Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Врщ1

Пасха в Ташкенте (1907 г.)

Пасха в Ташкенте // Туркестанские епархиальные ведомости. 1907, № 11.


Collapse ) Вот этот-то возглас, оскорбительный для русского христианского чувства, свидетельствует, что вера и религиозность в православном рабочем народе падает и что на место религиозности в сердцах у многих рабочих развивается полное безбожие, которое они не скрывают и иногда выражают самым дерзким и кощунственным образом. Это особенно наблюдали в настоящую Пасху некоторые приходские священники города Ташкента, которым приходилось по древнерусскому обычаю ездить по городу по приглашению своих прихожан. Так, напр., едет священник с диаконом по улице, а встречающиеся на пути рабочие известного настроения вслух нарочито громко восклицают: «Проклятые попы!», «Поехало аллилуйя!» (один из таковых с нахальной развязностью еще прибавил: «Я ведь этого попа знаю, потому что учился у него в школе»), или: «Ишь ты, разъезжают, обирая народ»… При этом некоторые не стесняются прибавлять к своим замечаниям и площадную непечатную брань… Тяжелое и грустное время!..

Что особенно печально, в числе позволяющих себе такие возгласы и брань встречаются зачастую молодые парни — будущие граждане обновляемой России, которые «развились» под влиянием старших, на бывших митингах с их революционными прокламациями, а также на дешевых (10—20 коп.) брошюрках, трактующих о революции, социальном устройстве России и новых изложениях современного безбожия в разных его видах. Collapse )

TurkOff2

Капитан Барбоскин (4/4)

Н. Саларский. Капитан Барбоскин. (Рассказ) // Русское богатство: ежемесячный литературный и научный журнал. 1902, № 2, 3.

Часть 1. Часть 2. Часть 3.



XIII

На следующий день, в канун смотра, занятий, по установившимся традициям, в батальоне не производилось: надо было дать людям почиститься, помыться, «подрепетить» наставление, а пожалуй, и немного отдохнуть.

Collapse )
TurkOff2

Капитан Барбоскин (2/4)

Н. Саларский. Капитан Барбоскин. (Рассказ) // Русское богатство: ежемесячный литературный и научный журнал. 1902, № 2, 3.

Часть 1. Часть 2. Часть 3. Часть 4.



VI

Барбоскин проснулся около 11 часов в том прескверном состоянии, которое составляет муку «выпивающих». Он не мог смотреть ни на еду, ни на питье, руки сильно дрожали, глаза плохо видели: ни один предмет не мог долго удержаться в поле зрения; скверный озноб пробегал по его телу, усиливая дрожь. Внутри и жгло, и мутило. Голова сильно болела («Надо полагать, от красного», — подумал капитан) и все мешалось в памяти. Вчерашнее представлялось чем-то диким и невероятным.

Collapse )
GorSor

Одного за книги сожгли

Е. С. Кайдалов. Караван-записки во время похода в Бухарию российского каравана под воинским прикрытием в 1824 и 1825 годах, веденные начальником оного каравана над купечеством Евграфом Кайдаловым. Часть III. 1825 год. — M., 1828.


«Ты пишешь — и тем наводишь вредные облака»


Collapse )

Кончивши сие, я встал и хотел сходить с горы, как вдруг увидел киргизца в недальнем от себя расстоянии.

Он замечал мое занятие, и тотчас спросил меня:

— Что делал?

— Писал, — отвечал я.

— Как! — возразил он мне и продолжал с укоризною: — Если б ты знал Бога, то сказал бы я, что не боишься его, делая зло людям, которые тебе, кроме добра, ничего не сделали.

По таким словам хотя почел я его за сумасшедшего, однако спросил:

— Что же сделал я для них вредного?

Как же ты пишешь и чрез то наводишь вредные облака, причиняющие смерть скоту нашему! Разве ты не знаешь, сколько в бытность вашу у нас его перемерло? Давно бы вас сжечь следовало!

Collapse )
GorSor

Капал-Арасан: от Галдан-Церена до Густава Гасфорта

Н. А. Абрамов. Арасанские минеральные ключи в Семипалатинской области // Вестник Императорского Русского географического общества. Ч. 23. 1858.


«Курорт был основан в 1847 году, а в советское время являлся одним из пяти санаториев в Казахстане, которые имели статус всесоюзного значения. Здесь в разное время отдыхали Чокан Валиханов, Ильяс Жансугуров, Петр Семенов-Тян-Шанский и Динмухамед Кунаев»


Вообще, под именем Арасана в Сибири, на тех местах, где кочевали племена монгольские и дчунгары, известны источники теплых и горячих минеральных вод. Слово Арасан монгольское или дчунгарское и по переводу одних значит теплые, а других — святые или священные воды. В пределах Семипалатинской области и около их находится несколько таких ключей. Привожу здесь несколько сведений о них, и подробнее об Арасане, виденном мною в мае сего 1857 года близ пикета Арасанского.

Collapse )

И при этих Арасанских минеральных ключах вступившее в сей край наше войско видело несколько вырезанных на каменных досках ламайских бурханов, с монгольскими или джунгарскими надписями. В числе их была доска с искусно вырезанною женщиною в дчунгарском наряде. На голове ее вырезан полукругом венец, как на христианских иконах; руки ее, приложенные к оконечности груди, держали вазу с отчетливо вырезанным растением с цветами и плодами. Близкочующие там киргизы, на урочищах Копалу и Баян-Дчуруке, сказывали, что она изображала жену некоего дчунгарского хана, по болезни своей не имевшую деторождения, и чрез принимание находящихся там арасанских минеральных вод получила его. Хан поставил бурханов, и в числе их сказанное изображение жены своей [Не жена ли это хана Галдана, упоминаемая в вышеприведенных записках Путинцова, пользовавшаяся и здешними минеральными водами?]. Воды эти, по сказанию киргизов, были в большем уважении у древних народов и дчунгаров. Сюда стекалось множество людей из разных мест.

Collapse )
Val

Воспоминания о Киргизской степи (1/4)

Ф. Ц.   Воспоминания о Киргизской степи // Лучи: журнал для девиц, издаваемый Александрою Ишимовою. 1854, т. 9, № 1, 2.

Часть 1. Часть 2. Часть 3. Часть 4.




Исполняя желание ваше, добрый друг мой, пишу вам воспоминания поездки моей в 1851 году в Киргизскую степь на серные воды, которые нам, русским, еще мало известны, но которые более 200 лет уважаются кочующей ордой по своей целительности и называются Арасан, т. е. святой ключ.

Желал бы я владеть пером так, чтобы уметь передать вам все красоты этой степи, все впечатления мои там и те чувства благодарности к Творцу, которые возбуждаются в сердце человека посреди величия и безмолвия пустыни! Но напрасно желание мое: перо мое не пишет так, как бы я хотел!

Начну же рассказ мой просто, припоминая все случившееся со мною во время этого путешествия по дневнику, который я вел тогда. Служа в О*, я любил в свободное время развлекаться охотой, и благодаря этой забаве захворал однажды зимой сильным ревматизмом, который продержал меня шесть месяцев в постели. В мае я едва начинал двигаться и собирался уже для поправления здоровья ехать в родную Украйну, как один из докторов О*-ских посоветовал мне съездить прежде полечиться на серные воды, находящиеся на границах Средней и Большой орд, близ новой крепости нашей Капал, воздвигнутой за два года перед тем у подошвы Алатавских гор, на рубеже Большой орды, находящейся в подданстве России. Это место в соседстве китайских, ташкентских и кокандских владений, с которыми орда имела столкновения то торговые и миролюбивые, то неприязненные, известные под названием баранты, т. е. угона скота и грабежа. Как скоро заселилась новая крепость 300-ми казачьих семейств, орда стала спокойнее и перестала ссориться с соседями.

Collapse )
GorSor

Возвращение в Россию. Зайсанский пост (Учено-торговая экспедиция в Китай 1874-1875 гг.)

П. Я. Пясецкий. Путешествие по Китаю в 1874—1875 гг. (через Сибирь, Монголию, Восточный, Средний и Северо-Западный Китай). Том II. — СПб., 1880.

Предыдущие отрывки: Кяхта и Маймичен, Урга, Встреча с хутухтой, Хами.


А. Э. Боярский. На пути из Гучэна в Зайсан. 1875


Вот вдали показался аул и близь него огромное стадо баранов. Подъезжаем, и из двора одного домика к нам навстречу выходят один за другим новые люди, в новых костюмах, — ситцевых ватных халатах и ситцевых опушенных мехом конических шапках (малахай), — это киргизы, наши земляки. Они подходят к каждому из нас по очереди и с каждым здороваются за руку, хотя и молча, потому что по-русски не говорят…

Россия!.. Россия!.. Родина!.. Хотя и не говорящие по-русски люди, но и они родные и принимают нас как родных людей.

Collapse )
GorSor

Маньчжоу-го (1936)

GorSor

Город Хами. Часть 2 (Учено-торговая экспедиция в Китай 1874-1875 гг.)

П. Я. Пясецкий. Путешествие по Китаю в 1874—1875 гг. (через Сибирь, Монголию, Восточный, Средний и Северо-Западный Китай). Том II. — СПб., 1880.

НАЧАЛО


А. Э. Боярский. Хами. Минарет и руины мечети, разрушенной во время восстания. 1875


Самым же интересным для меня явился мусульманский город — своею оригинальностью или, собственно говоря, своим отличием от китайских городов, уж порядочно наскучивших мне своим однообразием. Здесь же все иное — и дома, и храмы, и кладбища, и люди с их типом и костюмами; поэтому я почти каждый день из проведенной в Хами недели ездил в таранчинский город и, бродя по его теперь почти пустым улицам, среди наводящих грусть развалин, немало сожалел о том, что мне не довелось увидать его в цветущую пору, когда жители его были богаты и жили в довольстве — жили, по словам одного здешнего старика, «все как короли».

Collapse )
GorSor

Город Хами. Часть 1 (Учено-торговая экспедиция в Китай 1874-1875 гг.)

П. Я. Пясецкий. Путешествие по Китаю в 1874—1875 гг. (через Сибирь, Монголию, Восточный, Средний и Северо-Западный Китай). Том II. — СПб., 1880.

Другие отрывки: Кяхта и Маймичен, Урга, Встреча с хутухтой, Хами, Хами (продолжение), Возвращение в Россию. Зайсанский пост.


Хами. Мусульманский город (с рисунка П. Я. Пясецкого)


23 августа

Сегодня наконец приезжаем в Хами. <…> Тронулись в путь, и теперь дорога шла не по битому, как щебень, камню и не по пескам, а лугами с густой и высокой травой; и воздух был иной, — в нем слышался запах, напомнивший мне наши поля; и теперь, с приближением к родине, всякое воспоминание о ней становилось еще отраднее…

Проехали верст десять, и в стороне показались развалины одного селения (Хуан-Лу-Ган), потом верст через пять другого (И-Ко-Шоу); и теперь и их приятно было видеть, хотя это были одни развалины; около них, однако, бродили лошади, скрытые по самый живот в густой траве; близь селений росли деревья (тополь, джигда, ива). Вероятно, обгорев во время общего пожара, они были срублены; но от срубленных стволов пошли молодые, роскошные зеленые побеги, полные свежести и сил… Жизнь опять творит, а люди со временем опять все уничтожат.

Collapse )