Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Жамбыл

Джамбул. Песня об Орымборе

Джамбул. Песня об Орымборе // Степные огни: литературно-художественный сборник. — Оренбург, 1938.

                        ДЖАМБУЛ
               Народный поэт Казахстана,
                      орденоносец


Песня об Орымборе1

Вижу — город, степной простор,
Небо серое, словно свинец.
Ты ли это, большой Орымбор,
Куда гнал Алибек2 овец?

Под навесом седых бровей
Загорается гневом взор.
Душной крепостью белых царей
Вспоминаешься ты, Орымбор!

Collapse )
Врщ1

Алай музыкан, былай музыкан. Скорые татарские песни

С. Г. Рыбаков. Музыка и песни уральских мусульман с очерком их быта // Записки Императорской Академии наук по историко-филологическому отделению. Том II. № 2. 1897.
Collapse )



Collapse )
Drv

Той у Нурмет-бая

Н. Л. Корженевский. Той. (Очерк из жизни сартов) // Исторический вестник, 1908, № 6.

Нурмет-бай с сыновьями на тое


Collapse ) Всякий, кто услышит трубу, не дожидаясь особых каких-либо приглашений может свободно идти на тамашу [«тамаша» сартовское слово, в переводе — «зрелище»] и провести там весело время. Обыкновенно так и бывает, и на этих праздниках, благодаря их полной доступности и возможности даром поесть, скопляются тысячи сартов. Особенным обилием стола и понятным многолюдством отличаются тои [пиршество, устраиваемое богатыми сартами в честь обрезания сына], на которых зачастую целую неделю кормится и поится чаем масса народа, расходуются сотни пудов риса, лепешек, баранины, и тысячи рублей бросаются на устройство всевозможных зрелищ, как танцы бачей, скачки с богатыми призами, наем музыкантов, актеров и прочее. В небольших городах Ферганы, вроде Оша, в таких случаях нередко приглашается на тамашу почти все русское население городка, нанимается военная музыка, и тогда устроителем тоя прилагаются еще большие усилия к тому, чтобы сделать возможно интереснее программу развлечений и заставить долго говорить о тое приглашенных гостей.

Первый той, который мне пришлось увидеть, был той у Нурмета, арбяного караван-баши и весьма популярного ошского сарта. Он пригласил все русское население на свой праздник, обещавший быть интересным, особенно для меня, мечтавшего давно познакомиться с местными нравами. В назначенный день я собрался, захватил свою камеру и поехал в туземный город к Нурмету. Collapse )

Врщ1

Нравы Нижегородской ярмарки (2/3)

В. П. Безобразов. Очерки Нижегородской ярмарки. — М., 1865.

Другие отрывки: «Наш хлопок», Торжище Востока, Нравы Нижегородской ярмарки (1), Нравы Нижегородской ярмарки (2), Нравы Нижегородской ярмарки (3).

Нижегородская ярмарка. Мечеть и торговые ряды

Collapse ) самые лучшие намерения власти обусловлены окружающими обстоятельствами, и между прочим зависят в своем осуществлении от орудий исполнения. Это в особенности применимо к полиции, которая, чтобы выполнить какую-либо задачу, должна сознательно проникнуться ею во всем своем составе, до последнего будочника и сторожа. Всякий знает, в какой степени это у нас удобоисполнимо. Такое затруднение более чем где-либо заметно, для самого поверхностного взгляда, на Нижегородской ярмарке, где к обыкновенному еврейскому элементу состава наших низших полицейских чинов присоединяется еще новый — азиатский. Этот азиатский элемент (Оренбургское казачье войско, составленное из башкир, тептеряков и т. д.) гоcподствует в сонме блюстителей порядка и благочиния на ярмарке: по странной воле судеб, призвание водворять европейское государственное благоустройство на этом сходбище Азии, просвещаемом Россией, выпало ныне на долю самих азиатцев. Эти истые азиатцы, только что введенные Россией в семью европейских народов, едва получившие первое государственное клеймо, — казенный военный мундир их есть единственный европейский признак, — являются охранителями европейской нравственности, поставлены налагать узду цивилизации на страсти. Не глубокая ли ирония судьбы в этом явлении? Collapse )

Врщ1

Персия при Наср-эд-Дин-шахе (9)

Мисль-Рустем. Персия при Наср-Эдин-шахе с 1882 по 1888 г. — СПб., 1897. (Мисль-Рустем — псевдоним Меняева, одного из инструкторов Персидской казачьей бригады).

I. Дорога от Каспийского моря до Тегерана. II. Столица Персии Тегеран. III. Перс и его жизнь. IV. Женщины в Персии. V. Наср-Эдин-шах. VI. VII. Салам (шахский выход). VIII. Правители и наказание в Персии. IX. Тамаша и персидские публичные развлечения. X. Тазие — священные мистерии. XI. Персидская пехота. XII. Артиллерия. XIII. Кавалерия. XIV. Персидская казачья бригада. XV. Любопытные окрестности столицы. XVI. Обо всем, о чем не было сказано в предыдущих главах.

ОЧЕРК IX-й
Тамаша и персидские публичные развлечения

Тамаша вообще. — Теат­ры. — Акте­ры. — Музы­ка. — Тан­цы. — Силачи и акробаты. — Скачки. — Тренировка лошади. — Лечение лошади. — «Асп-диване», т. е. риста­лище. — Конно­заводство. — Игры.



Уличные артисты. Здесь и далее фото А. Севрюгина.

Collapse )
TurkOff

В лагере ночью

А. В. Верещагин. Дома и на войне. 1853—1881. Воспоминания и рассказы. — СПб., 1886.

Рекогносцировка 4-го декабря [1880 года] еще сильнее убедила Скобелева, что неприятель храбр и многочислен, что крепость Геок-Тепэ взять нелегко и что осада дело нешуточное. Collapse ) Я лежу не раздеваясь в своей юламейке, то дремлю, то опять проснусь. Крепко заснуть нельзя, нужно идти проверять посты. Collapse ) Костры почти все погасли, и только у транспорта, что пришел сегодня из Бами, еще горит маленький костер, вокруг которого собрались в кружок вожаки-туркмены. Подхожу к ним ближе, слышу какое-то странное пение, похожее немного на блеяние овцы. Меня оно заинтересовало, и, чтобы не испугать певца, я осторожно приближаюсь к костру, останавливаюсь и всматриваюсь. Collapse )


Походный способ курения у текинцев. С наброска А. М. Алиханова, рисовал К. Тихомиров

Посмотрев на туркмен, иду дальше и натыкаюсь на вожаков-киргизов. Они в темноте, в своих уродливых мохнатых шапках, похожих на наши старинные женские меховые капоры, делили на части распростертого по земле верблюда. Верблюд этот был дохлый, я еще днем видел его лежащего здесь. Но тогда киргизы не смели его тронуть; а теперь, когда все улеглись спать, они втихомолку, точно гиены, напали на него и расправились. Для виду они прирезали ему горло; один киргиз вон уже и огонек разводит, чтобы поджаривать на нем куски верблюжатины. Collapse )

Val

Хивинцы в гостях у башкирцев (4/4)

П. И. Небольсин. Рассказы проезжего. — СПб., 1854.

Другие отрывки: [«Тамбовцы» Самарской губернии], [В Оренбурге все есть], [Хивинцы в гостях у башкирцев. Часть 1], [Часть 2], [Часть 3], [Часть 4], [Башкирцы. Часть 1], [Часть 2], [Поездка на завод], [Переезд в Киргизскую степь. На Новой линии].

Насмотревшись на башкирские костюмы и праздничные и будничные, на цветные чапаны и на синие и белые халаты, я стал расспрашивать о прежнем национальном вооружении, которое только в очень недавнее время вышло у башкирцев из употребления. Collapse )


Орас Верне. Башкиры. 1811. (gallery.reenactor.ru).

Collapse ) и доселе еще опасение насилий и боязнь притеснений так велики, что фраза «добром не дашь — сами отнимем» для среднеазийца не вмещает в себе никакой идеи о незаконном домогательстве. Разберите некоторые фразы обычной вежливости самого вежливого народа Азии — персиян: все они проистекают из того же источника. А чтоб доказать, до какой степени у азиатца силен постоянный страх за свою собственность, за свою жизнь даже, и с какими проявлениями жестокости и коварства сжился, сдружился, сроднился он с младенческих лет под угнетательной политикой своих среднеазийских правителей, приведу в пример одно происшествие, которое, случись оно с русским или с каким-нибудь другим европейцем, не имело бы никакого значения, а привыкшего к насилиям хивинца оно повергло в совершенное отчаяние. Collapse )

Врщ1

На верблюдах. 9

Н. Уралов. На верблюдах. Воспоминания из жизни в Средней Азии. — СПб., 1897.

Другие части: [1], [2], [3], [4], [5], [6], [7], [8], [9], [10].

Ко мне подъехал верхом на осле какой–то чрезвычайно курьезный индивидуум. Представьте себе двухаршинного толстенького человечка с огромнейшей головой, обмотанной раз тридцать в белую ткань (чалма). Этот головной убор воочию доказывал, что прибывший был мулла, а стало быть — ученый человек. Collapse ) Мы познакомились и разговорились; мулла довольно сносно изъяснялся по–русски, хотя и выговаривал вместо «верблюд» — «берблюд», вместо «вера» — «бера» и проч. Желая сразу изумить меня своего ученостью, он, после первых же приветственных фраз, обратился ко мне с такой речью: «Душа человеческая, подобно ушам слона, находится в вечном движении, дай же покой хоть телу, не изнуряй его, отдохни между нами, дай время душе скрыться в свою оболочку, подобно черепахе, скрывающейся при виде опасности под защиту своей крепкой коры, и успокоиться внутренним созерцанием». Collapse )


Бронислав Залесский. Офорт из "La vie des Steppes Kirghizes" (1865)

— Какая у тебя хорошенькая жена, тамыр! — обратился я к своему хозяину, — смотреть на нее просто любо!

Отпустив такой комплимент, я, однако, тотчас же спохватился, боясь, что он не понравится и даже еще, пожалуй, наведет старика на разные ревнивые подозрения, но, к удивлению моему, он самодовольно погладил свою бороду и ответил мне известной киргизской поговоркой: «Когда женишься, то бери красивую женщину, так как, если она и окажется лишенною всех душевных качеств, то красота все–таки останется». Collapse )

Врщ1

По русским селениям Сыр-Дарьинской области (7)

И. И. Гейер. По русским селениям Сыр-Дарьинской области. (Письма с дороги). Т. I. Чимкентский уезд. — Ташкент, 1893. Предыдущие части: [1], [2], [3], [4], [5], [6], [7], [8], [9], [10].

Collapse ) Чаща древесных насаждений на улице невольно рождает вопрос: к чему антоновцы так старательно прячутся с своими избами от проезжающих, и так как хохлацкая хата выбеленными стенами, незатейливою живописью вокруг оконных косяков и соломенною стрехою всегда радует русское сердце, то даже досадной становится излишняя скромность обитателей этого селения. Однако при ближайшем знакомстве с местного жизнью оказывается, что и для самих крестьян густые уличные насаждения нежелательны и делают они их поневоле — с исключительною целью защитить крыши изб и надворных построек от сильных порывов ветра, бушующего здесь осенью и зимою.

— Пока не обсадили хат, — говорят крестьяне, — каждый год приходилось раза по два перекрывать избы. Теперь только избавились от лишней работы. А вот поедете в селение Высокое — там крестьяне до сих пор маются с крышами и будут маяться, покуда не поднимутся тополя.

Бабам особенно неприятны эти густые насаждения: они мешают их праздничным сборищам на завалинках у соседок, и они в резких выражениях отмечают это тяжелое для них лишение.

— Що ж, што тут хлiб роде гарно, а жить тут скушно: нима нi церкви, нi призьбы [завалинка]. Дома, було, у недiлю пiдешь до сусiдiв на призьби посидить або в головi пошукать [«искать в голове» (вшей, конечно) — это услуга, которую охотно оказывают хохлушки друг другу в часы досугов], а тут и пiдти нiкуда! Ходишь по улицi — и присiсты нiде!


  
Б. В. Смирнов. Переселенка с Украины. Старик переселенец из Украины

Такое легкомыслие «прекрасных половин» шокирует серьезных мужиков, и они пытаются укротить словоохотливость баб, но те, расхрабрившись и чувствуя, что их слушают с интересом, выбалтывают, между прочим, и тайные думы своих супругов. Collapse )

TurkOff

Чимкент: праздники и будни

А. К. Гейнс. Дневник 1866 года. Путешествие в Туркестан.

Предыдущий отрывок (Чимкент)

Collapse ) Кому из бывших в Средней Азии не приходилось видеть туземное семейство, возвращающееся из ближнего города или с полей: впереди, согнутая под навьюченною на нее тяжелою ношею, идет женщина с прицепившимися к ее платью детьми, а сзади, верхом на любимой ослице, преспокойно едет ее муж, точно погоняя перед собою стадо животных. Collapse ) Вместо наслаждений семейною жизнью, многоженство и неограниченная власть мужа над женой должны были привести к семейным несчастьям, отсутствию семейного покоя и невозможности находить отдохновение и покой дома. Collapse ) Оттого все удовольствия сартов именно вне семейного круга и идут вразрез с естественным стремлением мужчины к женщине. Collapse ) И вот сарт, с закатом солнца, отправляется на праздник, где танцуют «бачи». Единственное развлечение сарта до того характеристично, что его мы опишем подробнее несколько ниже.


Общественная жизнь среднеазиатцев. Пляска бачей-мальчиков (базм)

Collapse )

У среднеазиатца нет такой семьи, которая делала бы его человеком, хотя на то время, когда он возвратится домой, покончивши свои дневные хлопоты. Collapse ) Если среднеазиатцев предоставить себе, они сейчас же создадут деспота, который, действуя в духе корана, шариата и общественного понимания, начнет опустошать соседние владения, затем, во славу Аллаха войны, ежедневно станет вешать на базарной площади всех несоблюдающих коран и рубить головы начальникам, не оправдавшим его надежды. Трупы последних будут несколько дней валяться на базарной площади, а рядом с ними, на высоких шестах, выставятся, на радость толпе и во славу хана, головы пленных «кяфиров» и бунтовщиков. Collapse )