?

Log in

No account? Create an account
Val

rus_turk


Русский Туркестан. История, люди, нравы.


Entries by category: литература

Маньчжоу-го (1936)
GorSor
rus_turk


+8 карточек «Chocolat Pupier»Collapse )

Еще карточки:
Китайский Туркестан. Монголия. Тибет, Русский Туркестан, Кавказ, Азиатская Турция, Иран, Афганистан, Ирак, Сирия. Ливан. Государство Алавитов, Палестина, Аравия.

Мужские портреты Гюго Крафта (Русский Туркестан, 1898—1899). Часть 2
GorSor
rus_turk
Другие части: Женские портреты. Мужские портреты (1). Мужские портреты (3). Мужские портреты (4).


Вход в придорожное чай-хане

Дальше. +36 фотоCollapse )

См. также:
На базаре («Туркестанский альбом», 1871—1872);
Из Стамбула в Ташкент: Фотопленки Поля Надара (1890).

Мужские портреты Гюго Крафта (Русский Туркестан, 1898—1899). Часть 1
GorSor
rus_turk
Другие части: Женские портреты; Мужские портреты (2); Мужские портреты (3). Мужские портреты (4).


Бухара. Продавец дынь

Дальше. +44 фотоCollapse )

См. также:
Женские портреты Гюго Крафта (Русский Туркестан, 1898—1899);
На базаре («Туркестанский альбом», 1871—1872);
Из Стамбула в Ташкент: Фотопленки Поля Надара (1890);
С. М. Прокудин-Горский. О применении фотографирования в истинных цветах к наглядному изучению России.

Женские портреты Гюго Крафта (Русский Туркестан, 1898—1899)
GorSor
rus_turk
Другие части: Мужские портреты (1). Мужские портреты (2). Мужские портреты (3). Мужские портреты (4).


Молодая таджичка, играющая на дутаре (Самарканд)

Дальше. +18 портретовCollapse )

См. также: Из Стамбула в Ташкент: Фотопленки Поля Надара (1890).

Иран (1936)
GorSor
rus_turk


+8 карточек «Chocolat Pupier»Collapse )

Еще карточки: Сирия. Ливан. Государство Алавитов, Палестина, Аравия, Ирак, Азиатская Турция, Афганистан, Кавказ.

См. также:
Мисль-Рустем. Персия при Наср-Эдин-шахе с 1882 по 1888 г.; фотографии А. Севрюгина;
Е. М. Белозерский. Письма из Персии от Баку до Испагани;
Альбом занятий (Иран, конец XIX в., неизвестный художник);
Мясной экстракт Либиха: Персия (1907).

Азиатская Турция (1936)
GorSor
rus_turk


+17 карточек «Chocolat Pupier»Collapse )

См. также: Сирия. Ливан. Государство Алавитов, Ирак, Палестина, Аравия, Иран, Афганистан, Кавказ.

Мясной экстракт Либиха: Кочевники (1903)
Drv
rus_turk

Калмыки

+ 5 карточекCollapse )

Другие серии: В Туркестане, Персия, Афганистан, Кавказ и его обитатели, По Кавказу, Европейские проливы, Путешествие Свена Гедина в Тибет, Транссибирская магистраль, Ярмарки и рынки, Пахтанье масла, Плуг, Хлопководство, Шёлк, Паслёновые, Альпийская фауна, Мужские костюмы, Женские костюмы, Экзотические колыбели, Завоеватели Азии.

Мясной экстракт Либиха: Мужские костюмы (1898)
Drv
rus_turk

K — киргиз (Азиатская Россия). L — левантинец (Малая Азия)


U — украинец (Россия). V — валенсиец (Испания)

+ 10 карточекCollapse )

Другие серии: Женские костюмы, В Туркестане, Персия, Афганистан, Кавказ и его обитатели, По Кавказу, Европейские проливы, Путешествие Свена Гедина в Тибет, Транссибирская магистраль, Ярмарки и рынки, Паслёновые, Плуг, Хлопководство, Пахтанье масла, Экзотические колыбели, Завоеватели Азии.

Чабан
Врщ1
rus_turk
Я. Я. Полферов. Чабан (набросок) // Сибирские вопросы, 1912, № 3–4.

Д. П. Багаев. Чабан


Старый чабан Апанас, опершись высохшими, пожелтевшими ладонями на длинный вишневый чекмарь, пристально всматривался в далекий горизонт, где причудливым узором играло струйчатое марево. Степь на тысячи верст расстилалась безмолвной далью. Окутанные дымкой, миражи расплывчатыми очертаниями обрисовывались среди белесоватых солонцов. Тишь от распластавшегося в выси облака темным пятном расстилалась по долине.

Отара сбилась в кучу, пряча головы от зноя и мух. Кругом лежали овчарки, сторожко поводя лохматыми ушами. Комочком свернувшись, спал подпасок Томаш, подставляя свое юное, совершенно бронзовое лицо жгучим лучам полуденного солнца.

— Ох, и благодать Господня!.. Степу-то этой самой сколько… Чай верстов на тыщу, а хиба и с гаком…

Читать дальшеCollapse )



Материалы о Центральной Азии, где упоминаются украинские переселенцы: +++Collapse )

Нет ничего печальнее персидских городов...
Drv
rus_turk
Е. М. Белозерский. Письма из Персии от Баку до Испагани. 1885–86 г. — СПб., 1886.

Другой отрывок: Красноводск.

Али Акбар Садеги. Смутное воспоминание. (raweesh)


...Collapse ) Персияне начинают день очень рано: ...Collapse ) готовится чай: где-нибудь в углу комнаты стелют небольшую салфетку, ставят на нее поднос, а на поднос самовар. Персияне заимствовали чай, очевидно, от нас, потому что называют чай по-нашему чаем, самовар самоваром и стакан истаканом (и прибавляется потому, что персидское слово не может начинаться двумя согласными). Самовары обыкновенно русской работы из Тулы или Москвы, хотя теперь начинают делать их и в Персии: так, я видел самовары испаганской работы, довольно хорошо сделанные, хотя безобразной формы. Посуда чайная большею частию тоже русская, причем употребляются стаканы удивительно маленьких размеров, так что питье из них даже раздражает русского человека — так они малы. Мне приходилось встречать иностранную подделку под русский фарфор; это я видел по русским надписям с перемешанными русскими буквами, напр. вместо н везде и и наоборот. В богатых и важных домах для чая есть особый слуга, который называется чаидар, по-нашему чаечерпием. Наш московский чай очень ценится персиянами, но обыкновенно употребляется чай, привозимый англичанами через порт Бушир на Персидском заливе, конечно более низкого качества, чем наш. Самовар должен кипеть постоянно, и во все время чаепития чайник должен стоять на самоваре. Сколько мне приходилось видеть, персияне обыкновенно пьют очень крепкий, перекипелый чай, похожий на сусло или на жидкий деготь: в этом случае их вкус сходится с английским. ДальшеCollapse )


Винокурение у среднеазиатских евреев
Drv
rus_turk

Винокурение у среднеазиатских евреев. Фото из «Туркестанского альбома» (1871—1872)

В качестве пояснения к снимку см. отрывок из книги натуралиста Э. А. Эверсмана, участника русского посольства в Бухару 1820—1821 гг.: «Вино и водка в большом употреблении в Бухаре, хотя это и мусульманский город. Напитки эти изготовляют евреи и один армянин…»

Кауфман и Черняев
Врщ1
rus_turk
Г. П. Федоров. Моя служба в Туркестанском крае (1870—1910 года) // Исторический вестник, 1913, № 9—12.

Общественная жизнь Ташкента в первые годы была в самом зародыше. Отсутствие дамского элемента придавало Ташкенту вид какого-то лагеря. Денег у всех было много, а расходовать их было не на что, последствием чего появились крупная азартная игра и безобразные кутежи. ...Collapse ) Кауфман принимал строгие меры к прекращению азарта, но это не привело ни к чему, и игра продолжалась до тех пор, пока не начался прилив в Ташкенте семейств служащих. Многие дамы приехали из Петербурга. Это были очень милые, образованные особы и невольно они повлияли на облагорожение общественной жизни. Азарт стал падать, кутежи начали принимать более приличный характер; образовался кружок любителей драматического искусства, который стал давать спектакли. ...Collapse ) По почину Кауфмана, не жалевшего денег, в Ташкенте была образована публичная библиотека. ...Collapse ) О дальнейшей курьезной участи библиотеки я расскажу в свое время.

Внимательно изучая экономическое положение вновь покоренного края, Кауфман с прозорливостью истинно-государственного человека понял, какая огромная будущность предстоит Туркестану при условии развития там культуры хлопка. ...Collapse ) Единственное дело, о котором Кауфман много думал, но не мог осуществить, — это дело русской иммиграции в край. ...Collapse ) Рассчитывать на ассигнование миллионов из Петербурга было так же трудно в то время, как и теперь.

...Collapse ) не могу не повторить одной фразы, сказанной однажды Кауфманом: «Прошу похоронить меня здесь (т. е. в Ташкенте), чтобы каждый знал, что здесь настоящая русская земля, в которой не стыдно лежать русскому человеку».

Вот как смотрел Кауфман на Туркестанский край.


  
Первые генерал-губернаторы Туркестанского края:
К. П. фон Кауфман (1867—1882) и
М. Г. Черняев (1882—1884)



Прошло нескольких месяцев до назначения Кауфману заместителя, и вот в один прекрасный день получается телеграмма о назначении генерал-губернатором М. Г. Черняева. Ташкент ликовал. Имя Черняева было знакомо не только всему Ташкенту, но и всей России. Знаменитый покоритель Ташкента, положивший к ступеням трона новую страну, которую впоследствии министр финансов Вышнеградский назвал лучшим брильянтом в короне русского монарха, внезапно отозванный из Ташкента и впавший в немилость так, что для добывания себе средств (а другие говорят, для рекламирования себя путем публичного скандала) сделался московским нотариусом; затем издатель либеральной газеты в Москве и, наконец, главнокомандующий сербской армиею… Все это создало Черняеву ореол славы и популярность среди всех слоев населения. Для туркестанцев это был только герой Средней Азии, и все заранее предвкушали благодеяния будущего управления.

Но вот, наконец, Михаил Григорьевич приехал в Ташкент, и все мы увидели полусгорбленного, морщинистого генерала, который сделал всем общий поклон и, не сказав ни слова приветствия, ушел к себе в кабинет.

Первое впечатление было крайне удручающее.

...Collapse ) Он не показывался нигде и окружил себя дома тесным кружком лиц, привезенных им с собой. Во главе этих лиц стоял Всеволод Крестовский, очень умный человек, талантливый писатель, но совершенно не знакомый с краем. Он ничем и не интересовался и ни с кем не знакомился, кроме одного чиновника, после смерти которого женился на его вдове. ДальшеCollapse )


Пароход
Врщ1
rus_turk
Д. Н. Логофет. На границах Средней Азии. Путевые очерки в 3-х книгах. Книга 1. Персидская граница. — СПб., 1909.

То ныряя в пучину, то поднимаясь на высокие гребни волн, быстро шел наш шлюп, направляясь на огни красноводского плавучего маяка, обозначающего вход в Красноводский залив. ...Collapse ) Порою, резко скрипя снастями, проходили мимо нас парусные суда.

— Ишь ты, не кажут огня, — ворчливым тоном говорил каждый раз рулевой, указывая на отсутствие огней, которые должны быть на основании устава на каждом морском судне для предупреждения столкновений встречных судов друг с другом. Беда с этими самими рыбаками, ваш-скородие. Того гляди, что на его наскочишь… Ни за что они, да и вобче купец не поставит огней… Видит иной раз, пароход идет — они ему, значит, спичками давай огонь показывать, потому парохода-то очень опасаются… Тоже ихняго брата по морю много пароходы ко дну по этой самой причине пускают… Прежде еще туда-сюда, а теперь уж больно много пароходов на этой дороге ходит… И штрафуют их, а поди ж ты, ничего из этого не выходит; все по-старому. Зачем, сказывают, масло даром жечь, — оно деньги стоит. ...Collapse ) — Сейчас, ваше благородие, мы, значит, в залив к острову Челекену входить будем: тут места пойдут мелкие, ну фарватер извилистый, того гляди, на мель можно сесть. Место-то такое, что тут мало кто ходит, больше рыбак, наши пограничные шлюпы, да пароход московского товарищества, «Меридианом» прозывается. Только название, что пароход. В самом деле такой, что коли волна большая, живой рукой захлестнуть его может.

— Почему же так? — заинтересовался я.

— Да потому, Ваше Скородие, что пароход речной, а его заставили по морю ходить.


Песни границы
Val
rus_turk
Еще одна песняCollapse )

На верблюдах. 1
Врщ1
rus_turk
Н. Уралов. На верблюдах. Воспоминания из жизни в Средней Азии. — СПб., 1897 (документально–художественное повествование о путешествии русского приказчика с караваном).

Другие части: [2], [3], [4], [5], [6], [7], [8], [9], [10].

В молодости я обладал беспокойным умом… Я не мог долго оставаться на одном месте: стремление к деятельности, жажда приключений и заманчивые картины бесконечного шатания по горам и лесам Азии имели для меня невыразимо притягательную силу, а так как свойство моей службы не только позволяло, но даже обязывало перекочевывать с одного места на другое, то, благодаря этому обстоятельству, мне пришлось побывать и на хивинской границе, и в Бухаре, и в Срединном царстве Чжунь–Го (как называют его китайцы). Немало поездил я и караванными путями на верблюдах, и дикими ущельями Тянь–Шаня (Небесные горы) на цепконогих, горбоносных киргизских моштаках, чрез кряжистый хребет Нарынский — на сартовских двухколесных арбах и, наконец, даже на камышовых плотах (салы) по Сыру, этой живописнейшей, хотя совершенно дикой реке всего Туркестанского края.

Каких–нибудь двадцать лет прошло с тех пор, а как далеко–далеко кажется мне это невозвратное время! Словно мимолетный сон кануло оно в вечность и оставило после себя лишь одно воспоминание да щемящую боль в сердце, — и невольно приходят на память чудные строки поэта:

Где моя юность с чарующей лаской,
Отваги и веры года?
Где сердце, что было волшебною сказкой
Заслушаться радо всегда?
И где эти сказки, что слушал охотно?!
Их нет — только эхо твердит.
Все в жизни непрочно, как сон мимолетно,
Все мимо, все мимо летит!



Заилийский Алатау. Большое Алматинское ущелье

Да и как не болеть сердцу о прошлом?! Тогда я был юный, здоровый, ни от кого не зависимый человек, смотревший на Божий мир сквозь розовые стекла. Бесшабашная удаль дух захватывала и просилась наружу; ни страху, ни боязни — все было трын–трава! Бывало, верхом на лошади, с дрянным револьверишком, годным только для вколачивания гвоздей, рыскал я по горам и ущельям, — и не страшны были встречи ни с двуногими хищниками–барантачами, способными за медный чайник выпустить своим кривым ножом кишки, ни с четвероногими — клыкастыми кабанами–секачами (Sus scrofa) и хитрыми барсами (Felis irbis). Не то теперь! Пустое урчанье в желудке порождает смертельный страх (батюшки, не холера ли!), а встреча с «Его Превосходительством» приостанавливает даже биение сердца, которое прячется в эти минуты если не совсем в пятки, то, наверное, очень неподалеку от них. Прежняя независимая, полная поэзии жизнь заменилась пошлым мыканьем по канцеляриям; вместо чудной природы — затхлый воздух архивов; место ежеминутных приключений — рапорты, доклады, отношения и донесения; вместо друзей–киргизов, этих наивно–добродушных, скуластых детей природы — геморроидальные сослуживцы–чиновники с перегорелым сивушным запахом, и вместо светлых южных ночей под открытым небом — шатание по дымным и душным ресторанам, театрам и кафе–шантанам… ДальшеCollapse )


На Сырдарье у ротного командира. Воспоминания о Тарасе Шевченко
Val
rus_turk
Н. Д. Новицкий. На Сырдарье у ротного командира // Киевская старина, 1889, № 3.

Т. Г. Шевченко. Автопортрет. 1853—1857

В начале декабря 1883 года, по пути из Ташкента в Оренбург, мне довелось пробыть около четырех суток в г. Казалинске и там, нежданно, познакомиться с бывшим ротным командиром покойного Тараса Григорьевича Шевченко, Егором Тимофеевичем Косаревым. Уроженец давно уже упраздненной степной крепостцы Татищевой, всю жизнь свою проживший и прослуживший среди необъятных и печальных прикаспийско-аральских пустынь, Егор Тимофеевич, во время знакомства моего с ним, кончал уже сорок восьмой год своей службы и, в чине полковника, занимал должность коменданта г. Казалинска, форта № 1 тож. […]

— А скажите, Егор Тимофеевич, вот вы видали и знавали здесь столько лиц; ну, а Шевченка вы не знавали?

— Это Тараса-то Григорьевича? Как не знать, помилуйте! Да ведь он у меня же в Новопетровском в роте был…

Читать дальшеCollapse )