда не одних казаков. Еще почти с самого начала возникновения станичного, а потом городского поселения, сюда направились казанские и уфимские татары и тюменские бухарцы, эти наши застрельщики по части торговых сношений с степными киргизами и Туркестаном. Пролегавшая чрез Акмолинск караванная дорога из Туркестана в Петропавловск также не могла не отразиться на количестве населения города. Ездившие с караванами туркестанские сарты оседали по дороге в Петропавловске, Кокчетаве, Атбасаре; осели они и в Акмолах. Здесь они занимаются по преимуществу торговлей и ростовщичеством. Collapse )

Врщ1

Мартышки

П. И. Небольсин. Рассказы проезжего о странствованиях по Заволжью, Уралу и по Волге // Отечественные записки, 1853, № 6.

Другие отрывки: [«Тамбовцы» Самарской губернии], [В Оренбурге все есть], [Хивинцы в гостях у башкирцев. Часть 1], [Часть 2], [Часть 3], [Часть 4], [Башкирцы. Часть 1], [Часть 2], [Поездка на завод], [Переезд в Киргизскую степь. На Новой линии].

Самара. Вид с реки Самары на хлебные амбары. Плашкоутный мост


Collapse ) Мартышка — известная птица; она летает беспрестанно над водой, высматривает плывущую рыбку, сторожит ее, кружится над нею, потом, с высоты своего полета, падает на нее и — клюет. Мартышка негодная птица; мясо ее черное, с сильным рыбным запахом; ее даже в пищу никто не употребляет.

Но мы не про этих мартышек хотим говорить. Наши мартышки — типы другого полёта; они тоже двуногие животные, но без перьев, а линяют они разве только тогда, когда им пообобьют крылышки. Наши мартышки и на взгляд довольно взрачны. Лицо полное, румяное, но смиренное; глаза голубые, а больше серые; волосы подстрижены в скобку; рыжая бородка либо кудрится роскошно от правой скулы и до левой, либо торчит клином. Рубаха на мартышке красная, сапоги с подбором; летом на мартышке легкий верблюжий армячишко, зимой — овчинный полушубок. Мартышка — правая рука хлебного торговца. Collapse )

Врщ1

Заметки о башкуртах

П. И. Небольсин. Заметки о башкуртах. (Из письма к редактору «Отечественных записок») // Отечественные записки, 1851, № 11.



Обитающие в Оренбургском крае башкурты и мещеряки составляют соединением своим отдельное сословие, известное под названием Башкиро-мещеряцкого войска; и башкурты и мещеряки, оба племени, — мухаммедане. Collapse ) В числе этих башкуртов, за исключением показанных выше мещеряков, есть много лиц, не принадлежащих собственно к башкирскому племени, именно: оренбургские татары, принадлежавшие прежде к Оренбургскому казачьему войску, а с 1828 года переписавшиеся в Башкиро-мещеряцкое войско, к чисто башкирским кантонам; ногайские татары, разновременно примкнувшие к башкуртам, в южных кантонах, и наиболее по реке Сакмару; их полагается около 2.000 душ мужеского пола. Башкуртами же считаются и киргизы, преимущественно средней части Малой орды; они вышли из степи и зачислились в Башкирское войско, особенно к кантонам седьмому и десятому. Кроме того, в половине прошлого столетия расселены по Башкирии бежавшие к нам из плена у киргизов: персиян 106 человек, арабов 17, турков 15, армян 4, каракалпаков 21, бухарцев 7, хивинцев 4, куканцев 4, узбеков 5, из Бадакшана один, из Талыша четверо, и двое афганов; кроме этих, поселены под Оренбургом в Коргале́, или в Сеитовском посаде, в 18-ти верстах от Оренбурга, — восемь хивинцев, три кашкарца, один ташкенец, один бухарец и один уроженец города Балха. Сколько впоследствии переселилось к нам среднеазийцев — сведения не имею. Collapse )

Кочевой башкурт, если он на службе, то «гуляет» на Аральское море, совершая поход иногда в несколько тысяч верст, считая от постоянного места своего жительства до устья Сыр-Дарьи. Все время, все способности ума своего напрягает он на то, чтоб угодить начальству, чтоб свято исполнить свои обязанности. Он заведет драгоценную для него телегу, смостачит упряжь, прежде мало ему знакомую, и добрым, усердным служакой является к известному сроку в Орскую крепость, чтобы выступить в дальнейший поход.

Тот, кто остается в ко́шах, — делает кейф, пьет чай, иногда рассыпной, иногда кирпичный, иногда с сахаром, а иногда и просто сухой (так выражаются здесь о взваре чая с одними сливками без сахара), и уничтожает страшное количество кумуза. Collapse )

Башкурты — мастера коверкать русский язык. Вот для примера несколько фраз: Collapse )

TurkOff

Ночь под снегом (2/2)

Н. Н. Каразин. Ночь под снегом.

НАЧАЛО

Н. Е. Сверчков. Ямская тройка, застигнутая метелью


— А я, господа, отношусь к пурге даже с некоторою признательностью, — заговорила Елена Ивановна. — Я ведь ей обязана двенадцатью годами счастливейшей жизни…

— Это как же? — полюбопытствовал барон.

— То есть каким манером? — в один голос спросили купцы.

— Сообщите-с, сударыня! — пробасил, крутя седой ус, есаул Гвоздев.

Я уже знал прежде эту историю, а все-таки подвинулся с своим табуретом поближе. Даже молчаливый «сердешный» вдруг встрепенулся и, широко раскрыв свои кроткие глаза, словно замер, затаив дух, весь сосредоточившись в одном напряженном внимании. Collapse )

TurkOff

О привлечении к отбыванию воинской повинности некоторых частей населения… (2)

Военный министр по Главному штабу. Отдел пенсионный и по службе нижних чинов. Отделение 12. О привлечении к отбыванию воинской повинности некоторых частей населения, освобожденного от нее до настоящего времени. — СПб., 1915.

1. РУССКОЕ НАСЕЛЕНИЕ: В Европейской России. В губерниях и областях Сибири. В Туркестанском крае. ИНОРОДЧЕСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ: В Европейской России

2. ИНОРОДЧЕСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ: В Азиатской России

3. ИНОРОДЧЕСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ: В Кавказском крае

Collapse ) К вопросу об отбывании натуральной воинской повинности киргизы относятся в общем неприязненно. Они крепко держатся за свои старые устои и считают себя навсегда освобожденными от воинской повинности особыми грамотами Императриц АННЫ ИОАННОВНЫ и ЕКАТЕРИНЫ II и Императора НИКОЛАЯ I, данными им, по словам киргиз, за то, что они подчинились России без кровопролития и восстаний. Крепкой связи с Россией как отечеством у этих кочевников нет, и они держатся обособленно от русского населения. При этих условиях можно ожидать, что введение у киргиз воинской повинности не обойдется без волнений и вспышек неудовольствия. Эти инородцы малокультурны и слабы физически; среди них большой процент (до 50%) больных сифилисом и, кроме того, в условиях казарменной обстановки они легко заболевают туберкулезом легких.

При наличии таких отрицательных свойств киргиз возникает вопрос о целесообразности и своевременности привлечения их к воинской повинности.

По этому поводу необходимо прежде всего отметить, что уверенность киргиз в правах на полное освобождение их от воинской повинности — не основана на веских данных. Упомянутые выше грамоты касались освобождения киргиз от рекрутских наборов, но не от общеобязательной воинской повинности, введение коей для киргиз, согласно закону, только отсрочено «впредь до дальнейших распоряжений» (ст. 47 Уст. Воин. Пов., изд. 1915 г.). Кроме того, заявление киргиз о добровольном присоединении к России, без кровопролития и восстаний, — истина спорная. Collapse )

Врщ1

Переселенцы и новые места. 13. Мор 1892 года

Дедлов (В. Л. Кигн). Переселенцы и новые места. Путевые заметки. — СПб., 1894.

НОВЫЕ МЕСТА: Оренбург. От Оренбурга до Орска. Новая линия. Кустонай. Тобольние поселки. Голод. Из поселков в Троицк. Урал.
ПЕРЕСЕЛЕНЦЫ:
     ТОЛПА: Толпа (1). Толпа (2).
     ГЕРОИ: Немцы. Малороссы. Великороссы
     Курьезы (1). Курьезы (2). Мор 1892 года.

Л. В. Попов. Городской пейзаж [Оренбург]


Мор 1892 года

И горькая же это вещь, человеческая жизнь! Забота за заботой, тревога за тревогой, а иной раз и самый настоящий ужас. В прошлом году об эту пору «ветром веяло» наказание Господне в образе голода; в этом году наказание было страшнее, — мор. Голод тоже наводил ужас, но он не был непреодолим, оставлял луч надежды. «Батюшка нас прокормит», — говорили мне мужики, от Оренбурга до Кустоная, и только об одном тужили: «Нас-то прокормит, не оставит, а вот скотинке вовсе беда; ее кормить, чай, не возьмет: где, чай, сена напастись…» Холера была неизмеримо страшней своей неминучестью и непреодолимостью ни для чьих забот и ни для каких усилий. Голод поразил бедняков, бездомных, жителей захолустья, куда трудно было провезти хлеб, — мор не щадил никого. И в разгар болезни населением овладевал ужас, который выражался или в тупой покорности, или в буйном отчаянии. Астрахань, Саратов, Хвалынск доходили до бешенства, бунта и убийств. У нас в Оренбурге, на беззащитных новых местах был ужас тихий: мы помертвели. Вот как надвигался на нас этот ужас.

Collapse )