Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Tatarin

Из прошлого татар Семиречья (2/2)

Фатинат Мухамедиева. Воспоминания. Из прошлого татар Семиречья // Вестник Евразии, 1995, № 1.

НАЧАЛО

Кульджа


Collapse ) У казахов земля была в основном в горах. Пахотные земли были у русских переселенцев и казаков, а татары, поселившиеся в Туркестанском крае после русского завоевания, не имели права, как и евреи, приобретать землю и вообще недвижимость. Поэтому отец наш землю арендовал у священника Владимира Дмитриевского. Пахал, сеял отец сам (конечно, были и наемные работники). Когда начиналась уборка, молотьба, на поля приезжал отец Владимир. По рассказу мамы, он заплетал свои длинные волосы в косу и работал наравне с остальными. Мама его поила чаем. У нас всегда были сливочное масло, голландский сыр. Любил он кумыс. Однажды отец Владимир говорил работнику: «Я на вашу хозяйку обижен, в казане варилась конская колбаса — казы, так приятно пахло, а она меня не угостила». А мама думала, что он как христианин не будет есть конину. После этого случая всегда предлагала ему казы. Collapse )

Tatarin

Из прошлого татар Семиречья (1/2)

Фатинат Мухамедиева. Воспоминания. Из прошлого татар Семиречья // Вестник Евразии, 1995, № 1.

ОКОНЧАНИЕ

Г. Копал Семиреченской области. Начало XX в.


Collapse ) За время учебы сыновей в Стамбуле отец еще раз совершил хадж, чтобы повидать их как по пути в Мекку, так и по возвращении. На этот раз он отправился на средства старого казаха по имени Былчик (в качестве его уполномоченного). В те времена поездка в Мекку и Медину занимала очень много времени (почти целый год): из Капала до Семипалатинска целую неделю на лошадях, а там до Омска на пароходе, далее поездом до Оренбурга, потом в Феодосию. Оттуда пароходом до Стамбула, а далее на разных видах транспорта в Мекку и затем уже на верблюдах — в Медину. Знание тюркских языков (казахского, узбекского, турецкого), а также русского и арабского придавали нашему отцу уверенность в себе, и он чувствовал себя гидом.

Во время первой поездки в Мекку у паломников перед Стамбулом кончился насвай — особо приготовленный табак, который держат под языком. Все они повязали голову полотенцами и улеглись. Отец спросил, что с ними. Те отвечали: нездоровится. Отец, догадавшись в чем дело, съездил на стамбульский рынок, купил два фунта насвая и отдал его молодому будущему хаджи, предложив распределить между всеми «больными», а сам отправился навестить своих сыновей. Когда же вечером он вернулся на пароход, слышит: смех, веселье — «больные» ожили. Collapse )

Врщ1

Тифлис азиатский (4/4)

Е. Л. Марков. Очерки Кавказа: Картины кавказской жизни, природы и истории. — СПб.; М., 1887.

Часть 1. Часть 2. Часть 3.

Здание Тифлисской гимназии. Возведено в 1825—1831 гг.
Уничтожено во время гражданской войны 1991—1993 гг.
Восстановлено на средства Правительства Москвы



Collapse ) Донесение генерала Цицианова императору Александру I-му достаточно свидетельствует о полнейшем невежестве, в котором начало русского владычества застало Грузию. Даже судопроизводство происходило словесно, почти без всякого письма, и редкий из князей знал правила своего родного языка. Так что Цицианов хлопотал прежде всего «о введении в Грузии первых лучей просвещения, буде не вообще народного, то хотя здешнего дворянства».

По свидетельству одного из старожилов Тифлиса, генерала Мамацева, у которого мы заимствовали некоторые сведения по этому предмету, когда русские пришли в опустошенный Тифлис, «в крае не было нигде никаких школ».

Первое училище, основанное русскими еще в 1802 г., Тифлисское благородное училище для грузинского благородного юношества, — разбежалось почти сейчас же после своего открытия, так что кн. Цицианов, приехав в Тифлис в 1803 г., не нашел ни учителей, ни учеников, ни самого училища. Пришлось создавать его вновь, но ужас воинственного грузинского юношества перед просвещением Европы и полное равнодушие к нему невежественных отцов — не давали ходу и новому заведению; приходилось заманивать в него наградами и подарками и смотреть спустя рукава на лень и бесчинства разного рода. Collapse )

GorSor

По Внутренней орде и Астраханской губернии. III. Астрахань (2/2)

А. Терещенко. Астрахань // Москвитянин, 1854, т. 1, № 3/4.

I. Внутренняя Киргиз-Кайсацкая орда.
II. Улус Хошотский, или Хошоутовский.
III. Астрахань. Часть 1. Часть 2.

Астрахань. Спасо-Преображенский монастырь. 1856


Collapse ) Упадок торговли заметно чувствителен; доказательством этому могут служить многие обветшалые и опустевшие здания и караван-сараи, в коих безжизненность и безлюдность поселилась навсегда. Обширный двор Индейский, который некогда славился денежными оборотами и многолюдством промышленников, теперь исчез [остается еще для воспоминания здание Индейского двора, с обширной его окружностию], и из множества индейцев осталось восемь и один дряхлый старик, выходящий по временам на свет, чтобы своею тенью напоминать торговцам о прежних отношениях к братии его, уже забытой!

Collapse ) Некоторые домы на Варвациевской набережной красуются и могли бы занять место в столице; лодки, плывущие по каналу, снуют беспрерывно в несколько рядов, с плодами, зеленью и съестными припасами, привозимыми из деревень; они останавливаются на правой стороне Полицейского моста и напоминают собою венецианский базар. Здесь сходбище народу азиатского и европейского; говор и язык звучит то гортанный (калмыцкий), то дыхательный (персидский и татарский), то как бы охриплый (армянский), а между ними свободный русский. По правую сторону Варвациевского канала расположена Татарская часть, а в смежности с нею Армянская, в коих обитают жители их имени. Постройки татарские деревянные, но внутренность их жилья очень-очень грязная; пред их домами и на улице валяются куски овчин, лохмотья, кости, мусор, и разносится запах удушливый. Постройки армянские частию деревянные, а частию каменные, и прекрасные; войдя в их жилье, изумляешься опрятности и меблировке. Везде вкус и даже изысканность, ибо армяне здешние суть главнейшие богачи. По ловкому приобретению денег и способу добывания, называют армян жидами. Collapse )

Tatarin

Семиречье и Кульджа (татарские мемуары). 8. Кульджа

Г. Ш. Кармышева. К истории татарской интеллигенции (1890—1930-е годы). Мемуары / Пер. с татарского Ф. Х. Мухамедиевой, составитель Б. Х. Кармышева. — М., 2004.

1. Джаркент, Верный, 2. Верный, 3. Верный, 4. Гавриловка, Копал, Попутный, 5. Кульджа, 6. Кульджа, 7. Кульджа.

Конвоирование почты в Кульджу. П. А. Старков, 1891


Примерно в 1898 году в Кульджу вошел русский казачий полк. Китайские городские власти встречали его в саду Юнусхана. Горожане встречали их хлебом и солью. Ехали казаки по улице Тугры купер, затем завернули в наш переулок и направились в консульский парк. На каких лошадях они ехали! Вот это политика! Все солидно, представительно. В трех местах играла музыка. Блестят несколько пушек, дымят походные кухни!

В тот день была пятница, как раз время молитвы. А в мечети находились только имам и муэдзин Идрис-хаджи. Прихожане пошли смотреть церемонию встречи русского войска. По соседству с нами жил парень Габдельхамид, слабый, высохший от употребления опиума, еле-еле шагал по дому. Когда услыхал русскую музыку, побежал по нашей ограде и перепрыгнул через высокий забор на улицу. Посмотрев на него, наш Ханака сказал маме: «Видишь, каков умирающий Габдельхамид? Музыка прибавила ему силы». Нет-нет да повторял он эти слова.

Collapse )
Врщ1

Путевые заметки омского епархиального наблюдателя церковно-приходских школ (2/2)

Д. Садовский, священник. Путевые заметки омского епархиального наблюдателя церковно-приходских школ во время поездки по школам Омской епархии с 28-го сентября по 5-е ноября 1907 года // Омские епархиальные ведомости, 1908, № 1–3.

НАЧАЛО

Семипалатинск, близ Александро-Невской церкви.
Учащиеся на манифестации (?) (http://vsemee.kz)



Collapse ) А не слыхали, Дума соберется теперь? — спросил ямщик, делая ударение на последнем слоге.

— Наверное, соберется, — сказал я. — Ведь у вас, чай, в волости уже были выборы.

— Как же, были, были.

— Чьего выбрали: из вашей деревни или из другой?

— Нет, из другой.

— А почему не из вашей? Или у вас хороших людей нет?

— Как не быть, есть хорошие люди и у нас. Но только, я думаю, хороший человек туда и не пойдет. Возьмите теперь хоть выборы в сельские старосты или в десятники, кому охота идти?

— Да, — ответил я, — но ведь большая разница: быть членом Государственной Думы или быть сельским старостой или десятником.

— А там и вовсе повесят, — сказал мой собеседник. — Своя жизнь никому не надоела, — заключил он.

Столь ужасное и превратное представление существует среди деревенского люда относительно нашей только что народившейся Государственной Думы. Collapse )

Врщ1

Путевые заметки омского епархиального наблюдателя церковно-приходских школ (1/2)

Д. Садовский, священник. Путевые заметки омского епархиального наблюдателя церковно-приходских школ во время поездки по школам Омской епархии с 28-го сентября по 5-е ноября 1907 года // Омские епархиальные ведомости, 1908, № 1–3.

ОКОНЧАНИЕ



Целью моей поездки на этот раз было ознакомиться с состоянием церковно-приходских школ наиболее отдаленных, лежащих в селениях по ту сторону гор. Семипалатинска. Так как на всем огромном расстоянии от гор. Омска до г. Семипалатинска, на расстоянии приблизительно 300 верст, имеется только две школы, то я и решил проехать от Омска прямо в Семипалатинск, воспользовавшись для этого водным сообщением по р. Иртышу.

Collapse ) Иногда в зале, за чаем или за обедом, заводились общие разговоры на политические темы, но они как-то плохо вязались. Одни, движимые чувством ложного стыда, стеснялись открыто высказывать свои взгляды. Другие, уступая моде, хотели казаться либеральными и повторяли избитые фразы, бросая негодование по адресу какой-то воображаемой «черной сотни». Искренними либералами были два еврея, но и они соблюдали осторожность и, не встречая дружной и искренней поддержки своему либерализму, с первых же слов замолкали. Из помещения третьего класса, наполненного переселенцами и рабочим людом, раздавались звуки залихватских русских песен. Там люди, видимо, меньше скучали, нежели обитатели первого и второго классов. Один угол палубы занят был киргизами. Collapse )

На всякого свежего человека Семипалатинск производит какое-то гнетущее впечатление. Видны вершины вздымающихся над домами татарских минаретов. Чувствуется, что как будто погружаешься в глубь азиатской восточной дикости и мглы, так, что жутко становится на сердце. Когда вы сойдете с парохода, вас обступает тотчас же азиатская публика — татары и киргизы, предлагая свои услуги. Они же почти исключительно являются и извозчиками. По улицам города тоже чаще встречаются татарские бешметы, киргизские малахаи и тибитейки. Среди этой толпы азиатов совершенно теряется и чиновничья кокарда, пользующаяся здесь, по-видимому, еще большим уважением, и модное пальто местного буржуя, и легкомысленная фуражка праздношатающихся доморощенных или пришлых всякого рода искателей приключений: авантюристов, социалистов и всяких расплодившихся ныне «истов». Collapse )

Drv

Три рассказа о пери

Демонологические рассказы киргизов, собранные и переведенные М. Миропиевым // Известия Императорского Русского географического общества по отделению этнографии. Том X, выпуск 3. 1888.

Пери

В городе Хиве был один отшельник (суфи), по имени Абдуррахман. Построив на свои деньги медресе, он обучал в нем мусульманских сирот. Однажды к Абдуррахману прибыли, сидя на арбе, три муллы; поклонившись ему, они сказали: «Ахун, вас зовет к себе наш царь, пойдемте». В то время, когда Абдуррахман стоял, не зная что отвечать, муллы подсадили его на арбу и отправились. Чрез несколько времени они увидали вдали трех русских; увидавши их, пери оставили Абдуррахмана на арбе и сказали: «Вот в этом месте мы совершим омовение и сотворим молитву; а ты посиди тут».

Увидя русских, пери убежали, потому что они очень боятся русских. В том месте, где есть дух русского, пери не могут находиться. Поэтому киргизские женщины, чтобы избавиться от пери, носят при себе волосы русских.

Collapse )
Врщ1

В стране фонтанов и колпаков (2/5)

С. Н. Терпигорев. В стране фонтанов и колпаков // Сергей Атава (С. Н. Терпигорев). Дорожные очерки. — СПб., 1897.

Часть 1. Часть 2. Часть 3. Часть 4. Часть 5.

Баку. Гостиница «Европа»


II. Первые шаги и первые впечатления

Поражает в Баку, прежде всего, вид домов. Когда я, со ступенек вокзала, первый раз увидал город, мне показалось, что тут был пожар и еще не успели отстроиться: все дома без крыш, в нашем смысле, как привык наш глаз к этому: конечно, крыши есть, но они не видны, потому что плоские и даже несколько углублены внутрь стен. Потом, эти бесконечные каменные заборы — точно стены начатого и не достроенного еще здания. Камень — из кирпича в Баку нет, кажется, ни одного дома, — из которого здесь построены все дома, такого же точно цвета — грязно-желто-серого, как и пустынные окрестности Баку, и пыль, покрывающая здесь решительно все, начиная от вас самих, все на улице и все даже внутри запертой комнаты с запертыми окнами. Такой всюду проникающей, делающей почти невозможным дыхание пыли, кажется, нигде в мире нет. Вы чувствуете себя с утра до ночи покрытым этой пылью: ею связаны у вас руки, лицо, вы чувствуете ее на языке даже. Во время ветра, а он дует три дня в неделю уж обязательно, все извозчики ездят не иначе, как с завязанными ртами. Ее нет силы выносить, и не выносят ее даже туземцы, привыкшие к ней с детства.

— Что же это такое? — почти испугался я, входя в номер гостиницы, куда привез меня извозчик-персиянин, заверявший, что это лучшая во всем городе.

— Что такое? — не менее удивленно посмотрел на меня хозяин, жирный армянин, каких сколько угодно в персидских магазинах у Казанского моста, на Невском.

Collapse )
Врщ1

Нравы Нижегородской ярмарки (1/3)

В. П. Безобразов. Очерки Нижегородской ярмарки. — М., 1865.

Другие отрывки: «Наш хлопок», Торжище Востока, Нравы Нижегородской ярмарки (1), Нравы Нижегородской ярмарки (2), Нравы Нижегородской ярмарки (3).

Нижний Новгород. Посещение Е. В. герцогом Эдинбургским
железного ряда ярмарки. С фотографии М. Настюкова. 1875


В понятиях массы некоммерческой публики Нижегородская ярмарка нередко представляется единственно как место гулянья и кутежа; по крайней мере, в разговорах публики о Макарье обыкновенно преобладают рассказы о скандалах и куриозах купеческого разгула, как будто в этом разгуле заключается главный умственный и нравственный, или, как ныне выражаются, социальный интерес этого великого сходбища русских людей. Журнальная литература ярмарки, когда не касается известий о коммерческих оборотах ярмарки, — также почти исключительно вращается около увеселительных ее заведений. Немудрено, что в воображении значительной части некоммерческой публики средоточием всего интереса Макарьевского торга сделалось знаменитое село Кунавино. Между тем эта кунавинская точка зрения на ярмарку, даже в самом тесном смысле ярмарочного разгула, оказывается ныне совершению неверною, ибо даже в специальной истории развращения нравов на Нижегородской ярмарке иные ее области далеко опередили Кунавино. Collapse )