?

Log in

No account? Create an account
Val

rus_turk


Русский Туркестан. История, люди, нравы.


Entries by category: животные

«Не в добрый час»
TurkOff
rus_turk
Н. Н. Каразин. «Не в добрый час» // Нива, 1885, № 46.


Н. Н. Каразин. Рисунок к рассказу «Не в добрый час»


Лет двадцать тому назад, известный Орско-Казалинский почтовый тракт был еще едва намечен.

Тогда, по взятии Ташкента, мы впервые плотно уселись в бассейне Сырдарьи и, конечно, с первых дней своего нового местопребывания, ощутили настойчивую и неотложную надобность в правильных путях сообщения с метрополиею… Первой соединительной артериею и должен был служить Орско-Казалинско-Ташкентский тракт, первая половина которого, до Казалинска, то есть до устий Сыра, кое-как существовала уже раньше. Правильное движение почт и пассажиров по этим пустыням, сыпучим пескам, топким солончакам и береговым чащам (джунглям) было тогда почти немыслимо; местные кочевники положительно не понимали такого, хотя бы и простого, дела, а выписывать весь многотысячный состав почтогонятелей из России было немыслимо. Самые местности представляли препятствия чуть не на каждом шагу; дурная соленая вода и бескормица, при непривычном труде, морили лошадей тысячами… Косоглазые полуидиоты-номады не умели справляться с упряжкою, и калечили вдребезги экипажи… В дорогу надо было запасаться на месяц, а то и более, всем необходимым… И то, что теперь, двадцать лет спустя, кажется положительным пустяком, легкою и даже приятною двухнедельною прогулкою, то тогда представлялось великим подвижничеством, требовавшим массы энергии, твердости духа и плоти, чуть ли не чем-то вроде геркулесовых подвигов.

Читать дальшеCollapse )

Воспоминания о Киргизской степи (3/4)
Val
rus_turk
Ф. Ц.   Воспоминания о Киргизской степи // Лучи: журнал для девиц, издаваемый Александрою Ишимовою. 1854, т. 9, № 1, 2.

Часть 1. Часть 2. Часть 3. Часть 4.




К половине июля здоровье мое поправилось; я собрался сделать поездку верхом в горы на кочевку султана Камбара, который приезжал на Арасан несколько раз просить меня к себе. Репутация этого дикаря была не совсем чиста: он считался батырем, т. е. удальцом в частых несправедливых набегах, которыми сделал себе киргизскую славу и состояние в орде. С поселением казаков на Капале Камбар присмирел; следуя азиатской политике, был осторожен, вкрадчив и услужлив перед русскими. Он и мне беспрестанно предлагал свои услуги; я нанимал у него корову для молока и покупал баранов для стола — следовательно, не мог отказаться посетить его, да и притом мне любопытно было видеть этого батыря в его семье.

Читать дальшеCollapse )

Лишь только я подъехал к султанской большой белой юрте и занес ногу из стремени, как показался в ее дверях хозяин ее — султан Камбар. Я соскочил и подал ему руку, которую он принял обеими своими руками и прижал к груди своей. Через казака, служившего мне переводчиком, спросил я о здоровье султана.

Казак, знающий все степные приличия, передал мой вопрос полным обычным киргизским изречением:

— Здоров ли твой скот, твоя душа, жена, дети и прочая мелочь?

— Пасиба, блакадору! А твой здорова? — сказал Камбар, обращаясь с поклонами прямо ко мне и стараясь говорить по-русски. — Торока суда не устал? Вот мой дом; ты козаин, ми слука твой! — повторял он, кланяясь и поддерживая войлочные двери юрты, в которую мы вместе вошли.

Читать дальшеCollapse )

Совы и пчелы
GorSor
rus_turk
Э. А. Эверсман. Естественная история Оренбургского края. Часть III. Естественная история птиц Оренбургского края / Перевод В. И. Даля. — Казань, 1866.


Дж. Кроухолл. Сова и пчелы. 1903


Наурус и Джюра, братья-кудукчи (2/2)
TurkOff
rus_turk
Н. Н. Каразин. Наурус и Джюра, братья-кудукчи.

НАЧАЛО

Н. Н. Каразин. Почта в Кизил-Куме


Поели русские вдоволь, чаю напились по горло, братьев, что дров им припасли, не били, даже накормили как следует и чаем напоили. Один, в чудной шапке такой, все через Аман-бая, джигита-переводчика, про колодцы расспрашивал и каждое слово записывал. Этот даже монетку дал серебряную и папироски окурок.

Читать дальшеCollapse )

В стране глины и песку (3/5)
Врщ1
rus_turk
А. М. Никольский. В стране глины и песку. (Путевые очерки) // Мир Божий, 1894, № 9, 10.
А. М. Никольский. Летние поездки натуралиста. — СПб., 1900.

Часть 1. Часть 2. Часть 3. Часть 4. Часть 5.

Н. Н. Каразин. Бассейн Амударьи. Базар в Ходжейли


II. На Амударье

С большим трудом, при содействии местного начальства, удалось нанять каюк, и то только до Нукуса. 2-го июля, в сопровождении нескольких солдат, которые уже давно ждали случая ехать в Нукус, и двух гребцов хивинцев, я наконец тронулся в дальнейший путь. ДальшеCollapse )

Нукус — это маленькая крепостца, которая была бы игрушкой где-нибудь на западных границах нашего государства, но здесь она держит в страхе все Хивинское ханство. Впрочем, в настоящее время она постепенно утрачивает свое значение, по мере того как хивинцы привыкают к мысли о необходимости и выгоде жить под крылом России. Кроме небольшого гарнизона, в Нукусе живет начальник Чимбайского уезда, к которому относятся русские земли вниз по Аму до самого моря.

Из Нукуса мне надо было плыть дальше в устье реки, в проток Кук. Если трудно было нанять каюк в Петроалександровске, то еще труднее найти средства спуститься из Нукуса вниз. Если бы не уральский казак, живущий здесь в качестве поселенца, мне долго пришлось бы ждать случая. Дальше. +5 иллюстрацийCollapse )


В стране глины и песку (1/5)
Врщ1
rus_turk
А. М. Никольский. В стране глины и песку. (Путевые очерки) // Мир Божий, 1894, № 9, 10.
А. М. Никольский. Летние поездки натуралиста. — СПб., 1900.

Часть 2. Часть 3. Часть 4. Часть 5.

Киргизский мальчик среди пустыни. Фото Г. О. Графтио, конец XIX в.


I. В Кизыл-Кумах

ЧитатьCollapse ) Едущие в Петроалександровск перебираются чрез Кизыл-Кумы обыкновенно в простой русской телеге, запряженной тройкой верблюдов. Верблюдов можно нанять у киргиз, а телегу приходится покупать; на базаре в Казалинске всегда найдется продажная. Простая телега без шин, с широкими ободами колес — единственный русский экипаж, который в состоянии выдержать 500-верстный переезд по песчаной пустыне. Почтовые тарантасы и коляски слишком вязнут в сыпучем песке, а летом, под палящими лучами солнца, они еще рассыхаются, колеса рассыпаются, и путешественник может остаться среди безлюдной степи при одних верблюдах. Правда, такие оказии случаются и с телегами; поэтому многие предпочитают ехать верхом на верблюде или в особой корзинке, подвешиваемой сбоку горба. Этот способ имеет, во-первых, то преимущество, что верховые вьючные верблюды идут скорее, нежели запряженные в экипаж, а во-вторых, путешественник не рискует сесть на мель среди степи, разве только околеют его «корабли пустыни». Однако надо немало мужества, чтобы решиться на 12-дневное качание на верблюжьей спине, поэтому мы порешили купить себе телегу с парой запасных колес. Для защиты от солнца мы пристроили на ней нечто вроде беседки.

Долго думали мы с Дарьей Сидоровной — так звали мою попутчицу — какой бы провизии взять в дорогу. Основной продовольственный материал должны были составлять сухари, т. е. ломти черного и белого хлеба, высушенные в печке; затем, конечно, внесли мы в список чай и сахар, но дальше наши хозяйственные проекты по части заготовки съестных припасов разбивались о разные непреодолимые препятствия. В самом деле, какой провизии можно взять на 12 дней пути по раскаленной пустыне? Мясо, даже круто посоленное, портится при туркестанских жарах уже на следующий день. Никаких консервов в Казалинске не продают, если не считать сардин и окаменелой московской колбасы, более похожей на киргизскую нагайку из верблюжьей кожи, нежели на пищевой продукт. Положим, если бы мы даже решились на подвиг жевать эти нагайки, то не угодно ли, среди лета, в безводной пустыне, где и без того пить хочется больше чем где-нибудь, питаться в течение 12 дней колбасой, на которой соль белыми пятнами проступает наружу. Один добрый человек, которого мы потом поминали далеко не добрым словом, посоветовал нам взять с собой баранины, сушенной по киргизскому способу. ДальшеCollapse )


Летние поездки натуралиста: В Северной Персии (2/3)
Врщ1
rus_turk
А. М. Никольский, доктор зоологии. Летние поездки натуралиста. — СПб., 1900.

Часть 1. Часть 2. Часть 3.

Долина в Хорасанских горах. Вышка, куда складывается сжатый хлеб для защиты от кабанов


По мере того, как наши лошади карабкались вверх, становилось прохладнее, лес редел и мельчал. В окрестностях Алястана, за исключением грецкого ореха, шатром раскинувшегося над нашей палаткой, крупных деревьев не было. Румяные лица жителей аула указывали на то, что здесь уже кончилось царство лихорадки, и, действительно, я скоро перестал стучать по ночам зубами, и только руки мои по-прежнему бессильно висели как плети, благодаря чему фазаны, выскакивавшие из-под моих ног не дождавшись выстрела, благополучно улетали в кусты. Эти благородные, но глупые птицы отчасти были обязаны своим спасением… чему бы вы думали?.. Мусульманскому посту, уразе, в течение которого правоверные не едят целый день, до наступления ночи. Правоверные заставили справлять свой пост и меня, православного. Если не считать двух-трех горшков молока за неделю, единственной провизией, которую мне удавалось доставать в Алястане, были чуреки. Так называются тонкие, как холст, длиной по крайней мере в аршин, пресные лепешки, столько же пригодные для еды, как и для употребления вместо салфетки. Вот из этих-то салфеток, и только из них одних, мне и приходилось набираться силы, отобранной у меня персидской лихорадкой. Очевидно, это было возможно не в очень короткий срок, чем и пользовались фазаны. Мне оставалось обратить свое внимание на птиц, которых можно было стрелять не спеша, в то время, когда они сидят на ветке. Но увы!.. это были щеглы, зяблики, трясогузки и другие птицы не больше воробья, чаще же синицы. На охоту за этой лилипутской дичью я отправлялся куда-нибудь подальше от аула. Чтобы не ронять в глазах персиян престижа русской нации, я жарил и съедал свою крошечную добычу там же, в лесу, закусывая чуреками и дикой алычой.

Читать дальшеCollapse )

Летние поездки натуралиста: В Северной Персии (1/3)
Val
rus_turk
Еще одно описание путешествия Никольского и Зарудного по Северной Персии (1885 г.).
Размещено ранее: А. М. Никольский. Поездка в северо-восточную Персию и Закаспийскую область.


А. М. Никольский, доктор зоологии. Летние поездки натуралиста. — СПб., 1900.

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Дорога по правому берегу Гюргена. Здесь и далее фото из книги Б. В. Бессонова
«Русские переселенцы в Северной Персии» (по наводке nikola_rus)



«В Астрахани, за Красным мостом, дом Харькина». Так телеграфировал я из Петербурга в Оренбург моему будущему спутнику 3., назначая ему место, где удобнее всего было встретиться.

3. явился настоящим охотником. В зеленой рубашке навыпуск, в ботфортах, в одной руке двустволка, в другой — винтовка Бердана, за поясом револьвер, нож и еще какие-то охотничьи принадлежности. Так, в этом виде, только без оружия, он тотчас же отправился со мной в путешествие по лавкам, чтобы закончить наши сборы.

Уже на другой день, 24-го мая, со всем своим нехитрым скарбом, мы были на палубе парохода. На девяти футах мы пересели на морской пароход. Началось восхитительное плавание по тихим водам Каспия. В Баку наше судно нагрузили тремястами персиян-рабочих, отправляемых на Закаспийскую железную дорогу. Вскоре после этого поднялся ветер, началась качка. Персияне, вообще, плохие моряки. Неудивительно, что вся партия немедленно заболела морскою болезнию. Триста человек сплошною линиею, как скворцы на коньке крыши, облепили борта парохода и поминутно с унылым видом заглядывали за борт. Картина была не из приятных.

З. сначала очень подмывало присоединиться к этой дружной компании. Но он благополучно продержался до Красноводска, а там уж и ветер стих. Наконец 29-го мая пароход бросил якорь у конечного пункта нашего плавания, у Чикишляра.

ДальшеCollapse )

Переселенцы и новые места. 10. Великороссы
Врщ1
rus_turk
Дедлов (В. Л. Кигн). Переселенцы и новые места. Путевые заметки. — СПб., 1894.

НОВЫЕ МЕСТА: Оренбург. От Оренбурга до Орска. Новая линия. Кустонай. Тобольние поселки. Голод. Из поселков в Троицк. Урал.
ПЕРЕСЕЛЕНЦЫ:
     ТОЛПА: Толпа (1). Толпа (2).
     ГЕРОИ: Немцы. Малороссы. Великороссы.
     Курьезы (1). Курьезы (2). Мор 1892 года.

Б. В. Смирнов. Ходоки на новые места для переселения в Сибирь. 1904


Великороссы

Самая драгоценная черта великоросса, это — правдивость перед самим собой. Из этого не следует, чтобы он был добродетелен и нравствен. Напротив, нигде в русском царстве не попадаются такие негодяи, как среди великороссов. Но и последний из негодяев не лукавит перед собою, не надевает личины; очень часто, под влиянием ли хмеля, или в минуты хандры, или от угрызений совести, негодяй и пред собою и пред другими без виляний называет себя негодяем, или сокрушается и хоть на время становится лучше, или впадает в ожесточение, делается «отчаянным» и таким и сам себя понимает. Великоросс всегда знает, что он делает, хорошее или худое, и во всякую минуту может дать себе настоящую цену. Мало того, он чутко и тонко отличает зло от добра, нравственное от безнравственного. Последний негодяй как-то двоится. Один человек — настоящий, созданный по образу и подобию Божию; другой — негодяй. Последний одолел первого, но не сделал его своим союзником, помощником и укрывателем, и действует один, без маски, с грубой бесстыжестью, которая не допустит вас ошибиться в оценке человека. Добро и зло резко разграничены, не смешиваются, и поэтому в великороссе добро не пачкается злом, не получаются те противные «тепловатые» люди, которых так много, в высших классах и среди других племен. Даже лжет великоросс правдиво, лжет не активно, а пассивно: умалчивает, упорно запирается, отзывается незнанием, — и никогда не начнет сочинять длинные хитросплетенные лживые истории, как это непременно сделает малороссийский плут, или даже иной раз и честный хохол. «Дьяволить», — это, по убеждению кацапа, дозволено только бабам. Великорусский негодяй дерзок, резок, смел разбойничьего пошиба. С неправдой он обращается как с топором и лезет на вас прямо, выпучив отчаянные глаза, норовя угодить обухом по темени или острием в висок. Неправда малоросса, это — нож в рукаве. «Посмотрите, будьте ласковы, как наверху на дереве соловейко песни спивает, Бога славит». Вы подняли голову вверх, а он вас по горлу ножичком — чик!

ДальшеCollapse )

Переселенцы и новые места. 3. Новая линия
Врщ1
rus_turk
Дедлов (В. Л. Кигн). Переселенцы и новые места. Путевые заметки. — СПб., 1894.

НОВЫЕ МЕСТА: Оренбург. От Оренбурга до Орска. Новая линия. Кустонай. Тобольние поселки. Голод. Из поселков в Троицк. Урал.
ПЕРЕСЕЛЕНЦЫ:
     ТОЛПА: Толпа (1). Толпа (2).
     ГЕРОИ: Немцы. Малороссы. Великороссы.
     Курьезы (1). Курьезы (2). Мор 1892 года.

Сурок, или байбак. Рис. В. А. Ватагина


ЧитатьCollapse ) Я уже давно обратил внимание на какие-то расплывшиеся холмики, около аршина в высоту и от сажени до пяти в ширину, которыми была прикрыта степь на всем видимом глазу пространстве. Когда засвежело, я увидел, что при приближении моего «карандаса», невдалеке от дороги, дальше в степь коротким галопом побежала желто-рыжая собачонка средней величины. Собачонка добежала до одного из холмиков, на холме села «служить», глядя на нас, и потом вдруг юркнула — прямо в землю.

— Что это такое?

Сурок, ваше благородие.

— Да он с собаку ростом!

— С собаку и есть. Хлеб, шельма, жрет до того, что изничтожает. Просто беда!

— Что же вы его не бьете?

Казак помолчал. Как всякий сытый русский человек, казаки ленивы и на работу, и на мысль, и на слово.

— Киргизцы его весной бьют, — ответил он наконец, как бы оправдываясь: все же сурку беспокойство. — Шкурки казанские татары скупают. А киргизцы его — тьфу! — жрут.

— Что же, вкусно?

— Хвалят. Говорят, вроде гусятины.

— Если вроде гусятины, и вы бы ели.

— Вона! — Казак засмеялся. — А жиру на нем, как на кабане. На мельницы покупают для колес; первый сорт жир.

— Что же, кроме сурков, тут никакого зверя и нет?

— Как нет! Русаки тоже одолели. Расплодились что твоя саранча; тоже хлеб пожирают.

— А их-то что же не бьете? Их ведь и есть можно.

— Прежде ели, старики-то наши, а теперь бросили, и вот по какому случаю. Прежде мы свиней держали, сало ели, ветчину; и вдруг, братец ты мой, что же обнаружилось… ДальшеCollapse )


Степная война
TurkSold
rus_turk
Энциклопедия военных и морских наук / Составлена под главною редакцией генерал-лейтенанта Леера, заслуженного профессора Николаевской академии Генерального штаба. Том VII. — СПб., 1895.

Н. Н. Каразин. Хивинский поход


Отличительные черты степей. Величина отрядов. Обоз. Походные движения степных отрядов. Бивак. Охрана табуна. Действия против степных кочевников. Действия против милиций среднеазиатских ханств. Взятие крепостейCollapse )

Таук: Из записной книжки разведчика. VIII
TurkOff
rus_turk
Н. Н. Каразин. Таук. (Из записной книжки разведчика).

Глава I. Глава II. Глава III. Глава IV. Глава V. Глава VI. Глава VII. Глава VIII. Глава IX. Глава X. Глава XI.

VIII. За чужим добром

Долго ли мы спали, тот ли еще день тянулся, или другой начался, — сказать трудно: часы мои, на беду, остановились. Проснулись мы в совершенном мраке: костер потух; мы снова зажгли огонь и отправились на разведки. Я чувствовал себя бодрым и сильным, только голодным до крайней степени.

Читать дальшеCollapse )

Очерки Заилийского края и Причуйской страны (2/3)
Врщ1
rus_turk
М. И. Венюков. Очерки Заилийского края и Причуйской страны // Записки Императорского Русского географического общества. 1861, кн. 4.

Часть 1. Часть 2. Часть 3.

Дикокаменной орды манап Байназар Турумтаев.
Рис. А. Померанцева. 1851



V. Переход чрез Алатау. Чу. Неудачная стычка

ЧитатьCollapse )

VI. Географические подробности о Чу и ее долине

ЧитатьCollapse )

VII. Несколько слов о землях по ту сторону Чу

ЧитатьCollapse )

Очерки Заилийского края и Причуйской страны (1/3)
Врщ1
rus_turk
М. И. Венюков. Очерки Заилийского края и Причуйской страны // Записки Императорского Русского географического общества. 1861, кн. 4.

Часть 2. Часть 3.

Султан Большой орды Мамыр-хан Рустемов.
Рис. А. Померанцева. 1851



I. Алматы

ЧитатьCollapse )

II. Киргизы в Верном. Султан Али

ЧитатьCollapse )

III. Поход. Большая орда

ЧитатьCollapse )

IV. Животное царство в степи

ЧитатьCollapse )

Атлар: Повесть-быль из среднеазиатской жизни (1/2)
Drv
rus_turk
Н. Н. Каразин. Атлар. Повесть-быль из среднеазиатской жизни // Русский вестник, 1891, № 6.

ОКОНЧАНИЕ

Н. Н. Каразин. Гробница богатыря Илешеса, близ реки Темири


1

С кургана Атлар-бек далеко видно кругом. Куда ни взглянешь, всюду расстилается привольная, беспредельная степь.

На той стороне, где восходит солнце, там еще синеют два кургана, стоят рядом почти что, кажется, что совсем один подле другого, а ближе подъедешь, так нет, — далеконько! Это простые, неважные сторожевики-курганы, насыпанные еще на памяти старых людей, по приказу бия Аблая-Кениссары, когда тот орду поднимал против русских. Под курганами не лежат богатырские кости, и над ними не веет косматый бунчук над святою могилою. Далеко тем — до кургана Атлар, с его высоким мазаром [мазар — надмогильное сооружение]!

Читать дальшеCollapse )

Четыре месяца в Киргизской степи (4/7)
TurkOff
rus_turk
[П. К. Услар]. Четыре месяца в Киргизской степи // Отечественные записки, 1848, № 10.

Часть 1. Часть 2. Часть 3. Часть 4. Часть 5. Часть 6. Часть 7.

Н. Н. Каразин. Встреча с кабаном


ЧитатьCollapse ) по всему полю рассыпаны были наши отрядные киргизы, которых тщетно старались мы заставить следовать в каком-нибудь порядке. Многие из них ехали в небольших кучках, и ядром каждой из этих кучек служил какой-нибудь краснобай, привлекавший к себе слушателей или повествованием о своих собственных приключениях, которым никто не верил, или сказками, которым вообще все верили очень добродушно. Героем этих сказок обыкновенно бывал какой-нибудь балван [Исковерканное персидское слово «пегливан», что значит «богатырь». Этим совершенно объясняется: «и тебе Тмутораканский блъван», которое казалось темным для многих комментаторов «Слова о полку Игоревом».], одаренный необычайною силою и воюющий с волшебным миром. Но не все киргизы поддавались привлекательности рассказов; многие заранее уже пугались мысли о встрече с неприятелем и благоразумно вертелись около пушек, как бы стараясь обеспечить для себя их благорасположение и защиту от опасности во время боя. Нельзя представить себе, с каким почтительным трепетом смотрят киргизы на артиллерию. Им кажется, что пушки обладают беспредельным разрушительным могуществом, и едва ли не признают они их существами разумными. В деле, обыкновенно все киргизы, находящиеся при отряде, начинают толпиться около пушек. Им кажется, что всего безопаснее быть вблизи этих могучих союзниц, и с трудом можно отогнать богатырей даже от дула заряженных орудий. ДальшеCollapse )


От Оренбурга до Ташкента (2/2)
TurkOff
rus_turk
Н. Н. Каразин. От Оренбурга до Ташкента. Путевой очерк. — СПб., 1886.

НАЧАЛО


Глава III

Степь широкая, беспредельная, но самое правильное — степь киргизская расстилается скатертью перед вашими глазами.

Долго теперь не придется путешественнику увидеть даже одинокого дерева, за исключением того, что синим комочком маячит далеко вправо над могилою забытого святого, — это Аулье-Агач, священное дерево, единственное в степи, правильнее, на ее окраине.

Пока еще вы не замечаете ничего кочевого: направо и налево тянутся пашни, засеянные пшеницею, бакши с арбузами и огурцами, заказные луга с целыми городами еще прошлогоднего, неизрасходованного за избытком, сена. Кое-где дымятся шалаши и юрты сторожей; по боковым дорогам медленно шагом тащатся нагруженные телеги, мелькают красные кумачные платки на головах русских баб и наши родные синие и белые рубахи с ластовками… Это все земли, отведенные для поселенцев. Далее уже начинают попадаться зимовки киргизов в виде длинных приземистых сакель и загородей из камыша; мечеть торчит своим спицем около дороги; возле — изба с резными косяками и воротами, — это помещение администрации волости; у ворот десятка три разномастных оседланных лошадей и колышатся косматые красноверхие киргизские малахаи (шапки). ДальшеCollapse )


Старый Кашкара
TurkOff
rus_turk
Н. Н. Каразин. Старый Кашкара.

Мост на арыке у укрепления Каменный Мост.
Из «Туркестанского альбома» (1871—1872)



ЧитатьCollapse ) Лошади под всадниками были взмылены и тяжело дышали от скачки, за плечами у джигитов торчали фитильные ружья, сбоку болтались кривые бухарские сабли, на поясах ножи, а у некоторых за поясами длинные турецкие пистолеты. На одном надета была железная проволочная кольчуга и сверх тюбетейки такая же проволочная шапочка с наушниками и назатыльником. Это был сторожевой пикета бухарских войск, давно уже стоявших на барханах в виду Яны-Кургана.

— Эй! Старик! — закричал тот, который был в кольчуге. — Русские идут! Уходи, покуда цел!

— Да сбирайся проворней, — добавил другой, — а то они еще до света выступили: часа через два здесь будут!

Кашкара отрицательно покачал головою и, раздув кальян, указал на него приезжим; те слезли с лошадей и стали поочередно затягиваться.

— Куда я пойду? — произнес старик. — Зачем? Что мне сделают русские?.. Мне их нечего бояться! ДальшеCollapse )


Бабак, карбыш, суслик
Врщ1
rus_turk
Э. А. Эверсман. Естественная история Оренбургского края. Часть II. Естественная история млекопитающих животных Оренбургского края, их образ жизни, способы ловли и отношение к промышленности / Перевод В. И. Даля. — Казань, 1850.

Байбак, или бабак, или обыкновенный (степной) сурок
(Johann von Schreber. Die Säugthiere in Abbildungen nach der Natur)



ЧитатьCollapse ) К осени сурки делаются чрезвычайно жирными, и тогда особенно калмыки едят их с удовольствием, впрочем, народ этот ест все, что только некоторым образом съедомо. Они большие мастера ловить сурков; для этого ставят капканы на самое отверстие норы, так что животному нельзя выйти, не попав в него; иногда случается, что сурок делает себе новый безопасный выход, и это случается, если капкан поставлен не по правилам или если сурок уже был раз в капкане и спасся. Калмыки — ловцы сурков, охотясь, переходят с места на место, и после их посещения обыкновенно уже не остается ни одного зверка в окрестности. Мех сурковый употребляется на опушку кафтанов и ергаков, сделанных из жеребячьих шкур, также на калмыцкие, татарские, башкирские и киргизские шапки. Цена сурковых шкурок невысока; чем она темнее цветом, тем считается ценнее. Бывают и черные шкурки, особенно по ту сторону Урала: киргизы ежегодно для продажи привозят в Орскую крепость до ста тысяч и более шкурок, и замечательно, что большая часть их — черные.

Сурки легко делаются ручными, и тогда они очень забавны. Летом они бегают по комнате, выбегают на двор и возвращаются назад, на зов хозяина тотчас являются и садятся на задние лапы, чтоб брать лакомства и пищу; особенно сурки большие охотники до сахару. ДальшеCollapse )


Путешествие на озеро Балхаш и в Семиреченскую область (4/4)
Врщ1
rus_turk
А. М. Никольский, хранитель Зоологического музея С.-Петербургского университета. Путешествие на озеро Балхаш и в Семиреченскую область // Записки Западно-Сибирского отдела Императорского Русского географического общества. Книжка VII, выпуск I. 1885.

Часть 1. Часть 2. Часть 3.

Окрестности Верного. 1880-е

ЧитатьCollapse ) 3-го сентября я отправился в Верный. Дорога идет все того же характера степью, по которой местами встречаются пашни. Целые обозы переселенцев попадаются на пути. Новоселы эти, идущие из разных губерний России, тянутся в уезды Семиреченской области; по дороге они питаются милостыней, приберегая последние гроши на первое обзаведение. ДальшеCollapse )

Верный типичный русский среднеазиатский город. Небольшие дома его, расположенные в правильные улицы, совершенно тонут в зелени огромных деревьев тополя, густо и в четыре ряда рассаженных вдоль улиц. Благодаря этому и в жаркое время здесь царствует прохлада. Несмотря на то, что город основан русскими, красивые сарты, киргизы, китайцы с их бабьим видом, дунганы и калмыки составляют преобладающее население и придают ему азиатский характер.

Из Верного потянулась длинная утомительная дорога в Россию. Вот Пишпек, Чимкент с его садами, Туркестан с его мусульманской святыней Азретом, Икан, обагренный кровью русских солдат и еще более сартов, вот Казалинск с его осетрами, Каракумские пески, Оренбург и наконец мокрый и тоску наводящий Петербург. ДальшеCollapse )

Глава IV. Звероловство и рыболовство
[В своем очерке мы не касаемся звероловства горной части Семиреченской области]

Материалом для этой главы послужили частью личные наблюдения и расспросы на месте, частью сведения, полученные нами из правлений уездов, примыкающих к Балхашу. ДальшеCollapse )

Глава V. Киргизы и киргизские названия некоторых животных и растений

В своем путешествии мы не занимались специально этнографическими исследованиями, и потому о местных инородцах можем сообщить только то немногое, что замечено нами по пути и что имеет местный интерес. ДальшеCollapse )